Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Черногория: репрессивное обаяние «демократического» режима

Еврокомиссия, наблюдая за готовностью Черногории стать членом ЕС, удивительным образом не замечает, что правящий режим сажает в тюрьмы оппозиционеров за отличное от официального мнение, и что его противники вынуждены прятаться даже в здании парламента и посольствах других государств.

Выступая в Брюсселе, глава миссии ЕС в Черногории Боян Шаркич отметил, что экс-югославская республика «привержена выполнению всех предварительных условий для получения окончательных положительных оценок» по пунктам переговоров по вступлению страны в Евросоюз. Отметив, что 32 из 33 пунктов уже закрыты, а работа над остальными восьми перенесена на следующий год. Также было отмечено, что Еврокомиссия будет «продолжать следить за прогрессом страны в таких ключевых областях, как свобода СМИ, прозрачное использование государственных финансов, борьба с организованной преступностью, коррупцией и отмыванием денег». А там и до долгожданной евроинтеграции недалеко, благо членство в НАТО у Подгорицы уже есть.

Демократическое давление на инакомыслящих

Вот только с членством этим в Черногории согласны далеко не все — в частности, оппозиция, традиционно выступающая за сближение с Сербией, а также с Россией, объединившаяся в Демократический фронт (в состав входят десять партий и движений). Но ее нарочито предпочли не услышать, когда она предложила вынести обсуждение по вопросу о вступлении в Североатлантический альянс на всенародный референдум, а затем и во время ратификации соглашения об этом вступлении в минувшем 2017 году. Тогда за него проголосовали 46 провластных депутатов черногорского парламента, а 35 представителей оппозиции голосование проигнорировали. Казалось бы, кворума для принятия окончательного решения не было, но власти тогда сделали вид что это банальная условность, а большинство все равно за.

Годом ранее, в 2016, по оппозиции ударили процессом о якобы готовившемся государственном перевороте и попытке покушения на бессменного с начала девяностых лидера югославской республики, а впоследствии независимого государства Мило Джукановича, причем не без участия фигурантов опять-таки из России и Сербии. Тогда под это откровенно состряпанное на коленке дело попали все хоть сколько-нибудь заметные черногорские оппозиционные политики и общественники, а также регулярно бывавшие в стране активные люди с российским и сербским гражданством (а контакты на общественном и культурном уровнях и вправду были интенсивны, поскольку, чтобы там не говорили политиканы из Подгорицы, черногорцы и сербы — это один народ, а ближе русских у сербов, как известно, никого нет). И в интересах Запада было разорвать сложившиеся веками связи, что и было сделано. Да так, что одна из фигуранток дела о перевороте сербская общественница Бранка Милич, арестованная в Черногории, полтора года просидевшая в местной тюрьме и выпущенная под ходатайство местного митрополита СПЦ Амфилохия, после решения суда повторно заключить ее под стражу сбежала в сербское посольство, где находится и по сей день. Женщина заявляет, что не уедет из страны и дождется судебного процесса, но находиться в камере без окон, с постоянно включенным электрическим светом, в ситуации, когда ей при стенокардии и меланоме отказывают в лечении, она больше не хочет.

«Мы надеемся, что Сербия не перейдет грань, когда под крышей своего посольства станет защищать сбежавшую от правосудия», — прокомментировал ситуацию министр иностранных дел Черногории Срджан Дарманович. При этом глава черногорского МИД как-то подзабыл, что речь идет о гражданке Сербии. Смог бы ли он в подобном ключе высказаться об американке, окажись та в аналогичной ситуации? Учитывая, что заявление министра было сделано в ходе встречи с коллегами в рамках Американо-Адриатической хартии, то вряд ли. А стране, частью которой Черногория была в Средние века, и с 1918 по 2006 годы жила вместе с ней в едином государстве, теперь можно говорить и делать все, что хочешь. Не зря же именно в нынешний год — год столетнего юбилея Великой народной скупщины сербов Черногории в Подгорице, принявшей решение об объединении с Сербией — событии, который нынешним черногорским режимом преподносится как нелегитимное собрание, положившее начало «оккупации», произошел знаковый арест одного из лидеров Демократического фронта Небойши Медоевича. Тот выходил из парламента, где как раз-таки проходила дискуссия по поводу «Подгорицкой скупщины», в ходе которой оппозиционер отстаивал мнение о том, что решение черногорских сербов соединиться с соплеменниками из большой Сербии являлось правильным, и был схвачен полицейскими несмотря на наличие у него депутатского иммунитета. В итоге Медоевич провел в заключении две недели, девять дней голодал в знак протеста, после чего слег в больницу.

Его соратника по Демократическому фронту Милана Кнежевича также хотели арестовать, но тот, едва заметив приближающихся к нему явно с недобрыми намерениями людей в форме, успел забежать в парламентское здание, где забаррикадировался, держа оборону все те же две недели, в то время как Верховный суд постановил арестовать обоих депутатов на два месяца.

Что же такого ужасного совершили народные избранники, что черногорская Фемида вознамерилась упрятать их за решетку вопреки депутатскому мандату? Да просто сделали депутатское заявление о том, что спецпрокурор Миливое Кантич (тот самый, что слепил обвинительное заключение по делу о «перевороте») взял взятку в 100 тыс. евро от экс-мэра Подгорицы Миомира Мугоша, после чего уголовное преследование в отношение последнего было прекращено. А потом отказались раскрывать источники этой информации.

