Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Деликатный вопрос» Гарегина Нжде. Часть первая: Нжде и Баграмян

Последние события в российско-армянских отношениях демонстрируют кризис культурной идентичности в расходящихся трактовках общего исторического прошлого. В центре внимания в последнее время оказалась личность Гарегина Тер-Арутюняна (1886−1955), более известного под партийным и литературным псевдонимом как «Нжде». Однако проблема возникла не сейчас, а накапливалась на протяжении последних двадцати лет.

Хронология событий. В июне 2016 года, т. е. еще за два года до переворота в Армении, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова прокомментировала тогдашнюю установку памятника-монумента Гарегину Ндже в центре Еревана в том смысле, что Москва удивлена установкой в армянской столице памятника одному из создателей «Армянского легиона» Вермахта генералу Гарегину Нжде. В ответ вице-спикер армянского парламента Эдуард Шармазанов заявил, что «Пытаться представить Гарегина Нжде в качестве антироссийского деятеля — это смешно. Нжде — армянский деятель, герой Армении, который посвятил всю жизнь борьбе за независимость и свободу Армении». Действительно, здесь впору посмеяться, заметим мы. Ведь борьба трансграничной революционной партии дашнаков, в рядах которой с 17-ти лет состоял Гарегин Нжде, за «свободу и независимость», за создание независимой «Великой Армении» и предполагала в одинаковой мере, как антитурецкую, так и антироссийскую революционную деятельность.

В интервью российскому изданию Sputnik Шармазанов добавил, что «сравнение национального героя Армении Гарегина Нжде с нацистами является неблагодарным для истории делом. По его словам, Гарегин Нжде никогда не боролся вместе с фашистами и нацистами против кого-либо. Это была откровенная ложь.

Тогда же глава фракции правящей Республиканской партии Ваграм Багдасарян призвал подробней исследовать биографию Нжде. «Я не хочу приводить примеры, почему Россия так героизировала Колчака и других. Поэтому мы призвали и подготовили материалы, чтобы наши некоторые российские партнеры более подробно ознакомились с биографией Нжде и поняли его важность для армянского народа», — сказал он. Умелый прием — сослаться на антисоветизм в политике памяти постсоветской России. Какие претензии у русских могут быть к антисоветизму в современной Армении?

В 2019 году тема Нжде была продолжена российским МИДом. В мае министерство иностранных дел России на своем официальном сайте представило доклад «О ситуации с героизацией нацизма, распространении неонацизма и других видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», в котором, в частности, утверждалось: «Бывшая правящая Республиканская партия Армении предпринимала шаги по увековечению памяти такого неоднозначного политического деятеля националистического толка, как Г. Нжде, в отношении которого имеется информация о сотрудничестве с Третьим рейхом». О том, что культ Нжде продолжает поддерживать и режим, установившийся в Армении после «бархатной революции» 2018 года, умалчивалось.

В октябре 2019 года президент Азербайджана Ильхам Алиев, сославшись на эту позицию российского МИДа, инициировал на заседании Совета глав СНГ в Ашхабаде «дискуссию» относительно роли Гарегина Нжде. Этим он спровоцировал премьер-министра Армении Никола Пашиняна на горячечный ответ в духе «вы — про Фому, а я вам —про Ярему». Алиев назвал Гарегина Нжде «фашистским палачом и предателем», которого героизировала прежняя власть Армении. А Пашинян ответил: «Честно говоря, слушая речь Ильхама Гейдаровича, я тут вспомнил фрагмент из фильма „Кавказская пленница“, когда Шурик спрашивает, „А часовню тоже я разрушил“. Из речи азербайджанского президента складывается впечатление, что основная вина в развязывании Второй мировой войны лежит на Гарегине Нжде, а Гитлер играл всего лишь второстепенную роль». Дальше Пашинян сказал: «Правда в том, что Гарегин Нжде боролся против турецкой оккупации! А в 1918 году вместе с советскими офицерами руководил очень важным участком фронта в армяно-турецкой войне!». В отношение «советских офицеров», с которыми Нжде якобы вместе «руководил» в 1918 году —Пашинян явным образом ошибся.

