Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Чешский чемпион по тайскому боксу не жалеет потерю ноги в боях за Донбасс

На Донбассе был ранен чешский доброволец, в прошлом профессиональный спортсмен ММА, чемпион Европы по тайскому боксу Павел Ботка. 16 августа он подорвался на противопехотной мине и лишился ноги. Но, несмотря на это, Павел Ботка не жалеет о своем выборе и заявляет, что, даже зная наперед о случившемся, он бы все равно вызвался поддержать народ Донбасса. Корреспондент EADaily приехал в больницу к Павлу, и поговорил с ним о том, почему он решил, что донбасская война — это его война.

Павел Ботка. Фото с личной страницы в соцсети.

С Павлом мы встречаемся в Донецкой областной травматологии через несколько часов после операции- это уже третья операция, так как ампутированную ниже колена ногу приходится отрезать все выше и выше, чтобы избежать заражения крови. О том, окажется ли эта операция последней, станет известно только через несколько дней. Павла поддерживают друзья, боевые товарищи, о его ранении мне рассказал доброволец из Словакии Мартин, а у здания больницы меня встречает его друг из Чехии Юрий Урбанек с позывным «Бегемот», вместе с которым они некогда и преихали на Донбасс. Юрий постоянно находится рядом с товарищем, готовит ему протеиновые коклейли, а русская жена Юрия, служившая с ним в ополчении, приносит в больницу домашние обеды.

Павел Ботка. Фото: Кристина Мельников/EADaily

Мужеству и силе воли Павла можно только позавидовать — он не выглядит измученным, спокойно дает интервью, заявляет, что после того, как встанет на ноги, вернется на фронт. Но для того, чтобы встать на ноги, ему нужен спортивный протез, который не ограничивает человека в движении. Сейчас Павлу помогает французский доброволец Эруан Кастель и Алексей Смирнов из батальона «Ангел». Единственное, в чем Павел позволяет себе проявить сентиментальность и слабость — это нежелание расстраивать родных. Он не хочет говорить о ранении своей матери, и, когда она звонит, Павел рассказывает ей, что сейчас находится на отдыхе.

— Павел, расскажите, как вы оказались на Донбассе?

— Я родом из Чешской Республики, и в 2014 году мы вместе с моим другом Юрой поехали на Украину, чтобы своими глазами посмотреть, что там происходит. Мы хотели понять, стоит ли верить российскому телевидению, правда ли это или просто российская пропаганда. На Украине, а мы были в Киеве и городах поблизости, мы убедились, что российское телевидение не врет, рассказывая о ситуации на Украине.

— Что вас там впечатлило?

Мы видели собственными глазами нациков, которые не стеснялись друг друга приветствовать криками «зиг хайль». В свое время их дедушки и бабушки дали нацистам отпор во время войны, а они, спустя много лет, не стеснялись вскидывать руки в нацистском приветствии. Все, о чем рассказывала «русская пропаганда» мы увидели в реальности, своими глазами. И тогда решили поехать на Донбасс помогать людям, против которых Украина начала войну. В начале апреля 2015 года мы приехали в Донецк, поступили на службу в интернациональную бригаду «Пятнашка», потом в Сотую бригаду, воевали в районе Абакумова, на марьинском направлении, в районе Красного партизана. Последнее время я служил на мариупольском направлении, в районе Саханки.

Павел Ботка (крайний слева). Фото с личной страницы в соцсети.

— Чем занимались в мирной жизни?

— Я был профессиональным спортсменом, занимался единоборствами, был чемпионом Чехии по ММА, чемпионом Европы по тайскому боксу. Начинал карьеру телохранителя. Вместе с моим другом Юрой мы открыли охранное предприятие на Кипре. Много путешествовали по Африке, Южной Америке.

— Как узнали о войне на Донбассе?

— Когда начался Майдан, я был в Южной Америке, и оттуда наблюдал за происходящим. На Майдане начали сжигать полицейских, закидывали их коктейлями Молотова. Я не всегда защищаю полицию, но то, что я видел там, мне не понравилось. Потом была Одесса, где сожгли людей, не пожалев ни женщин, ни подростков. И по сей день за это никто не был наказан.

