Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Со странным упорством параллельно внедряет в текст и придумки польско-украиснких историков XIX-XX вв

Удивительная судьба отца и сына Вернадских. Если про отца пишут „русский и советский естествоиспытатель, мыслитель и общественный деятель XX века”, то для сына мировоззренческие границы другие: „русский и американский историк”, работавший в будущей альма матер Алёши Навального - Йельщине.

Такое вступление поможет лучше понять как предлагаемый отрывок из книги „Отрекаясь от русского имени. Украинская химера: историческое расследование”, так и цитату, вынесенную в заголовок поста.

***

Еще более наглядное представление о том, до какой путаницы, нередко граничащей с полной бессмыслицей, доходит отражение украинской проблемати­ки в сочинениях Русских авторов, в том числе историков, дает книга Г. Вернад­ского "Россия в средние века", три главы которой посвящены Юго-Западной Ру­си, той части Русских земель, которые после монгольского нашествия отошли к Литве, а позднее были оккупированы Польшей.



Примечательно то, что сам Г. Вернадский достаточно ясно сознает, насколь­ко взаимосвязана история этой части России с сегодняшней политикой, во-первых, потому что "тесно переплетена с развитием трех государств: Руси, Поль­ши и Литвы", а во-вторых, ее пытаются сделать своей две "новые нации" - "укра­инцы" и "белорусы".

"Вполне естественно, что исследователи всех выше назван­ных народов и государств рассматривали Западную Русь в литовский период, ис­ходя из национального исторического интереса каждого из них. С точки зрения русского историка главным объектом изучения Великого княжества Литовского является не столько собственно история Литвы, сколько положение русских в ве­ликом княжестве, их участие в политике государства и влияние на них литовского управления и польских установлений" [16].
 

Из приведенной выше цитаты как будто следует, что этническая принад­ лежность населения Западной Руси у автора сомнения не вызывает: это - Русские.

Он даже подчеркивает: "характерным для людей и восточной и западной России было то, что они продолжали называть себя русскими, а свою землю Россией (Русью)" [17], хотя и находились уже в разных государствах.

Себя самого Г. Вернад­ский в общем-то тоже определяет как "русского историка", а не польского, ли­товского или, скажем, украинского. Да и используемая им терминология под­тверждает его Русский взгляд на исследуемый предмет.

В полном соответствии с поставленной задачей он ведет речь о "русских в Великом княжестве Литовском"; "русских областях великого княжества"; "русских сановниках" литовского совета вельмож, в котором "были как русские, так и литовцы"; о "православной церкви в Западной Руси" и нежелании "русского населения Польши и Литвы признать" Флорентийскую унию 1439года.

Подчеркивает, что до 1697г. правительство Ве­ликого княжества Литовского использовало "в официальных документах русский язык"; что объединением Польши и Литвы в единое государство Речь Посполитую (1569) "главный удар был нанесен ... по русским"; детально описывает, как поляки стремились "психологически приспособить западнорусских крестьян к польскому порядку". С этой целью король "утвердил права и привилегии уни­атской церкви, как единственной законной церкви русского населения Польши и Литвы". Говорит историк и о лидерах борьбы против церковной унии, в их числе "выдающийся западнорусский православный писатель XVII века Захария Копыстенский"[18].

Принцип историзма как будто не нарушен и при описании Восточной Ру­си, той части России, которая, оказавшись данником Золотой Орды, сохранила тем не менее государственную независимость и возможность проведения само­стоятельной политики.

Особенно выделяет историк великого князя московско­го Иоанна III и проводимую им "ради русских национальных и религиозных ин­тересов" политику. "В 1495-96гг. русские приняли участие в войне ... против Швеции", при этом "русская армия" провела ряд успешных операций; удачно воевали и с Литвой: "русские оставили за собой все территории", отвоеванные у нее. При Иоанне III и сыне его Василии III произошли глубокие изменения "в русском правительстве и управлении"; Иоанн III имел существенные права "в отношении управления русской православной церковью" [19] и т.д. и т.д.