Дальше проблема Нжде из частных перебранок закавказских лидеров вышла в российское информационное пространство, когда 12 ноября этого года в Армавире (Краснодарский край) депутат местной городской думы Алексей Виноградов демонстративно закрасил черной краской из пульверизатора памятную доску Нжде, которая находилась во дворе возле армяно-григорианского храма Успения Пресвятой Богородицы. Этот мемориал Нжде был открыт еще в 2012 году. Спустя 7 лет был поставлен вопрос о его сносе. Виноградов заявил: «Героизации нацизма нет места в Армавире, как и во всей России». Из армянского посольства в Москве случившееся в Армавире расценили, как «акт вандализма».

Чуть ранее депутат ГД от КПРФ и председатель комитета ГД по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Калашников пообещал приложить максимум усилий для того, чтобы мемориал Нжде в Армавире был ликвидирован.

Вслед за случившимся в Армавире проблему Нжде опять «подогрел» премьер-министр Армении Никол Пашинян. На прошлой неделе на встрече с российскими журналистами в Ереване Пашинян отметил, что он никогда не обсуждал с российскими властями «статус армянского политика, героя национально-освободительного движения начала XX века Гарегина Тер-Арутюняна (Нжде)». В ответ на предложение российского журналиста — редактора ИА «Новороссия» Станислава Смагина о создании совместной российско-армянской комиссии по изучению фигуры Гарегина Нжде, Никол Пашинян сказал, что это не имеет смысла:

«Ранее мы не сталкивались с темой Нжде в российско-армянских отношениях, думали, что она интересна только Азербайджану, и удивились актуализации этой в России. Для нас Нжде — национальный герой, такой же как Баграмян, с которым он бок о бок в 1918 году сражался против турок. Они в одинаковой степени герои, борцы за свободу своего народа».
«Сейчас очень много говорят, что Гарегин Нжде имел какое-то общение с Третьим рейхом. А что, Вячеслав Молотов тоже имел общение с представителями Третьего рейха? Давайте создадим совместную комиссию и изучим, что там произошло. Кто-то в России обсуждал этих деятелей, что ли? Если начинать, так давайте с Молотова начинать. Что он творил? Зачем? О чем договорился? Если хотите поставить знак равенства между теми, кто общался с нацистами, давайте. Давайте начнем с Молотова».

Содержательно ответ Пашиняна был явно неудачен. Более того, он недипломатичен и провоцировал негативную реакцию у российской аудитории. Ведь проблема не в «общении» Нжде или наркома Молотова с Третьим рейхом, а в том, что Нжде служил гитлеровской Германии, а советский нарком с нею боролся.

Что касается прочего. Важно ли, что Баграмян и Нжде сражались вместе против турок, если спустя четверть века Нжде «сражался» вместе с гитлеровцами против Баграмяна?

Будущий маршал Советского Союза Иван Баграмян действительно служил в дашнакской армии независимой Армении в чине сначала прапорщика, а потом поручика 2 года 11 месяцев. При этом в боях против Красной Армии он никогда и нигде не участвовал. Не участвовал Баграмян в эти годы и в этнических чистках. В мае 1920 года поручик Баграмян, будучи командиром эскадрона в 1-м армянском конном полку, активно участвовал в большевистском восстании в Александрополе против дашнакского режима. Спустя полгода в ноябре 1920 года он вместе со своим полком перешел на службу в Красную Армию. Так уж получилось, но в ВКП (б) Баграмян вступил только в 1941 году.

