Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Черные лебеди» в стратегии США в Центральной Азии: интервью

В Центральную Азию нагрянула представительная делегация Госдепа США во главе с заместителем государственного секретаря США Томасом Шенноном. Даже то обстоятельство, что в Вашингтоне на носу перемены, не снизило активности американцев в этом регионе. На вопрос корреспондента EADaily о том, что могло позвать в путь дорогу столь солидную делегацию, и другие отвечает директор Группы оценки рисков (Алма-Ата) Досым Сатпаев.

Как вы оцениваете визит представителей администрации Госдепа США с учетом того, что это уходящая администрация?

— Администрация Барака Обамы в последнее время активизировала работу в Центральной Азии, несмотря на то, что сам Барак Обама уже «хромая утка». В прошлом году в регионе побывал Джон Керри, участвовал в создании группы С5+1. В этом году также была встреча в рамках этого формата. Сейчас очередной визит высокопоставленного американского чиновника. Хотя администрация уходящая, но, как я предполагаю, демократы ожидают победы Хилари Клинтон на президентских выборах. Если исходить из этого, то налицо преемственность в политике. Не стоит забывать, что значительное влияние на политику Барака Обамы оказывает именно Хилари Клинтон, активно участвуя в тех или иных внешнеполитических мероприятиях, делая те или иные внешнеполитические заявления. Стоит предположить, что, несмотря на скорый уход Барака Обамы из Белого дома, демократы все-таки останутся у власти, то скорее всего, они будут продолжать ту политику по отношению к Центральной Азии, которую Обама активизировал в последние годы своего пребывания на посту президента. Отдельной строкой — ситуация в Узбекистане в связи со смертью Ислама Каримова. Это вызывает повышенный интерес США не только к этой стране, но и к Казахстану.

В связи с возможной предстоящей сменой власти?

— Да, именно Казахстан находится в центре внимания не только американского внешнеполитического ведомства, а в целом аналитических структур. Это хорошо видно по многочисленным докладам, которые делают те или иные американские мозговые центры именно по Казахстану. И, конечно, я думаю, что самый главный вопрос, который их будет беспокоить, это вопрос о сохранении после ухода Назарбаева той внешнеполитической ориентации, которую здесь в Казахстане именуют многовекторной внешней политикой. Из всех стран Центральной Азии именно с Казахстаном у США были партнерские отношения, несмотря даже на создание ЕАЭС, несмотря на то, что Казахстан является участником ОДКБ. Естественно, что Белый дом крайне заинтересован, чтобы в случае смены власти преемственность была сохранена. Поэтому я думаю, что визиты такого рода участятся в регион, и в том числе в Казахстан.

Но в целом, если брать наш регион, американцев волнуют вопросы, связанные с безопасностью, с учетом афганского фактора. Традиционно они об этом говорят и их поддерживают европейские коллеги, в частности, Германия. Поэтому Центральная Азия американцев волнует как с точки зрения безопасности, так и с точки зрения чрезмерной активности здесь Китая. И с точки зрения очередного транзита власти, но уже в Казахстане. Учитывая довольно серьезное присутствие в республике американских компаний в нефтегазовом секторе, это вполне закономерно. Поэтому Казахстан является ключевым партнером для Белого дома, вне зависимости от того, кто там будет сидеть — республиканцы или демократы: нефтегазовое лобби есть и среди демократов, и среди республиканцев.

Узбекистан сохранит прежний курс «равноудаленности от глобальных центров» — ваш прогноз?

— Исходя из интересов Казахстана, изменения во внешней политике Узбекистана желательны. Прежде Казахстан все время активно инициировал разные региональные проекты. Он пытался усадить за стол переговоров лидеров стран Центральной Азии по водно-энергетической проблеме, по вопросам безопасности. Но из-за политики Узбекистана, из-за довольно жестких высказываний Ислама Каримова в адрес Таджикистана и Киргизии, найти общую основу не удавалось. Естественно, что для Астаны было бы выгодно, чтобы новое руководство Узбекистана внесло определенные коррективы в первую очередь в центрально-азиатскую политику, чтобы появились основы для нового диалога, для партнерского взаимодействия между Узбекистаном и соседями по региону. Что касается в целом внешнеполитической деятельности Узбекистана, то Шавкат Мирзиёев недавно озвучил свое видение, сказав, что будет преемственность курса, что Узбекистан будет в первую очередь отстаивать свои интересы. Полагаю, что Узбекистан не станет входить в новые региональные объединения. Какой-то период времени Узбекистан продолжит в точности ту политику, которую реализовывал Ислам Каримов. Со временем можно ожидать некоторых незначительных перемен. Но опять же, здесь нужно учитывать и фактор внешнего давления на Узбекистан. Скажем, и Китай, и Россия заинтересованы во втягивании Узбекистан в сферу своего влияния. Тем более, у России есть довольно серьезные для этого рычаги. Не только трудовые мигранты, но и серьезные лоббисты, вроде Алишера Усманова.