Итак: этническая принадлежность и населения Восточной Руси сомнений не вызывает: они тоже - Русские.

Однако Г. Вернадский словно боится ясно обозначить свою позицию, особенно по тем вопросам, по которым вот уже два века дискутируют Русские историки с польскими и украинскими. Стараясь угодить всем и при этом сохра­нить видимость ученой объективности, он, наряду с общепринятыми и истори­чески достоверными терминами, наводняет текст искусственными понятиями, сочиненными самостийническими идеологами в XIX в., и использует те и дру­гие, как совершенно равнозначные, доводя до полной бессмыслицы историче­скую сторону своего исследования, ибо читатель просто не в состоянии по­нять: о каком же народе ведется речь - Русском или "украинском"? И если в Великом княжестве Литовском жили Русские, то зачем обозначать их польским прозвищем - "украинцы"?



Г. Вернадский, однако, умудряется сочетать несочетаемое и в результате оказывается, что Западная Русь XVI в. это и не Русь вовсе, а "Украина и Бело­руссия". Соответственно Русские области Литвы превращаются в области "ук­раинские" и проживает в них "украинское мелкопоместное дворянство". Навя­зывание католиками церковной унии опять же происходит "на Украине", где соответственно проживает православный "украинский народ"; меняется и на­циональность крестьян: "организация униатской церкви не привела к принятию украинскими крестьянами польского режима". Терминологическая гибкость автора беспредельна: взаимоисключающие понятия мирно соседствуют в его тексте: "готовность отделиться от великого княжества выразила русская (укра­инская) шляхта"; "в конце XVI в. около 80% запорожских казаков были западнорусскими (украинцами и белорусами)" [20].

Точно так же раздваивается под его пером и образ восточной части Руси или, как еще именовали ее наши предки, "Великой Руси", "Великой России". Г. Вернадский не отвергает этих исторических наименований, но со странным упорством параллельно внедряет в текст и придумки польско-украиснких историков XIX-XX веков, злопыхательски превращавших Россию в "Московию", а Русских - в "московитов".

Г. Вернадский следует тем же путем произвольных переименований и оказывается, что после присоединения Новгорода "Московия стала балтийской державой"; а Иоанн III обсуждал с ха­ном Менгли-Гиреем "вопрос о разделении сфер влияния Московии и Крыма"; и уже "московиты", а не Русские "нанесли сокрушительное поражение литов­ской армии" [21] и т.д. и т.д., при полном игнорировании своего собственного утверждения, что "характерным для людей и восточной и западной России бы­ло то, что они продолжали называть себя русскими, а свою землю Россией (Русью)".

16
Вернадский Г.В. Россия в средние века. Тверь: ЛЕАН, Москва: АГРАФ, 1997, с. 186-187
17
там же, с. 8
18
там же, с. 191, 202-203, 283, 282, 263, 281, 304, 296
19
там же, с. 104, 103, 233, 179, 180, 171
20
там же, с. 185, 203, 202, 305,259, 274
21
там же, с. 78, 104, 105

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1597

Похожие новости
23 февраля 2015, 11:10
03 февраля 2014, 13:29
24 января 2014, 11:56
06 января 2014, 12:21
18 декабря 2013, 10:08
06 января 2014, 12:26

Выбор дня
28 апреля 2017, 08:30
28 апреля 2017, 06:15
28 апреля 2017, 10:30
28 апреля 2017, 06:15
28 апреля 2017, 00:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
21 апреля 2017, 17:45
21 апреля 2017, 21:15
22 апреля 2017, 22:15
26 апреля 2017, 08:15
26 апреля 2017, 11:30
26 апреля 2017, 04:15
23 апреля 2017, 15:30

Интересное на сайте
12 сентября 2011, 12:05
27 декабря 2015, 17:51
14 декабря 2010, 14:20
05 марта 2012, 12:57
27 июля 2012, 16:20
15 марта 2012, 15:34
21 февраля 2012, 10:22