Желтые жилеты по-черногорски

После ареста Медоевича и «глухой обороны» Кнежевича их соратники из депутатского корпуса в знак солидарности провели ночь в парламенте, после чего вывели на улицу своих сторонников. Протест против незаконных арестов поддержали четыре тысячи черногорцев, что для столицы с населением в 150 тыс жителей и для государства с населением в 600 тыс человек более чем достаточно и показательно. Что характерно, выходили протестующие в модных «желтых жилетах», которые организаторы акций назвали «жилетами европейской бедноты». После чего пообещали провести аналогичные шествия в других городах страны, после чего власть пошла на попятную — Конституционный суд отменил постановление Верховного суда об аресте оппозиционеров, признав статью УК, согласно которой тем грозила тюрьма, противоречащей конституции Черногории. Хотя, нужно заметить, оба по-прежнему проходят по пресловутому делу о «перевороте».

«Скандал, связанный с моим арестом, показывает, что у нас практически не осталось независимой судебной системы, профессиональной прокуратуры. Напротив, мы имеем систему, плотно слитую с властью, благодаря чему власть может отправить в тюрьму любого, — прокомментировал черногорским СМИ ситуацию со своим арестом Медоевич. — Черногорской судебной системой через местную власть, к сожалению, управляют центры силы, находящиеся за пределами страны, и в истории с моим арестом также четко действовал внешний фактор».

После освобождения своих лидеров Демократический фронт практически сразу же провел мощный объединительный съезд и пригласил другие оппозиционные партии Черногории присоединиться к нему, на что подавляющее большинство ответили либо согласием, либо благожелательным «скорее да». На повестке партии новые массовые акции «желтых жилетов» с требованием выхода из НАТО (ранее ДФ предлагал провести по этому вопросу всенародный референдум, но власть это требование ожидаемо проигнорировала), а также отставки правительства Душко Марковича, который ранее называл решение Конституционного суда законным, а после не без ехидства поспешил «выразить надежду» на то, что из истории с Медоевичем и Кнежевичем «вынесут урок все — и политики, и юристы, и граждане». То есть, по сути, дал понять, что власть в Черногории управляет всем. А ставки правящей элиты на интеграцию в ЕС и НАТО сделаны серьезные. Не случайно в качестве звонкой пощечины Белграду Подгорица отправила свой контингент саперов в составе международной, по сути, оккупционной миссии KFOR в отторгнутое Косово. А в качестве жеста в отношении Москвы — в состав международного контингента НАТО в Литве, который, как пишут черногорские СМИ, «возглавляется Соединенным Королевством, Канадой, Германией и Соединенными Штатами и представляет собой многонациональные силы, которые демонстрируют трансатлантическое единство и дают понять, что нападение на одного из союзников считается нападением на весь Альянс». Кому «дают понять» — тоже вполне себе понятно.

В целом же черногорские власти намерены в следующем 2019 году потратить на перевооружение армии по Североатлантическому стандарту 56,5 млн евро, то есть 2,9% ВВП страны, хотя по нормам НАТО вполне достаточно и 2%.

От ненависти к сербам до любви к албанцам

При этом глава черногорского МИД Срджан Дарманович высказался и о создании так называемой армии Косово, по сути, одобрив превращение бывших боевиков в полноценные вооруженные силы под непосредственным кураторством США. С небольшой оговоркой — главное, чтобы этот процесс происходил постепенно.

И эти слова были сказаны главой внешнеполитического ведомства отнюдь не случайно. Режим в Подгорице заигрывает и с ручной цепной собачкой США на Балканах — албанскими экстремистами, в том числе и со своей диаспорой. Последняя в 2006 году «помогла» черногорским гражданам совершить судьбоносный выбор по отделению от Сербии (разрыв между «за» и «против», по официальным данным, тогда составил около 10%). Недавно же на всю страну прозвучал скандал, когда черногорские полицейские в Ульцине и пригороде Подгорицы Тузи арестовали двух албанцев за албанские флаги — один их арестованных ехал с флагом в автомобиле, у другого он торчал из окна дома. По действующему в Черногории закону публичная демонстрация флагов других государств карается штрафом от 100 до 300 евро, либо арестом на 30 суток. Понятное дело, что после случившегося албанская диаспора подняла шум, и солировал в этом хоре вице-спикер парламента страны, этнический албанец Генчи Ниманбегу. В итоге, вышеупомянутый премьер Душко Маркович поспешил заявить, что глава МВД намеривается предложить правительству поправки в Закон об общественном порядке, согласно которым публичная демонстрация государственных символов иных стран караться не будет.

Еще одной серьезной уступкой местным албанцам стало разрешение на установку в каждом муниципалитете, где представители этой нации составляют большинство, памятника албанскому герою Скандербегу. Ожидается, что в скором времени подобным монумент появится и в вышеупомянутом пригородном столичном Тузи.

Таким образом просербские, пророссийские, а в первую очередь прочерногорские оппозиционеры с отчаяньем Давида готовы дать бой Голиафу, за которым стоит всё «мировое добро». Будет ли исход этот схватки библейским — покажет время.

Алексей Топоров

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

474

Похожие новости
18 сентября 2019, 01:30
17 сентября 2019, 10:00
17 сентября 2019, 19:30
18 сентября 2019, 02:00
17 сентября 2019, 11:30
18 сентября 2019, 05:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
14 сентября 2019, 15:15
14 сентября 2019, 15:45
14 сентября 2019, 03:45
14 сентября 2019, 15:15
15 сентября 2019, 19:15
11 сентября 2019, 17:15
11 сентября 2019, 07:45

Интересное на сайте
21 марта 2013, 11:02
14 ноября 2012, 15:10
15 февраля 2013, 14:25
05 марта 2012, 12:57
08 мая 2011, 16:24
23 июля 2013, 11:33
31 января 2013, 11:27