Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Четыре года в Донецке: от надежд к разочарованию

В марте 2014 года в Донецке шла борьба «за улицу», из других регионов Украины приезжали так называемые «поезда дружбы», полные промайдановских активистов, а, говоря откровенно, отморозков, которые при содействии соответствующим образом настроенных жителей Донецка должны были подчинить регион киевской власти. Но люди на Донбассе нашли в себе силы дать отпор непрошенным гостям. Как бы это пафосно ни звучало, но Донбасс не удалось поставить на колени — в отличие от регионов юго-востока Украины. Почему?

Наиболее популярная версия говорит, что на Донбассе было мало сторонников майдана. Отчасти этот фактор тоже сыграл свою роль, однако, думается, все-таки главное — это характер и воля людей. Чтобы это понять, нужно было находиться в Донецке, Луганске, Горловке в 2014 году.

Самый великий час

Часто можно услышать вопрос: почему жители Донецкой и Луганской областей в 2013−2014 годах не поддержали тогдашнего президента Украины Виктора Януковича? Ведь в основном же в этих регионах за него голосовали. На самом деле все просто. Януковича ни в Луганске, ни даже в Донецке уже в 2013 году не считали своим. Люди в нем разочаровались. Янукович ничего не сделал для русского языка, именно он затеял «игру» с ассоциацией с ЕС, которая его в результате и погубила. Поэтому «драться» за то, чтобы он удержал свой «трон», люди не хотели.

Да, объективно говоря, у Януковича, было достаточно ресурсов, чтобы удержать власть, не было воли и решимости это сделать. Но когда в Киеве произошел переворот и к власти пришли оголтелые националисты, люди Донецкой и Луганской областей встали на защиту родного языка, истории, наконец, собственного достоинства. Ведь катализатором к протестам на Донбассе стало не свержение Януковича, а то, что захваченная майдановцами Верховная рада отменила закон «Кивалова-Колесниченко», который давал областям Украины право вводить на своей территории региональные языки. Правда, потом промайдановское правительство опомнилось, и тогдашний и.о. президента Александр Турчинов не подписал решение об отмене закона. Но было уже поздно, процесс был запущен, люди на юго-востоке страны избавились от всяких иллюзий относительно того, кто пришел к власти в Киеве.

Чтобы понять, какие настроения царили в Донецке до того, как в город стал подвергаться обстрелам украинской артиллерии, нужно вспомнить 11 мая 2014 года. В этот день проходил референдум о независимости Донецкой народной республики. Война уже шла на Донбассе, но эпицентром боевых действий был город Славянск, расположенный значительно севернее столицы Донбасса, в самом Донецке война не ощущалась. Более того, многие дончане были уверены, что в город война не придет, этого не допустит самый богатый человек Украины олигарх Ринат Ахметов, который до 2014 года считался некоронованным королем Донбасса. Сейчас это выглядит наивно, но тогда люди верили в могущество Ахметова или, возможно, хотели верить. Но вернемся к 11 мая. Тогда в городе царил праздник. Люди возле избирательных участков поздравляли друг друга. Чтобы проголосовать, надо было выстоять большие очереди. Жители Донецка не знали, что их ждет в будущем, но у людей было ощущение, что они сами определяют свою судьбу.

А в конце мая в Донецк пришла война. Снаряды, выпущенные из украинских орудий, стали падать на улицы города. И дончане поняли, что никто не защитит город, кроме его жителей. Многие мужчины, которые до этого держались в стороне от политики, стали вступать в ополчение. Фактически в городе не осталось мест, до которых не могли «достать» украинские артиллеристы. Просто были районы, которые обстреливались часто, и которые обстреливались редко. Со временем очень многие люди вообще перестали обращать внимание на артиллерийскую канонаду, как будто это такой же обычный звук улицы, как проезжающая машина. Новость о том, что кому-то во двор прилетел минометный снаряд, если не было человеческих жертв, стала восприниматься как норма.

Город опустел. Многие дончане уехали. Кто в Россию, кто на Украину. В июле-августе 2014 года можно было в течение получаса идти по центральным улицам Донецка (Артема, Университетской, бульвару Шевченко) и за это время не встретить ни одного человека, увидеть не более 5−10 автомобилей. Закрылись магазины, почти все кафе и рестораны. Картина пустого города напоминала сцену из американского фильма «Адвокат дьявола», когда Сатана расчистил Нью-Йорк для своего сына.