Китай заинтересован в том, чтобы Узбекистан отошел от слишком тесного взаимодействия с США в этом вопросе. Я, будучи в Чикаго месяц назад, внимательно выслушал выступления китайских экспертов. Так они открыто говорили о таких вещах. Во-первых, именно о том, что полностью поддерживают тот транзит власти, который осуществляется в Узбекистане, потому что он проходит мирно и бесконфликтно, и это их устраивает. По их заявлению, любая дестабилизация обстановки в Узбекистане автоматически скажется на регионе и автоматически может ударить по их безопасности в Синьцзяне. Во-вторых, они категорически против любых попыток США и западных игроков реализовать те или иные модели революций или переворотов, четко заявив, что Китай будет выступать очень жестко против таких механизмов. Таким образом, получается, что Россия и Китай имеют общий интерес в сокращении влияния Запада. В то же время Шавкату Мирзиёеву важно быть рукопожатным лидером на международной арене. Он будет также заинтересован в том, чтобы его на Западе воспринимали как игрока, к которому можно прислушиваться и с которым можно сотрудничать. Я думаю, что в этом плане, узбекская политика будет несколько напоминать казахстанскую. То есть — многовекторность с учетом национальных интересов и с попыткой не вступать в серьезные трения и конфликты со своими соседями.

Иногда звучит мнение о том, что идеальным вариантом для стран Центральной Азии с точки зрения независимости было бы создание регионального блока.

— В свое время такие попытки предпринимались. Почему бы их не реализовать сейчас, предложить новые инициативы, потому что нам ни Россия, ни Китай, ни США не помогут решить наши проблемы. Поэтому я говорю, что смена власти в Узбекистане имеет много разных вариантов развития в регионе — чисто «черный лебедь» Насима Талеба: трудно что-то предсказать, да еще когда так много факторов. Было бы оптимальным, если бы политика Узбекистана стала больше ориентированной на региональную кооперацию. Потому что это выгодно всем. Это выгодно и Казахстану. Как мне кажется, нужно ломать прежние жесткие отношения с соседями, и быть более гибким. Потому что из этого региона Узбекистан никуда не денется. Он является заложником региональных проблем, а их надо решать. Если мы их не решим, то они могут нас похоронить в будущем.

Таджикистан и Туркмения для США сейчас не интересны?

— Ну почему же? Если речь идет о Туркменистане, то президент Гурбангулы Бердымухамедов довольно активно сотрудничал с США. И переговоры вел, и по военно-технической линии взаимодействовал, и по вопросу защиты туркмено-афганской границы активные консультации проходили. Все-таки газовый конфликт Ашхабада с Москвой до сих пор держит отношения между двумя странами в напряженном состоянии. Бердымухамедов заинтересован в том, чтобы его отношения с США были партнерскими, более близкими, хотя бы с точки зрения некоего предмета торга в переговорах с Россией и Китаем.

Все встречи, которые проходили в формате С5+1 с участием всех пяти стран региона и США, я думаю, достаточны для американцев, чтобы иметь представление о таджикской и туркменской позиции, быть заинтересованными в контроле над ситуацией в этих странах. Хотя — да, присутствие США в них меньше, чем например, в Казахстане. Явное экономическое присутствие США — только в Казахстане. Что же касается Узбекистана, то, как уже отметил, американцы рассчитывают на то, что смена власти может в какой-то степени сблизить отношения Ташкента и Вашингтона.

Киргизия некогда была самой условно «проамериканской» страной региона, потом разрыв…

— Что касается Киргизии, то эта республика в очередной раз вошла в зону политической турбулентности. Сейчас конституционные изменения вызвали раскол. Но в любом случае Киргизия для США то самое пограничное государство, которое, судя по мнению американских аналитиков, выражает некую разочарованность в своих отношениях с Россией, особенно в рамках ЕАЭС, Бишкек был разочарован снижением российской инвестиционной активности в киргизскую экономику. Американцы уловили в этом некий знак того, что, возможно, Бишкек захочет занять более мягкую позицию в отношениях с США. Они к этому как раз и готовятся. В следующем году в Киргизии должны состояться президентские выборы. Вашингтон рассчитывает на то, что смена руководства в Киргизии приведет к изменениям во внешней политике. Они пытаются понять, насколько президент Алмазбек Атамбаев способен подготовить приемника. Сохранит ли свои позиции правящая Социал-демократическая партия в будущем парламенте? Полагаю, что Вашингтон зондируют почву и уже вырабатывают стратегию, исходя из ситуации в этой стране. Тем более, что новое соглашение о сотрудничестве (все предыдущие Бишкек в одностороннем порядке разорвал) только готовится. И при этом интереса, казалось бы, к ключевому объекту — аэродрому «Манас», у США сейчас нет.

Как думаете, есть ли в Киргизии уже явный кандидат в президенты, на которого можно делать ставку?

— С учетом того, что события в Киргизии меняются с калейдоскопической скоростью — распалась парламентская оппозиция, правительство формально в отставке, спор вокруг референдума, то думаю, что и Киргия является тем самым «черным лебедем». Там протекают настолько непредсказуемые процессы, что трудно предугадать, что будет через месяц, а не то, чтобы через год. И, если, скажем, в Туркменистане понятно, чем закончатся выборы, это «белый лебедь», то в Киргизии — сплошной туман. Можно только предположить, что сам Атамбаев держит в уме сразу несколько кандидатур, исходя из политической конъюнктуры, и учитывая, что позиции политической оппозиции ослаблены.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

121

Похожие новости
09 декабря 2016, 02:46
08 декабря 2016, 20:45
08 декабря 2016, 20:45
09 декабря 2016, 02:30
08 декабря 2016, 15:30
08 декабря 2016, 12:46

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
06 декабря 2016, 21:00
03 декабря 2016, 15:00
03 декабря 2016, 23:45
02 декабря 2016, 19:00
03 декабря 2016, 14:00
07 декабря 2016, 02:01
02 декабря 2016, 20:00

Интересное на сайте
28 января 2014, 16:31
27 мая 2013, 12:16
14 ноября 2012, 15:27
10 августа 2012, 16:11
15 марта 2012, 15:34
23 июля 2013, 11:33
13 апреля 2013, 10:41