Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Дело Хашогги: оппозиционный журналист, который делал политику — интервью

США готовятся к тому, чтобы записать Саудовскую Аравию — своего ближайшего союзника на Ближнем Востоке, в список стран — «врагов демократии», по соседству с Россией, Ираном и КНДР. Поводом стало убийство журналиста саудовского происхождения Джамала Хашогги, сотрудничавшего с ведущими американскими изданиями. Вашингтон готовится к введению санкций против представителей саудовского правительства и членов семьи Аль-Сауд. «Эти наказания не будут последним словом США по данному вопросу. Мистера Хашогги заставили замолчать. США не терпят таких бесчеловечных действий от кого-либо», — заявил ранее госсекретарь США Майк Помпео.

Центральное разведывательное управление США начало расследование смерти Хашогги. В начале этой недели Турцию посетила директор ЦРУ Джина Хаспел.

13 октября Хашогги должно было исполниться 60 лет. Свой юбилей он желал отметить свадьбой с турчанкой Хадиджей Дженгиз и романтическим свадебным путешествием. С этой целью мистер Хашогги и будущая миссис Хашогги отправились 2 октября в саудовское генконсульство в Стамбуле. Хашогги оставил молодую возлюбленную у ворот консульства и больше не вернулся…

Последние минуты жизни журналиста — единственное, что более-менее достоверно доносят до своей аудитории СМИ США. Более ранняя биография Хашогги тонет во мраке приключений и тайн.

Who are You, Mr Khashoggi — вопрос, который беспокоит критично настроенную аудиторию. О том, кем был Хашогги, EADaily рассказывает арабист Григорий Косач, профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ.

Фигура 59-летнего Хашогги покрыта мраком тайн и интриг. В социальных сетях есть фото, где совсем молодой Хашогги находится в лагере моджахедов в Афганистане, в обществе Усамы бен Ладена. Впечатление такое: жизнь Хашогги и его семьи — сплошной детектив, но стопроцентных доказательств этого «детектива» никто предоставить не мог. А кто такой в самом деле Джамал Хашогги?

Не думаю, что стоит говорить о «тайнах и интригах» в связи с Хашогги, доверяя конспирологическим штампам. Его жизнь, всего лишь, определялась обстоятельствами и условиями развития Саудовской Аравии в определенное время ее эволюции.

Семья Хашогги турецкого происхождения. Хиджаз времени до Первой мировой войны был частью Османской империи, а немалое число паломников (и не только турецких) к «святым местам» оседало там, вливаясь в хиджазское, а затем в саудовское общество. Да, эта семья богата, сделав свое состояние на торговле оружием, Джамал Хашогги — двоюродный брат миллиардера Аднана Хашогги, замешанного в деле «Иран-Контрас» 1988 года. Да, семья Хашогги была приближена к «королю-основателю» Ибн Сауду — отец Аднана был личным врачом создателя современного саудовского государства. Однако карьера Джамала определялась его службой в руководимом принцем Турки аль-Фейсалом Управлении общей разведки. Отношения Хашогги с принцем Турки сохранялись и тогда, когда этот влиятельный представитель саудовской политической элиты возглавлял посольства своей страны в Лондоне и Вашингтоне, а Джамал был его советником.

Да, Джамал Хашогги был военным корреспондентом в Афганистане, где он сделал несколько интервью с Усамой бен Ладеном, последнее из них было записано в 1995 г. уже в Судане. Но он лишь следовал общему направлению саудовской политики тех лет. Так, события 1979 года, когда группа террористов захватила Запретную мечеть в Мекке, поменяли внутриполитический курс саудовского истеблишмента. Ликвидируя последствия этой акции, высшие слои Королевства «возрождали религиозные ценности». Движение «Ас-Сахва» с благословения власти набирало силу, а его наиболее рьяных и последовательных сторонников «выдавливали» за пределы страны.