В конце лета — начале осени Украина отказалась платить зарплаты и пенсии жителям Донбасса. Украинские банки перестали работать на территории города. Люди оказались на грани выживания. Жили за счет довоенных запасов и гуманитарной помощи — те, кто ее получал. В условиях нехватки денег появился натуральный обмен — продукты меняли на вещи, крупу, на консервы. С сантехниками и электриками за их услуги расплачивались макаронами и тушенкой, в особенности пенсионеры, которые получали гуманитарную помощь. Возникли проблемы с продуктами питания. Голода, конечно, не было, однако с полок оставшихся магазинов пропадали то мясо, то молочные продукты, то крупы. Несколько раз из-за боевых действий Донецк оставался без водоснабжения. Тогда люди шли на Кальмус (река в Донецке) и набирали воду там. А потом тащили ведра с грязной, мутной водой домой. А что оставалось делать? Дончане выживали, как могли.

Однако, главное, на что следует обратить внимание, говоря о 2014 годе в Донецке, это на взаимоотношения людей и на отношение горожан к своим обязанностям. Люди делились друг с другом, чем могли, — продуктами, лекарствами, даже одеждой. В условиях, когда жители города не знали, проснутся ли завтра или погибнут от огня украинской артиллерии, меркантильные ценности отошли на второй план. Такого уровня взаимопомощи и искреннего человеколюбия до войны не было и быть не могло в условиях, когда главным были деньги. В 2014 году дончане же старались облегчить жизнь не только себе, но и ближним.

Героями в 2014 году были не только ополченцы, которые в тяжелейших условиях смогли остановить наступление ВСУ, но и работники коммунальных служб Донецка и других городов Донбасса, часто они рисковали жизнью не меньше, чем солдаты ЛДНР республик, восстанавливая водоснабжение и газоснабжение населенных пунктов под вражеским обстрелом. Пусть и в меньшей степени, но героями были даже дворники, которые в 2014 году, получая лишь пособие, а не зарплату, «вылизывали» город, таким чистым он и до войны не был. И делали это не за страх, а за совесть. От одного из них довелось слышать, что когда люди видят, что улицы чистые — это дает им надежду на будущее, потому что порядок в городе, показывает, что он живет, несмотря ни на что. Фактически бесплатно работали врачи в поликлиниках, преподаватели в школах и вузах. Они, безусловно, тоже герои той эпохи.

Жители Донецка каждый день со страхам ожидали, что украинцы пойдут на штурм. Однако, после победы ополчения в Иловайске и подписания первого Минского соглашения ситуация начала меняться. В октябре-декабре в Донецк массово стали возвращаться ранее уехавшие жители, которые поняли, что ни в России, ни в Украине их никто не ждал.

Сегодня 2014 год вспоминается как неимоверно тяжелый период и вместе тем как час, когда люди проявили волю, «не сломались» под артиллерийскими обстрелами, когда дончане протягивали друг другу руку помощи, когда эгоизм и меркантильность отошли на второй план. Прежде всего они руководствовались сочувствием к ближнему и пониманием, что сила в единстве.

2015 год. Надежды

Весной 2015 года город стал оживать. Во-первых, после подписания вторых Минских соглашений появилась надежда на мир. Во-вторых, ДНР начала выплачивать пенсии и зарплаты жителям республики. Расчет производился по формуле 2 рубля за 1 гривну. То есть, если у человека пенсия была 3 тысячи гривен, то ему пересчитывали как 6 тысяч рублей. По той же формуле пересчитали зарплаты бюджетникам. Это способствовало тому, что многие люди возвращались в Донецк, в городе ожила деловая активность. Стали открываться закрывшиеся в 2014 году кафе и магазины. Примета того времени — плакаты над рестораном или бутиком, на которых написано «Мы скоро открываемся». На улицах стало больше людей, на дорогах вновь появилось множество автомобилей. К концу 2015 года основной платежной денежной единицей стал российский рубль.

Летом центр Донецка уже напоминал довоенный город. Например, на центральном бульваре имени Пушкина можно было увидеть немало веселых и разодетых людей, ужинающих в кафе и ресторанах, рядом продавали мороженое, играли музыканты. Так в Донецке начали формироваться две параллельные реальности. На окраинах города проходит линия фронта, гибнут люди, а в центре граждане ведут себя так, как будто ничего не происходит и войны нет. Гости Донецка, посетившие только центральную часть города, спрашивали: «А где у вас война? А у вас действительно что-то было?». И только когда попадают на поселок Октябрьский возле аэропорта, и когда видят там разрушенные дома, слышат звуки идущих в районе Спартака боев, понимают, что война это реальность.

