Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Что должно произойти, чтобы выборный карнавал закончился? Израиль в фокусе

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Встретимся на четвертых выборах».

Выборы близятся, а ясности все нет. Опросы отдают соперникам примерно равное количество мандатов, которое не позволяет никому из них создать коалицию. Колебания голосов происходят лишь внутри лагерей. Ни Ликуду, ни бело-голубым не удалось выдвинуть убедительную повестку, которая бы привлекла новых избирателей или заставила бы прийти на голосование тех, кто в предыдущие разы остался дома. Политики раздают щедрые обещания, но все они упираются в одно маленькое слово — если: «если мы победим…». На эту приманку избиратель уже не клюет.

Конечно, выборы всегда могут преподнести сюрприз, но большинство экспертов склоняются к тому, что наш политический «день сурка» не закончится 2 марта и впереди четвертый раунд. Уж слишком нынешний расклад похож на прежний…

Что же должно произойти, чтобы выборный карнавал закончился?

Что же должно произойти, чтобы у нас появилось правительство и выборный карнавал закончился?

Не присоединится ли Либерман к одной из сторон со своими 7−8 мандатами? Но нет — для НДИ это будет слишком явным отступлением от принципов. В правый лагерь входят ультраортодоксы, а левому придется действовать при поддержке Объединенного арабского списка. И тот, и другой альянс разочарует электорат НДИ и надолго испортит репутацию партии, так что путь в любой лагерь ей закрыт. В сущности, пресловутый Либермановский «ключ от коалиции» сейчас скорее напоминает ручку от чемодана — без нее чемодан не унесешь, но сама по себе она бесполезна.

Более реально смешать карты будущих выборов способны ультраортодоксальные фракции. Они кровно заинтересованы в скорейшем создании правительства, поскольку уже в середине года сумма, выделенная государством на финансирование йешив, может закончиться. Получить новые субсидии невозможно без принятия госбюджета, а для этого нужно нормально функционирующее правительство.

Яков Лицман уже предупредил Нетаньяху, что его список «Еврейство Торы» не смирится с сокращением бюджета йешив. Многие харедим не против союза с Ганцем, разумеется, при условии выполнения их требований. И все же «Еврейство Торы» вместе с ШАС и «Ямина» снова подписали «клятву верности» Нетаньяху. Конечно, ее можно будет нарушить, но пока ультраортодоксальные авторитеты не спешат переметнуться влево, ведь Ганцу будет гораздо труднее, чем Биби, обещать им финансирование, имея за спиной Аводу и МЕРЕЦ.

Еще один вариант, который рассматривался в конце прошлого года, но сейчас выглядит невероятным: отстранение Нетаньяху от руководства партией и, как следствие, ослабление Ликуда, в результате чего голоса перейдут к «Кахоль-Лаван». После праймериз в Ликуде стало ясно, что движение не сдаст своего лидера. Нетаньяху по-прежнему может формировать правительство, и даже если суд в конце концов признает его виновным, на приговор потребуется слишком много времени, чтобы он отразился на ближайших выборах. И наконец, даже если убрать Биби из этого уравнения, итоговая сумма вряд ли изменится. Опросы отражают распределение сил в обществе, а не симпатии к тем или иным партиям, поэтому при ослаблении Ликуда его избиратели скорее уйдут к другим правым спискам, чем к Ганцу и Лапиду.

Может ли случиться, что Ликуд распадется и часть его депутатов присоединится к «Кахоль-Лаван»? Маловероятно, поскольку движение не раз демонстрировало внутреннюю дисциплину и единство рядов. Формально такой расклад станет поводом для присоединения НДИ. Ганцу, при его небольшом политическом опыте, будет нелегко руководить столь пестрой коалицией, и появится немало желающих его отодвинуть — от Лапида до Либермана. Вариант теоретически возможный, но нежелательный и ненадежный.

Есть также гипотетический шанс, что один из лагерей сильно скомпрометирует себя в глазах общества, и равновесие нарушится. Скорее это касается левых — если правый электорат не оттолкнули уголовные дела Нетаньяху, его трудно чем-то смутить.

И наоборот: вдруг одна из ведущих партий совершит шаг, который в разы поднимет ее рейтинг? Но что это может быть? Обещания на будущее, как мы видим, не действуют, и даже объявленная аннексия Иорданской долины и/или Иудеи и Самарии не привела к перераспределению голосов. Трудно представить себе здесь что-то иное, кроме войны, выигранной однозначно и без особого ущерба, причем такой войны, которую нам навязали. Если она случится до выборов, то население предпочтет снова получить правое правительство во главе с Ликудом. Но нужно ли нам правительство такой ценой?