Конечным пунктом этого «экспорта» становился Афганистан, против которого была «развязана безбожная русская агрессия», писали официальные саудовские издания тех лет. Они же продолжали: «Королевство Саудовская Аравия высоко подняло знамя джихада, оказывая моральную и материальную помощь и предоставляя своих сыновей сражающимся против агрессии братьям — мусульманам Афганистана».

Усама бен Ладен не был тогда в Эр-Рияде «персоной нон грата», он и сотни ему подобных становились моджахедами, распространяя свою деятельность не только на Афганистан, но и в дальнейшем на постсоветское (Таджикистан, Чечня, Дагестан) и постюгославское (Босния и Косово) геополитическое пространство. В Афганистане же Джамал был не только журналистом, он был и координатором распределения саудовских финансовых средств для последователей джихада.

В конце 1990-х гг. Хашогги занялся международной журналистикой, работая на саудовских и региональных телеканалах, среди них «Аль-Джазира» и «Дубай ТВ», периодически выступая и на MBC, CNN и BBC. Одновременно (но это обычная практика саудовских журналистов) он последовательно исполнял обязанности главного редактора влиятельных национальных изданий — газет Arab News (англоязычное издание Саудовской Аравии) и «Аль-Ватан».

Близость к ведущим представителям политического истеблишмента позволяла считать его едва ли не «транслятором» точек зрения власти по основным вопросам внутренней и внешней политики. Но если в сфере внутренней политики он создавал себе образ «либерала» (поборника прав женщин, ограничения полномочий «полиции нравов» и, в целом, корпуса религиозных деятелей), то в сфере внешней политики в 2000-е гг. — последовательного «сторонника жесткости». Это также вытекало из обстоятельств саудовской эволюции: «либерализм» стал моден в эпоху правления предшественника нынешнего монарха — короля Абдаллы ибн Абдул-Азиза аль-Сауда. Тогда же произошли события 11 сентября (теракты в США 2001 года — EADaily), положившие конец предшествовавшей практике поощрения «возрождения религиозных ценностей».

Впрочем, уже после прихода к власти короля Салмана Джамал Хашогги перешел на позиции «здорового консерватизма» — никаких «резких» потрясений в стране, ее политическое развитие должно быть «взвешенным» и «дозированным». Внешняя же политика Саудовской Аравии, как он не раз заявлял и писал (занимая, порой, более жесткую позицию, чем официальная линия истеблишмента), должна основываться на безусловном противостоянии Ирану и России и столь же безусловной поддержке всех групп антиасадовской сирийской оппозиции.

Был ли Джамал «диссидентом»? В этом приходится сомневаться, ибо его связи с истеблишментом были слишком сильны. Но он совершил ошибку, поставив на принца Мухаммеда бен Найефа (первоначально назначенного королем Салманом на пост наследного принца). В силу этого постигшая его опала (приведшая к эмиграции) была естественна и оправданна. Впрочем, он пытался «заигрывать» и с нынешним наследником престола — принцем Мухаммедом бин Салманом, но неудачно. Да и последний не терпит даже малейшей нелояльности по отношению к своей персоне!

Сейчас в Саудовской Аравии идут процессы по лидерам «Ас-Сахвы». Могла ли быть у Хашогги связь с сахвистами и какого рода?

Джамал Хашогги делал политику, и, как политик, он не мог не упускать «Ас-Сахва» из сферы своего внимания, даже тогда, когда изменился саудовский внутриполитический курс в отношении «возрождения религиозных ценностей». Более того, противостоя принцу Мухаммеду бин Салману, не раз заявлявшему о том, что в Саудовской Аравии более не будет «возвращения к исламу после 1979 года», Джамал должен был обращаться и к сторонникам этого движения. Во всяком случае, если бы саудовский истеблишмент захотел найти следы его связей с этими сторонниками (разумеется, тогда, как Хашогги был жив), то эти следы были бы найдены.