Стали меняться и взаимоотношения между людьми. Несмотря на то, что по инерции уровень взаимопомощи был еще высок, но все же он стал на порядок ниже, чем в 2014 году.

А к концу года стало окончательно ясно, что никакого мира не будет, киевской власти он не нужен. Майданая власть не собирается идти ни на какие компромиссы в отношении жителей ЛДНР. Донбасс оказался в «подвешенном «состоянии между миром и войной. И надежда людей на возвращение к нормальной жизни, как до 2014 года, стала угасать.

2016 год — начало 2018 года. Уныние

Ситуацию, в которой живет Донецк, начиная с весны 2015 года, можно охарактеризовать как «ни нормального мира, ни нормальной войны». В этом смысле Донбасс стал заложником Минских соглашений. Отношение к ним у горожан двойственное. С одной стороны, благодаря этому документу, в 2015 году удалось остановить активную фазу войны, в Донецк и Луганск пришла пусть и не мирная жизнь, но ее подобие. А с другой — республики оказались в тупике и полностью зависят от политических шагов Киева. Между тем, уже стало понятно, что режим Порошенко политическую часть Минска-2 выполнять не будет.

Кроме того, жители Донбасса все чаще стали задаваться простым вопросом. Согласно Минскому договору, ЛДНР должны вернуться в состав Украины. Но куда возвращаться? В страну, где политический цирк стал нормой жизни? В государство, где тотальная украинизация является доминирующей политической идеей? Где герои — сторонники нацистов Шухевича и Бандеры? Да и экономическая ситуация там, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Например, оплата за коммунальные услуги в разы дороже, чем в ЛДНР. А «игры» в энергонезависимость привели к тому, что вузы на Украине были вынуждены объявить каникулы, так как не могут рассчитаться за отопление. Да и как жить в одной стране с теми, кто вчера разрушал стрельбой из пушек твой город, убивал твоих родных, близких, знакомых?

Как говорят люди, Украины, какой она была до 2014 года, уже нет, а есть Бандерастан. И вот эта неопределенность с будущим больше всего угнетает жителей Донецка. Думается, это главный фактор. К этому еще добавляются экономические проблемы — в городе трудно найти работу. Зарплата в 15 тысяч рублей считается очень хорошей. Но многие были бы рады работать и за 8 тысяч. Бизнесменам проблематично заниматься коммерческой деятельностью из-за юридического статуса республик, которые являются непризнанными. Многие пенсионеры выживали благодаря тому, что получали пенсии и в ДНР, и на Украине, где оформляли себе статус переселенцев, живя в Донецке. Однако в феврале 2018 года Водафон-Украина, последний украинский мобильный оператор, который обслуживал Донецк, отключил ДНР от своей системы. Таким образом, для пенсионеров получение украинских выплат очень усложнилось. Также отключение этого оператора сделало сложней жизнь дончанам, у которых родственники живут по ту сторону фронта. Ведь не стоит забывать, что почти 2/3 Донбасса сегодня под контролем Украины. И у многих там остались родные и близкие.

Все это повергает сегодня жителей Донецка в уныние, которого не было даже в куда более тяжелом 2014 году.

Сергей Миркин, Донецк

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

418

Похожие новости
21 апреля 2018, 11:30
22 апреля 2018, 11:30
21 апреля 2018, 17:30
21 апреля 2018, 19:00
22 апреля 2018, 15:30
21 апреля 2018, 03:00

Выбор дня
22 апреля 2018, 11:15
22 апреля 2018, 03:15
22 апреля 2018, 13:30
22 апреля 2018, 17:30
22 апреля 2018, 12:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
21 апреля 2018, 21:15
22 апреля 2018, 03:15
22 апреля 2018, 01:00
16 апреля 2018, 19:00
17 апреля 2018, 16:15
16 апреля 2018, 14:15
21 апреля 2018, 22:15

Интересное на сайте
23 июля 2013, 12:40
17 мая 2013, 16:30
21 сентября 2012, 10:07
12 декабря 2012, 10:37
20 декабря 2010, 13:40
15 февраля 2013, 14:25
12 декабря 2012, 10:41