В целом ситуация выглядит такой тупиковой, что хорошо бы ее обнулить и начать с чистого листа — например, с создания новой партии, которая станет альтернативой всем существующим и привлечет самые живые и активные политические силы со всех сторон. Когда-то такой партией должна была стать «Кадима», с места в карьер обогнавшая своих соперников, но для ее создания понадобились авторитет и энергия Ариэля Шарона. Сегодня такого политика нет, да и появление новой партии возможно лишь на следующем предвыборном круге.

Возможно ли, что Ликуд и «Кахоль-Лаван» придут к консенсусу по поводу формирования правительства? На фоне нынешних предвыборных баталий это выглядит почти такой же фантастикой, как мирное соглашение Израиля и палестинцев. Тем не менее, есть тема, способная объединить оба лагеря, — «сделка века». Неважно, насколько она реалистична; сам факт наличия такого плана может стать поводом для изменения израильского политического ландшафта.
По сути «сделки» у ведущих партий практически нет разногласий, зато есть они у их более радикальных союзников: правые не готовы поддержать создание Палестинского государства, левые считают, что палестинцев снова ущемляют. Но тем проще Ликуду и бело-голубым оставить позади обременительные альянсы и двинуться навстречу друг другу — к центру. Тогда им не нужны будут ни харедим, ни арабы, ни Либерман. Не исключено, что такой союз окажется нежизнеспособным и быстро распадется, но все же мы некоторое время поживем с правительством.

Если же нет — то все мы скоро встретимся на четвертых выборах, и вероятнее всего, в том же составе. (Автор: Ирина Петрова)

Портал «Хроники Иерусалима» опубликовал статью Йорама Этингера — востоковеда и американиста, в недавнем прошлом — генерального консула Израиля в Хьюстоне (США), преподавателя Еврейского Университета в Иерусалиме, в переводе с английского Игоря Файвушовича, под заголовком «„Сделка века“ — ближневосточная перспектива».

Политика США:

  • Сделка века (DoC) демонстрирует независимую дипломатию США, а не подчиняет их интересы капризам ООН, Европы и стран третьего мира.
  • DoC доказывает, что США не попались в заблуждение ошибочной моральной эквивалентностью и искажающим нейтралитетом, который искажает реальность, подрывая интересы США.
  • DoC может показать, что США поняли, что палестинская проблема не является основной причиной турбулентности на Ближнем Востоке, не является жемчужиной короны арабских режимов или сутью арабо-израильского конфликта.
  • DoC подтверждает, что США признают Израиль в качестве уникального союзника, испытанной в бою лаборатории для вооружённых сил и оборонной промышленности США, а также множителя сил перед лицом угроз, исходящих от исламского суннитского терроризма и баллистической, ядерной войны и террористических возможностей иранских аятолл.
  • Все предыдущие мирные планы США разбились о скалы Ближнего Востока. Соответствует ли DoC безжалостно неконтролируемому и непредсказуемому Ближнему Востоку?

Ближневосточная реальность:

  • Следуя DoC, необходимо помнить, что западные ценности, включая демократию, переговоры, приверженность соглашениям и мирному сосуществованию, не распространяются на арабский/мусульманский Ближний Восток, для которого характерны следующие 14-вековые особенности мусульман: отсутствие мирного сосуществования между ними, непредсказуемость, нестабильность, религиозная и этническая раздробленность, насильственная нетерпимость, терроризм и подрывная деятельность, исламистские цели и ценности (включая неприятие «неверной» сущности в «обители ислама»).
  • Ближневосточные режимы слабы, как и их политика и договорённости.
  • Соглашения с «неверными» являются необязательными соглашениями о прекращении огня (сулха, худна) до тех пор, пока не появится возможность преодолеть «неверных».
  • «Верующим» рекомендуется придерживаться скрытности (такийя), чтобы ввести в заблуждение и преодолеть «неверных».
  • На Ближнем Востоке, где слова обычно ничего не стоят, реалистичная политика и договорённости должны основываться на сценарии плохого/ наихудшего случая, а не на сценарии хорошего/наилучшего варианта, ориентированного на Запад.
  • БОльшей частью Ближнего Востока движет не стремление улучшить уровень жизни, а религиозные/идеологические взгляды.
  • Компромиссы, умиротворение и жесты государствам-изгоям добавили масла, — а не воды, — в огонь их агрессии и терроризма.
  • Обеспечение национальной безопасности на тектоническом Ближнем Востоке требует дополнительных мер предосторожности и ощутимой безопасности, которые могли бы противостоять будущему нарушению соглашений и вулканическим извержениям.

