Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Ближневосточные беженцы как фактор политической нестабильности

Финляндия пережила тяжелый правительственный кризис, едва не приведший к отставке Кабмина. Все началось с раскола в рядах правящей коалиции. Другие партии отказались сотрудничать с правыми «Истинными финнами» после того, как их возглавил идеолог «антииммиграционного крыла» Юсси Халла-ахо, имеющий судимость за высказывания, которые были сочтены расистскими. Однако суть проблемы куда глубже: скандал с «Истинными финнами» напомнил о проблеме нашествия в страну беженцев. Это тема, о которой из соображений политкорректности стараются напоминать как можно реже.

Правительственный кризис

Когда Ю. Халла-ахо был избран в июне главой «Истинных финнов», это повлекло за собой скандал, ведь политик дважды был осужден за «разжигание межнациональной розни и оскорбление чувств верующих». В 2012 году суд обязал его выплатить штраф и убрать из своего блога некоторые записи о мусульманах. После того как он возглавил руководство одной из коалиционных партий, в ней начались перетряски. Помимо министра иностранных дел Тимо Сойни, министра обороны Юсси Ниинисте и еще трёх членов правительства, верхушку «Истинных финнов» вынуждены были покинуть и все остальные члены политсовета этой партии. Их сменили «верные халловцы» – члены парламента, критикующие «соглашательскую политику» Хельсинки в вопросах отношений с ЕС и «провалы» в миграционной политике.

Как пишет финский политический обозреватель Леонид Лааксо, таким образом партия, по сути, вернулась к своим корням, ведь еще более двадцати лет назад ее основатель Тимо Сойни выступал против ЕС и притока иностранцев в Финляндию. Позже Т. Сойни отступился от провозглашенных им же самим принципов и, заняв пост главы МИД, участвовал в принятии решений по организации приёма беженцев. Это привело к существенному падению популярности «Истинных финнов» в среде простых избирателей.

По мнению Л. Лааксо, краеугольным камнем кризиса стала команда, которую в руководство «Истинных финнов» привел Халла-ахо. «Если сам он интеллигентный доктор наук в области древнецерковной славянской словесности, то новые замы относятся к категории крутых противников ЕС, требующих выхода из зоны евро, с антимиграционными взглядами, близкими к расизму. А таких людей лидеры финского государства не хотят допускать к высшему органу практического управления страной, так как они не только могут негативно повлиять на имидж Финляндии, но и нанести урон в продвижении вперед правительственной программы (приема мигрантов. – В.В.)», – отмечает либеральный эксперт.

В первую очередь раскол начался в среде самих «Истинных финнов». Около двадцати парламентариев, входивших ранее в их ряды, включая бывшего лидера Т. Сойни, объявили о создании собственной фракции «Новая альтернатива» под руководством депутата Симона Эло. Последний дал понять, что бунтарей не устраивает риторика и политика, проводимая Ю. Халла-ахо с тех пор, как он получил в свои руки власть в партии. Группа С. Эло, куда вошли и действующие министры, объявила о готовности сотрудничать с правительством премьер-министра Юхи Сипиля. После этого парламентскую фракцию оставшихся «Истинных финнов» возглавила депутат Леена Мери, известная тем, что предлагала беженцам уехать к себе на родину, если им не нравится в Финляндии (за что подверглась осуждению со стороны прежнего руководства партии).

Партию начали усиленно шельмовать в прессе: в частности, прозвучали не подтвердившиеся впоследствии обвинения в том, что якобы члены организации приветствовали своего главу характерным нацистским жестом. Однако эти события послужили детонатором: на грани распада оказалось уже и само правительство (или, как его официально называют в стране, Государственный совет). 12 июня главы трёх правящих сил – Юха Сипиля («Центр»), Петтери Орпо (Коалиционная партия) и Юсси Халла-ахо («Истинные финны») – в течение двух часов обсуждали перспективы дальнейшей работы правительства в его нынешнем составе. Позднее Халла-ахо покинул переговоры, отказавшись от комментариев. Как позже выяснилось, лидеры партий пришли к выводу, что дальнейшее сотрудничество в рамках нынешней правящей коалиции невозможно. «Коалиционеры» и «центристы» посчитали идеологию Халла-Ахо несовместимой со своими ценностями. Правда, до смены Кабмина не дошло: правительство получило от парламента вотум доверия большинством голосов и продолжило работу.

Страх перед чужаками

Характерно, что развязанная в местной прессе кампания ненависти к «ксенофобу и расисту» Халла-ахо символично совпала с принимаемыми в стране мерами предосторожности против терактов. Появилась информация, что сотрудников госпогранохраны в дополнение к уже имеющемуся оружию могут снабдить и автоматическими пистолетами. Расширение оружейного арсенала объясняется тем, что такое оружие эффективнее останавливает находящееся в движении транспортное средство. Предполагается, что изменения в обмундировании и правила, регулирующие использование силовых методов, вступят в силу в июле.