Что касается Нжде, то он, в отличие от Баграмяна, как раз в это время сражался против частей Красной Армии в Зангезуре — Сюникской области современной Армении. В октябре 1920 года Нжде возглавил антисоветское восстание в этой области. В ноябре он не признал падение дашнакского режима в Ереване, а в декабре провозгласил «Автономную Сюникскую республику». В апреле 1921 года в качестве премьер-министра, военного министра и министра иностранных дел Нжде возглавил «Республику Горная Армения», которая просуществовала до июля месяца. За время своей деятельности в Зангезуре Нжде активно участвовал и руководил этническими чистками в этом регионе. Его обвиняли в жестокой расправе с пленными красноармейцами и местными армянскими коммунистами.

Аналогичным образом следует посмотреть и на период Второй Мировой войны. В 1941—1945 года Иван Баграмян сражался на полях сражений за Советский Союз, пройдя путь от полковника начальника оперативного отдела штаба фронта до генерала армии командующего фронтом.

А Гарегин Нжде с лета 1940 года тайно сотрудничал по линии политической разведки с VI управлением Главного управления имперской безопасности (РСХА), т. е. с СД — службой безопасности СС. По одним сведениям он завербовал для разведывательно-диверсионной работы против РККА и Советского Союза 30 армян. По другим — 40. При этом нельзя сказать, что находившаяся вне партии «Дашнакцуцюн» группа Нжде и он сам были какой-то крупной величиной в войне спецслужб Третьего Рейха против СССР. Основное направление сотрудничества гитлеровцы осуществляли не с группой Нжде, а с более влиятельной в эмиграции партией дашнаков.

Сам Нжде собственно сотрудничал с двумя отделами СД — VI C (политическая разведка на территории СССР, в странах Передней и Центральной Азии, на Дальнем Востоке) и VI E (разведка на Балканах и в Италии). С осени 1943 года Нжде и его группа передавали информацию германской разведке по Болгарии. Кроме этого, в поле их внимания были турецкие войска в приграничном районе с Болгарией в турецкой Фракии. Осенью 1944 года Нжде был арестован органами Смерш вошедшей в Болгарию Красной Армии.

В 6-м томе «Тайная война: Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны» 12-томной энциклопедии «Великая Отечественная война 1941−1945 годов» делу Нжде посвящено всего несколько строк в разделе по работе Смерш в оккупированной Болгарии. Цитируем:

«В рамках агентурного дела на абвергруппу-114 („Дромедар“) контрразведчики выявили и арестовали бывшего генерала дашнакской армии эмигранта Тер-Арутюняна, служившего у немцев под псевдонимом Нжде. В период Великой Отечественной войны он завербовал на территории Болгарии более 30 агентов, армян по национальности, участвовал в их диверсионной подготовке и переброске в тыл Красной армии для подрывной деятельности. 17 диверсантов сотрудники Смерш задержали, не допустив совершения ими диверсионно-террористических актов, а остальных объявили в розыск».(1)

Следует заметить, что во время войны органы советской госбезопасности не видели в Нжде какой-либо опасности по части германского шпионажа и диверсий. По линии СМЕРШ-НКГБ-МГБ его разыскивали как политического лидера и идеолога крайнего армянского национализма.

24 апреля 1948 года Особое совещание при МГБ СССР приговорило Гарегина Тер-Арутюняна (Нжде) к 25 годам тюремного заключения за контрреволюционную деятельность и пособничество гитлеровской Германии. Главным пунктом обвинения здесь было участие Нжде в антисоветском восстании в Зангезуре в феврале-апреле 1921 года, провозгласившего «Республику Горной Армении». Что же касается сотрудничества с гитлеровцами, в вину Нжде вменялся шпионаж против СССР, участие в организованном ведомством Розенберга «Армянском национальном комитете», осуществлявшем привлечение армян на службу в разведывательно-диверсионные и военные структуры гитлеровцев. Больше информации о сотрудничестве Нжде со спецслужбами гитлеровской германии органы советской госбезопасности получили уже после осуждения Нжде в апреле 1948 года.