Палестинское государство (минус):

Предположение о том, что палестинское государство может быть эффективно демилитаризовано и лишено терроризма, должно оцениваться с учётом опыта палестинцев. Таким образом, Соглашение Осло 1993 года и размежевание с Газой 2005 года должны были демилитаризовать и исключить терроризм палестинцев в обмен на резко возросшие политические и экономические выгоды. Вместо этого оба события резко усилили терроризм.

  • Существует прямая связь между степенью суверенитета Палестины и уровнем палестинского терроризма. Например, в 1968−70 годах Иордания предоставила палестинцам беспрецедентную платформу для действий. В ответ они спровоцировали гражданскую войну, пытаясь свергнуть проамериканский хашимитский режим. В течение 1970-х годов они начали серию гражданских войн в Ливане. В августе 1990 года палестинцы сотрудничали с вторжением Саддама Хусейна в принявшую их страну (Кувейт), которое вызвало войны в Персидском заливе 1991 и 2003 годов.
  • Неустойчивая реальность на Ближнем Востоке, с одной стороны, и предположение о том, что палестинская организация может быть демилитаризована и лишена терроризма, с другой стороны, представляют собой классический оксюморон.
  • Палестинцы были взволнованы существованием, — а не размером еврейского государства, о чём свидетельствуют палестинская образовательная программа и заветы ФАТХ и ООП 1959 и 1964 годов, которые пришли на смену Палестинской администрации. Они призывают к «освобождению» территории Израиля до границ 1967 года.
  • Арабы умасливают палестинцев щедрыми разговорами, но не эффективными акциями из-за их террористической репутации в Египте, Сирии, Иордании, Ливане и Кувейте.
  • В октябре 1994 года военное командование Иордании сообщило своим израильским коллегам: «То, что палестинцы подписывают утром, они, как правило, нарушают к вечеру». Они добавили, что «Палестинское государство к западу от реки Иордан обрекает на гибель проамериканский хашимитский режим. к востоку от реки».
  • Бывший президент Египта Хосни Мубарак (1981−2011) признаётся: «Король Иордании Хусейн не хочет палестинского государства; Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ не заботятся о палестинцах…» Бывший президент Египта Анвар Садат (1970−1981): «Хочу ли я палестинское государство? Зачем мне нужна ещё одна советская база и ещё один участник фронта неприятия?» («Войны больше нет», первый посол Израиля в Каире, Эли Бен Элиссар, 1995, с. 196, 207, 209).

Израильская политика:

  • В 1948/49 году первый премьер-министр Израиля Бен-Гурион в одностороннем порядке применил суверенитет к Западному Иерусалиму и значительной части Негева и Галилеи, несмотря на американскую и глобальную оппозицию. Неповиновение Бен-Гуриона создало основу для самого способного, надёжного и систематического стратегического союзника США.
  • После Шестидневной войны 1967 года премьер-министр Израиля Эшколь объединил город Иерусалим, несмотря на резкую оппозицию США и остального мира.
  • В декабре 1981 года премьер-министр Израиля Менахем Бегин распространил израильский закон на Голанские высоты, несмотря на жёсткое давление со стороны США, включая приостановление стратегического пакта. Решительные действия Бегина укрепили национальную безопасность проамериканского хашимитского режима Иордании, которому смертельно угрожала просоветская Сирия.
  • В июне 1981 года Израиль уничтожил ядерный реактор Ирака, несмотря на жёсткую оппозицию США. Односторонние действия Бегина избавили США от ядерной конфронтации в январе 1991 года.
  • Израиль должен поддерживать независимые действия для национальной безопасности. Одностороннее применение суверенитета Израиля к долине реки Иордан и дополнительным частям горных хребтов Иудеи и Самарии укрепило бы позицию Израиля по сдерживанию. Таким образом, это укрепило бы позиции Израиля как главного рычага силы для США и самого надёжного «агента по страхованию жизни» из всех проамериканских арабских режимов, которые сталкиваются со смертельными угрозами со стороны иранских аятолл, «Братьев-мусульман» и ИГИЛа. Такой шаг не должен быть частью пакета, в который входит палестинское государство. (Автор: Йорам Этингер)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

538

Похожие новости
26 ноября 2020, 09:15
26 ноября 2020, 09:15
26 ноября 2020, 16:45
26 ноября 2020, 13:15
26 ноября 2020, 17:15
26 ноября 2020, 15:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
21 ноября 2020, 18:45
23 ноября 2020, 19:15
22 ноября 2020, 12:45
20 ноября 2020, 05:15
20 ноября 2020, 08:45
21 ноября 2020, 23:00
21 ноября 2020, 17:15

Интересное на сайте
10 августа 2012, 16:11
08 мая 2011, 16:24
13 апреля 2013, 10:41
08 февраля 2010, 12:06
12 декабря 2012, 10:41
12 сентября 2011, 12:05
15 февраля 2013, 14:25