Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Дарья Митина: "Мемориал" давно пользуется эксклюзивным правом на архивы ФСБ

Общество "Мемориал" выложило в открытый доступ некую базу сотрудников НКВД, трудившихся в 30-е годы XX века, – "Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935-1939". Как утверждается, главным источником сведений стали приказы НКВД по личному составу. Таким образом, публикация представляет из себя довольно странный документ, якобы сформированный на основе многочисленных приказов той эпохи, уголовных дел и других бумаг, сохранившихся в архивах. Грубо говоря, сотрудники "Мемориала" просто взяли и аккуратно переписали имена и фамилии всех когда-либо упоминавшихся в официальных документах "чекистов", данные о том, где родились, учились, служили, и скрупулезно расположили в базе данных. Они дали своей акции звучное название "Википедия НКВД" и радостно сообщили, что все это – "исполнители сталинских репрессий", и теперь их можно найти.

По мнению левой активистки, бывшего депутата Госдумы Дарьи Митиной, сотрудники "Мемориала" проделали большую, но бесполезную для исторической науки работу. Этот мартышкин труд, говорит Митина, годен только на то, чтобы усугубить раскол в обществе, установлению объективной исторической правды и получению просто ценной информации он не способствует. Между тем, сопредседатель "Мемориала" Ян Рачинский довольно оригинально попытался объяснить историческую пользу акции. К примеру, заявил Рачинский, после составления "Википедии НКВД" выяснилось, что в романе Юрия Домбровского "Факультет ненужных вещей" все фамилии чекистов — подлинные. Почему и как это чудесное открытие в области истории советской литературы окупило многолетний, кропотливый труд, Ян Рачинский уточнять не стал. Если научная польза труда единственного, кстати, исследователя Андрея Жукова не очень понятна, то вот раскол, о котором предостерегает Дарья Митина, уже очевиден. Информация о публикации "Мемориала" прошла на фоне истории некого жителя Томска Дениса Карагодина. Он провел расследование и даже якобы установил личности всех причастных к аресту и "убийству" его деда. По словам Дарьи Митиной, дело Дениса Карагодина вполне может дать начало целой серии подобных процессов. При том, что сам же Карагодин в ходе собственного расследования выяснил, что дед его оказался не невинно умученным агнцем, а предателем и убийцей, хотя это не помешало внуку возмущаться жесткостью действий советских правоохранительных органов.

Вопрос: Как Вы считаете, в чем смысл публикации "Мемориалом" данных на сотрудников НКВД?

Дарья Митина: Если честно, то я не вижу особого смысла в этой акции. "Мемориал" позиционирует себя как организация, которая занимается восстановлением исторической правды, так? А что дает для восстановления исторической правды публикация фамилий, имен и отчеств без привязки к событийной конкретике?

Вопрос: Да, кстати, ведь мягко говоря, не очень полная информация...

Дарья Митина: Она не полная - мы просто видим фамилии. По опубликованным спискам мы не можем оценить реальный вклад каждого человека в то, что происходило в правоохранительной системе в те годы. В любой стране в любой исторический период есть правоохранительная система, в которой работают люди. Понятно, что 90% этих людей, фамилии которых сейчас "висят" на сайте "Мемориала", – обычные сотрудники, которые выполняли свои служебные функции, служебный долг. Мне не совсем понятно, кому стало теплее или холоднее от того, что мы узнали, что какой-нибудь Иван Кузьмич Степанов работал в 30-х годах в органах внутренних дел. Чтобы было понятно, личный пример: мой родной прадед, Флор Анисимович Митин был репрессирован в 1937 году по делу "Рабочей оппозиции", арестован и приговорен к расстрелу. И какой мне прок в опубликованном "Мемориалом" списке, что он мне дает дополнительно к тому, что я уже знаю? Разумеется, мотивация проекта "Мемориала" - обличительная, но обличения не получилось - с тем же успехом можно опубликовать поименный список всех граждан страны, живших в 30-х: наверняка кто-то сидел за дело, кто-то по ошибке, кто-то охранял, кто-то писал донос, а кто-то спокойно жил себе. В общем, "Мемориал" проделал мартышкин труд, который, кстати, совсем не безобиден. Вся эта псевдонаучная суета рассчитана исключительно на дополнительный раскол общества, и приветствовать такое я лично никак не могу.

Вопрос: Среди целей акции заявлялось открытие ФСБ всех архивов по той эпохе. Может ли подобная акция действительно привести к тому, что все архивы откроют, и полезно ли это будет сейчас?