— Были ли недовольные на Украине тем, что происходит. Какие настроения там преобладали, когда вы туда приехали?

— Равнодушие или страх. Говорить люди могли, но действовать никто не хотел. Я считаю, что это все же больше похоже на равнодушие, чем на страх.

— В Чехии знают об этой войне, интересуются ею?

— Мы помогли создать Донецкое представительство в Чешской республике. Мы общались с людьми, с журналистам в Чехии, рассказывали им о происходящем на Донбассе. Чешская республика на государственном уровне поддерживает Киев, кроме президента, у которого есть мозги и свой особый взгляд.

— Кто виноват в том, что эта война началась?

— В первую очередь, люди на Украине, которые проявили равнодушие. Если бы они сразу выступили против нациков, то не было бы того, что сейчас здесь происходит. Ну, а с геополитической точки зрения виноваты американцы, Запад.

— Как вы относились к прошлому наших государств? СССР и Чехословакия были союзниками.

— Со школьных времен нас приучали относиться к России настороженно. И я не любил Россию. Но, когда я начал путешествовать по миру, я замечал, что Россия помогает многим странам. Это было видно в Африке, в Южной Америке. Там хорошо относились к России.

— Теперь хочется поехать в Россию?

— Да, мне хочется на Кавказ, там очень красивая природа. В России много красивых мест.

— Сложно было находить общий язык первое время, когда приехали на Донбасс. Отличается ли менталитет?

— Я вначале не говорил на русском языке совсем, но 80% того, что мне говорили, я понимал. Наш менталитет очень похож. Тем более, мы делали общее дело, которое всех сближало.

— Как вы получили ранение и первое ли оно?

— 16 августа я наступил на противопехотную мину на южном фронте при выполнении задачи. Сегодня прошла третья операция. О том, насколько она успешна, будет известно через несколько дней. В 2016 году я получил осколочное ранение ноги на Трудовских. Тогда ВСУ вели обстрел на протяжении двух часов.

Павел Ботка. Фото: Кристина Мельников/EADaily

— При Зеленском что-то изменилось на фронте, на ваш взгляд?

— Он вроде бы заявлял, что хочет закончить войну. Но 100 дней уже прошло, а улучшения военной ситуации мной замечено не было. У нас с начала года очень много раненых и погибших.

— Какой нужен протез, чтобы вы встали полноценно на ноги?

— Я бы очень хотел спортивный протез, чтобы можно было заниматься пауэрлифтингом. Я всю жизнь, более 10 лет занимаюсь профессиональным спортом, спортивный протез мне бы очень помог продолжать занятия. К тому же я хочу вернуться на фронт. Этот протез, как вторая нога, с ним практически нет ограничений в движении.

Павел Ботка. Фото: Кристина Мельников/EADaily

— Кто вам помогает сейчас из волонтеров?

— Мне помогает Эруан Кастель, это французский доброволец и очень хороший человек. Помогает Алексей Смирнов из батальона «Ангел». Спортивным питанием меня обеспечивает бойцовский клуб «Спортмастер».

— Может быть вы хотели бы о чем-то сказать сами?

— Я получил тяжелое ранение, по которому сложно дать прогноз. Но я могу сказать, что я не жалею о том, что приехал сюда помогать людям.

Кристина Мельникова

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

256

Похожие новости
19 сентября 2019, 08:00
18 сентября 2019, 08:00
19 сентября 2019, 01:30
18 сентября 2019, 01:30
18 сентября 2019, 13:30
18 сентября 2019, 12:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
14 сентября 2019, 17:15
14 сентября 2019, 21:15
14 сентября 2019, 01:45
14 сентября 2019, 17:45
17 сентября 2019, 01:30
16 сентября 2019, 18:00
13 сентября 2019, 19:15

Интересное на сайте
22 февраля 2013, 16:53
15 февраля 2013, 14:22
12 декабря 2012, 10:37
17 мая 2011, 11:31
01 марта 2011, 15:10
15 марта 2012, 15:34
13 апреля 2013, 10:41