▼ читать продолжение новости ▼

Глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр на днях заявил в интервью Fox News, что по делу Хашогги задержаны 18 человек, их вина доказана и их ждет суровое наказание. Удивляют такие оперативные темпы саудовского следствия. Есть ли версии, кто мог быть задержан саудовскими спецслужбами по делу Хашогги?

Речь не идет только лишь о заявлении главы саудовского внешнеполитического ведомства, заявления такого рода делались и куда как более высокопоставленными представителями истеблишмента — королем и наследным принцем. Те, кого саудовская пресса (ежедневно сообщающая о ходе расследования) называет «замешанными в деле убийства») известны. Это сотрудников Управления общей разведки Королевства, находившиеся в Стамбуле в день, когда Джамал приходил в саудовское консульство.

Кроме того, король Салман отправил в отставку заместителя руководителя Управления и одного из своих личных советников. Речь идет о курируемом генеральной прокуратурой (по личному указанию правящего монарха) следствии в отношении не только возможных непосредственных исполнителях, но и об их высших руководителях. Как и о тесном взаимодействии, в этой связи, с турецкими следственными органами. Король едва ли не ежедневно проводит по этому поводу телефонные разговоры с лидерами ведущих стран — Дональдом Трампом, Терезой Мэй, Ангелой Меркель, Эммануэлем Макроном, Владимиром Путиным.

В свою очередь, Мухаммед бин Салман уже провел первой заседание комиссии по «реструктуризации» Управления общей разведки, созданной по специальному указу короля и действующей под руководством принца. Оба они встретились с сыном и братом Хашогги и выразили им свои «глубокие соболезнования», которые были «с благодарностью» приняты родственниками погибшего.

Темпы следствия действительно оперативны. Но они и не могут не быть такими, — имиджевые последствия случившегося для Саудовской Аравии слишком велики, как велики и возможные потери инвестиций в экономику и поставок вооружения для армии Королевства. Жесткое международное давление на Эр-Рияд заставило его пойти на такую оперативность.

В зарубежных материалах про Хашогги упоминается имя Дональда Трампа. Какие политические последствия для Ближнего Востока будет иметь вся эта история?

Победа Трампа на выборах вновь превратила отношения с Соединенными Штатами в стержневое направление саудовской внешней политики, изменив ситуацию, существовавшую в эпоху президентства Барака Обамы. Говоря о состоявшемся в мае 2017 г. визите Трампа в Эр-Рияд, саудовский министр иностранных дел Адель аль-Джубейр заявлял: «Президент стремится восстановить роль Америки в мире, и это приветствуют союзники Америки. Он желает разгромить ИГИЛ (террористическая группировка „Исламское государство“, ИГ или ДАИШ, запрещена в России — EADaily), того же желают и союзники Америки. Он стремится обуздать Иран, к этому стремятся региональные союзники Америки».

Итоги прошлогоднего визита Трампа в Эр-Рияд соответствовали саудовским ожиданиям — миллиардные оружейные сделки и декларация о совместном противостоянии «иранской угрозе и угрозе терроризма».

Однако дело Хашогги, когда в американском Конгрессе прозвучали голоса, призывавшие распространить положения «акта Магнитского» на саудовский истеблишмент, подвергло отношения с Соединенными Штатами серьезному испытанию. Эр-Рияд предпринял активные усилия, стремясь не допустить изменения позиции Трампа, не реагируя даже на его раздражавшие саудовское руководство высказывания. Отвечая в начале октября 2018 г. на вопросы корреспондентов Bloomberg, Мухаммед бин Салман говорил о саудовско-американских связях как «о хороших на 99%», добавляя «мне очень нравится работать с ним» и подчеркивая, что приход Трампа на пост президента изменил саудовскую «стратегию вооружения таким образом, чтобы получать более 60% оружия из США».