Дарья Митина: Архивы откроют, когда на это будет политическая воля. Пока политической воли на это нет. Дать добро на открытие архивов может только президент, Совбез и ФСБ. Должно быть принято государственное решение. Лично я только за открытие архивов - я историк и понимаю, что это положит конец всяким необоснованным спекуляциям и даст возможность спокойно и непредвзято, наконец, посмотреть на этот важный период советской истории.

Вопрос: Но разве возможно сейчас открыть все архивы 40-х и 30-х?

Дарья Митина: Мне кажется, что засекреченными должны остаться данные, которые касаются оборонно-промышленного комплекса, военных технологий, людей, которые работали в этих сферах (так называемые "отрасли со звездочкой"), нашей агентуры в других странах и т.п., в общем, все, что составляет государственную тайну, не должно быть рассекречено в интересах государственной безопасности. А данные, которые уже принадлежат истории – явно не то, что нужно секретить.

Есть другая проблема - работа с архивами у нас нуждается в дополнительном регулировании. Интересно, почему обычный кафедральный ученый, занимающийся соответствующим историческим периодом, которому информация нужна в сугубо научных целях, не может получить архивные данные от ФСБ, не может поработать в том или ином архиве, а сотрудник "Мемориала" без ученой степени, без оформленного допуска к гостайне нужную ему информацию в архивах получает? Я считаю это следствием глубокого организационного бардака.

Вопрос: Если вернуться к списку "Мемориала", в чем все-таки смысл акции?

Дарья Митина: Публикация фамилий сотрудников НКВД выглядит как попытка очередного раскола общества по идеологическому признаку и признаку исторической памяти.

Мы же помним, что любимый тезис всех обличителей СССР состоит в том, что страна делилась на тех, кто сидел, и тех, кто охранял. Если сотрудники "Мемориала" рассуждали так, то это порочная логика, натравливание одной части общества на другую.

Вопрос: Странно получается, на уровне установки памятников у нас реконструируют гражданскую войну, а теперь на уровне информационных вбросов реконструируют и 30-е гг. XX века, которые некоторые считают продолжением гражданской войны.

Дарья Митина: Да, две стороны одной медали.

Вопрос: А можно представить, что в ответ на список сотрудников НКВД кто-то даст агрессивный ответ в духе: а давайте тогда откроем имена всех осведомителей?

Дарья Митина: Кто-то уже писал в соцсетях, дескать, давайте опубликуем всех тех, кто поставлял информацию правоохранителям, авторов всех анонимок, доносов. Звучит красиво, но бессмысленно: как ты откроешь осведомителей? У них есть нагрудный жетон? Они где-то регистрировались? На них заведены карточки в картотеке, подобные тем, что заводила царская охранка? Если же мы говорим о 30-х годах, то вряд ли фамилия каждой соседки, которой плюнули в суп и которая накатала донос на соседа, осталась в истории.

Вопрос: Вот житель Томска Денис Карагодин якобы раскопал в архивах дело своего родственника. Он счел, что дед его был расстрелян незаконно, называет это убийством. Стоит ли ждать, что подобных дел станет больше?

Дарья Митина: К вопросу о Карагодине - дед его был предателем, причастным к убийствам советских солдат. Разумеется, его расстреляли. А что, нужно было талоны на усиленное питание выдать?

Да, подобные иски вполне могут стать массовым явлением. Ничего в этом особо страшного нет - ну, удовлетворил внук расстрелянного предателя свое любопытство, может, задумается о чем-нибудь. Но в целом мы имеем тот самый раскол общества, о котором выше говорили.

Вопрос: Как справляться с такими ситуациями? Нужно ли противодействовать провокациям, направленным на раскол общества?

Дарья Митина: У общества должны быть механизмы самоконтроля. Нужно трезво относиться к собственной истории. Кстати, раскрытие архивов сыграет позитивную роль, ведь тогда никто не будет пользоваться эксклюзивным правом на информацию и спекулировать ей, а любой желающий смог бы эту информацию получить.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

203

Похожие новости
04 декабря 2016, 21:00
04 декабря 2016, 21:00
04 декабря 2016, 15:00
04 декабря 2016, 19:00
04 декабря 2016, 11:00
03 декабря 2016, 21:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
01 декабря 2016, 08:15
03 декабря 2016, 15:00
02 декабря 2016, 00:00
28 ноября 2016, 00:15
29 ноября 2016, 18:30
28 ноября 2016, 00:00
30 ноября 2016, 14:00

Интересное на сайте
17 мая 2013, 16:30
02 ноября 2011, 15:09
21 сентября 2012, 10:07
14 декабря 2013, 14:21
21 февраля 2012, 10:22
06 февраля 2010, 17:37
06 февраля 2010, 16:11