В заключение следует заметить, что проблема мемориала Нжде как «национального героя» к 2019 году уже достаточно запущена в культурном поле Армении. Сложность здесь составляет присутствующая в современной России идеология антисоветизма, которая в частном случае крайнего националиста Гарегина Нжде в Армении идет рука об руку с русофобией. Борьба с большевиками, которую вел дашнак Нжде в 1920—1921 году, была одновременно и борьбой с обновленным революцией режимом российской имперской власти. Теперь «защитники» Нжде в Армении могут утверждать, что в своей борьбе с большевизмом для «освобождения» Родины он был излишне последователен, что пошел на сотрудничество с гитлеровской Германией. О преступлениях нацизма он тогда не знал и лично в них не участвовал.

В этом плане проблема Нжде затрагивает не только момент его короткой коллаборации с гитлеровцами. Существенно то, что Гарегин Нжде в 1930-е годы создал идеологию самого последовательного армянского национализма. Принятие Нжде в Армении в качестве «национального героя» автоматически означает принятие в том или ином объеме этой идеологии.

Правящая в Армении с 2000 до 2018 года Республиканская партия Армении в качестве своей партийной идеологической основы использовала учение Гарегина Нжде, ядром которого является идея о «цехакроне» — армянской нации, понимаемой с позиции самого примитивного примордиализма, как родства по крови и духу.

В 2001 году по инициативе руководства РПА на государственном уровне было отмечено 115-летие Гарегина Нжде. Был издан двухтомник его произведений. Центральный банк Армении выпустил ограниченным тиражом юбилейную монету достоинством 100 драм «Гарегин Нжде». Была учреждена и государственная военная награда — медаль «Гарегин Нжде» для награждения офицеров и прапорщиков вооруженных сил и спецслужб Армении. В августе 2003 года у подножия Хуступских гор был открыт памятник Нжде. В 2013 году при финансовой поддержке Министерства культуры Республики Армения вышел игровой фильм режиссера Грачья Кешишяна «Гарегин Нжде». 28 мая 2016 года на 130-ти летие «национального героя» состоялось торжественное открытие памятника Нжде на центральной площади Еревана. Последнее событие и вызвало первую открытую негативную реакцию российского МИДа.

Сейчас последние невразумительные рассуждения армянского премьера Пашиняна в отношение Нжде и Баграмяна, Нжде и Молотова встретили лишь сдержанную реакцию российской дипломатии. 22 ноября российский посол в Ереване Сергей Копыркин в беседе с армянскими журналистами в Ереване на вопрос, почему проблема Нжде стал настолько актуальной, ответил:

«Эти вопросы имеют отношение к нашей общей истории — Армении и России, к истории Второй мировой войны. Эти вопросы достаточно деликатные. Мы видим, что в политическом и международном контексте делаются попытки переписать историю, переквалифицировать то, что тогда происходило. Я думаю, что в этом контексте эти вопросы достаточно деликатные».

(Продолжение следует)

(1) Великая Отечественная война 1941−1945 годов. В 12 т. Т. 6. Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. М., 2013. С. 546.

Дмитрий Семушин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

319

Похожие новости
07 декабря 2019, 05:30
07 декабря 2019, 07:30
07 декабря 2019, 07:30
07 декабря 2019, 09:30
07 декабря 2019, 01:30
07 декабря 2019, 03:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
02 декабря 2019, 19:30
02 декабря 2019, 19:15
30 ноября 2019, 15:30
01 декабря 2019, 21:15
01 декабря 2019, 01:30
05 декабря 2019, 17:30
02 декабря 2019, 01:30

Интересное на сайте
31 января 2013, 11:27
12 декабря 2012, 10:37
03 ноября 2011, 13:06
05 марта 2012, 12:57
10 августа 2012, 16:11
03 мая 2011, 12:43
08 мая 2011, 16:24