Речь, однако, идет не только об этом обстоятельстве. В Эр-Рияде считают, что благодаря Трампу Соединенные Штаты будут играть более активную роль в Сирии, как и смогут оказать значимое содействие решению вопроса палестино-израильского конфликта (несмотря на решение американского президента перенести посольство в Иерусалим). Сложившаяся ныне в связи с делом Хашогги ситуация заставляет саудовский истеблишмент (решающий собственные региональные задачи) защищать Трампа от нападок Конгресса, прежде всего, потому, с его точки зрения, сколько-либо кардинальные изменения в позиции президента и его уступки Конгрессу приведут к необратимым последствиям для всего Ближнего Востока.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на днях публично обвинил в смерти журналиста власти Саудовской Аравии. В турецкой газете Yeni Safak недавно был опубликован материал про Хашогги под заголовком «Мухаммед бин Салман должен быть свергнут, Мухаммед бин Зайед должен быть изгнан». Такие громкие заявления в прессе — это политический заказ на нейтрализацию режима молодого кронпринца? Если так, почему один саудовский журналист смог резко настроить Эрдогана против Эр-Рияда и впридачу против Абу-Даби?

В ответ на это заявление Эрдогана кронпринц Мухаммед на проходившем на днях в Эр-Рияде Международном инвестиционном форуме («Давос в пустыне») примирительно сказал: «Многие хотят использовать эти печальные события (дело Хашогги), чтобы испортить отношения между Королевством Саудовская Аравия и Турцией. Я хочу донести с этой трибуны для них послание: они не смогут этого сделать, пока есть король, которого зовут Салман наследный принц, которого зовут Мухаммед, и президент Турции, которого зовут Эрдоган».

Вопрос не в саудовском журналисте и наказании его убийц. Кого волнует вопрос о том, «был ли мальчик?». Да, и Эрдоган, борющийся за права человека в Саудовской Аравии и в Объединенных Арабских Эмиратах, вызывает лишь ироническую улыбку в свете того, что было совершено им в его собственной стране после неудачной попытки госпереворота в июле 2016 года.

Эрдоган — лидер партии (правящая в Турции Партия справедливости и развития — EADaily), близкой исламистскому движению «Братья-мусульмане» (запрещено в России), а это движение внесено в «чёрный список» Саудовской Аравии и ОАЭ в качестве террористической организации. Эрдоган безоговорочно выступил на стороне Катара в саудовско-эмиратско-катарском конфликте, направив Дохе значимую военную помощь и войска. Эрдогана ни в коей мере не устраивает саудовская моральная и материальная поддержка курдско-арабской оппозиции «на востоке от Евфрата» в Сирии. Собственно, он об этом и говорил, используя «случай Джамала Хашогги».

Кроме того, все тот же Эрдоган ищет пути к примирению с Соединенными Штатами, освобождая арестованного в Турции американского пастора. И он хочет (пусть и в свойственной ему манере) сказать Трампу, что он в качестве американского регионального союзника лучше, чем аравийские монархии. Мухаммед бин Салман же своим примирительным заявлением говорит Эрдогану, что единственный путь к нормализации отношений с США проходит через Эр-Рияд. Тем самым саудовский кронпринц оказывает услугу и Трампу, и противостоящему хозяину Белого дома американскому Конгрессу.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

382

Похожие новости
20 ноября 2018, 13:45
20 ноября 2018, 11:45
20 ноября 2018, 11:45
20 ноября 2018, 12:30
20 ноября 2018, 11:45
20 ноября 2018, 13:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
19 ноября 2018, 18:30
15 ноября 2018, 11:15
17 ноября 2018, 15:15
18 ноября 2018, 19:15
15 ноября 2018, 07:15
17 ноября 2018, 13:15
15 ноября 2018, 11:45

Интересное на сайте
05 марта 2012, 12:57
10 августа 2012, 16:11
27 июля 2012, 16:20
02 ноября 2011, 15:09
08 февраля 2010, 12:06
12 декабря 2012, 10:37
09 ноября 2012, 10:50