К слову, в середине прошлого месяца финская Полиция безопасности (SUPO) повысила уровень террористической угрозы, а 18 июня в центре Хельсинки проводилась масштабная полицейская операция. Она была связана с полученной властями информацией о том, что в столице готовился теракт. Целью атаки должна была стать знаменитая «Церковь в скале» (Temppeliaukion kirkko) – достопримечательность, широко известная среди туристов. В центре финской столицы провели спецоперацию, но вечером от полиции поступило краткое сообщение, что подозреваемый так и не был задержан. Перед церковью 19 июня были в спешном порядке установлены бетонные блоки, препятствующие проезду автомобилей. Стражи порядка уверили, что «делается всё возможное для выяснения всех подробностей готовившейся атаки».

Вскоре поступило известие о том, что парламент рассмотрит законопроект, дающий силовикам право на доступ к конфиденциальной переписке граждан. Правительство намерено в ускоренном режиме внести необходимые для этого изменения в конституцию. Другим направлением деятельности по предотвращению терактов названа работа с детьми, молодёжью и общественными организациями, ориентированная на снижение преступности, радикализации и маргинализации.

Недавно глава финского МВД Паула Рисикко признала, что теракты возможны – особенно напугало финнов апрельское ЧП в Стокгольме, где экстремист на грузовике принялся давить людей. Тем более что и сама Финляндия познала подобные трагедии: в октябре 2002-го взорвалась бомба в торговом центре в пригороде Хельсинки, при этом погибли и получили ранения более сотни человек. А ведь тогда на территории страны было значительно меньше «взрывоопасного элемента», чем сейчас!

Вот ещё занимательная информация: в сентябре 2016 года в Ираке на территории базы местных вооруженных сил близ города Байджи был совершен теракт. Устроил его пакистанец Абу Хурайра – смертник-подрывник, прибывший в Ирак прямиком из Финляндии. Он даже взял себе псевдоним, свидетельствующий о его недавнем прошлом – Финланди. Всего же, по данным спецслужб, в последнее время к боевикам «Исламского государства» присоединилось не менее 80 экстремистов, ранее живших в Финляндии. Также спецслужбисты следят за несколькими сотнями нынешних обитателей страны, подозреваемых в связях с террористами. 

Власти начали что-то соображать – министерство внутренних дел заявило, что за два года организовало почти сорок рейсов для высылки просителей убежища, которым власти отказали в статусе беженца. Финляндия ужесточила правила получения убежища для граждан Ирака, Сомали и Афганистана, мотивируя это тем, что «не вся территория этих государств является опасной для жизни зоной». Также финские чиновники ужесточили правила воссоединения семей беженцев, что вызвало ряд протестов и критических замечаний в адрес властей. Полиция Финляндии заявила, что хочет нарастить темп депортации просителей убежища авиатранспортом, так как, по оценкам экспертов, до двух третей из них получат отказ. Теоретически Финляндия может посылать самолет в Ирак каждую неделю, но рейсы организовываются только по мере необходимости. Стоимость полета из Хельсинки до Багдада оценивается для казны в 150-200 тысяч евро (или 1,5-2 тысячи евро на одного пассажира).

Беженцы, осуществив мечту оказаться в Скандинавии, не желают ни под каким видом возвращаться назад

Закрыть границы!

В Хельсинки регулярно проходят демонстрации против высылки нелегалов. Впрочем, акции протеста проводят и защитники противоположной точки зрения – например, активисты движения «Закрыть границы!» (Rajat kiinni!). Они настаивают, что государству следует обращать больше внимания на нужды собственных граждан, чем мигрантов. «Центры приёма предпочитают отдавать беженцам, а не бездомным. Одна и та же ситуация по всей стране. Мигранты хотят лишь более легкой жизни и без труда полученных денег. Нам нужно волноваться о себе, а не о беженцах-туристах», – считают представители движения. По их мнению, шансы беженцев на дальнейшую интеграцию в стране – слабые, около 40% из них могут примкнуть «к параллельно существующим сообществам».

Противники приема беженцев проявляют недовольство работой финского МВД, которое, как они считают, предоставляет ложную информацию о ситуации с прибытием мигрантов в страну. Ситуация с беженцами стала причиной роста популярности неонацистских движений, которые настолько усилились, что уже стали создавать свои филиалы и за пределами Финляндии. Так, в начале года в Эстонии резко усилилась праворадикальная группировка из Финляндии «Воины Одина», пополняющая ряды за счет местных жителей. Глава этой группировки ранее осужденный за сбыт наркотиков и избиение сокамерников финн Даниель Пуудер оповестил, что его люди намерены организовать в Эстонии патрулирование районов и улиц, где будут заселяться беженцы – и следить, дабы те вели себя «подобающим образом». Если судить по общению радикалов в их группе в «Фейсбуке», их призывали «вести себя разумно» и не разглагольствовать о том, как они кого-то где-то побили. 14 февраля 2016-го в одном из баров Старого города в Таллине прошел сбор «Воинов Одина», объявленный «учредительным собранием».

Только за последние два года в Финляндию прибыли свыше 38 тыс. беженцев, из них около 20 тыс. – из Ирака. В 2016 году на родину были депортированы 6,7 тыс. человек, что в два раза превышает показатель предыдущего года. При этом, однако, представители властей в своих выступлениях заявляют о готовности не только не сворачивать, а, напротив, расширить прием этих гостей. В правительстве много говорят об «интеграции», однако, как свидетельствует практика, соответствующие программы не очень-то работают.

Например, в мае в финской прессе появились публикации о том, что беженцы и нелегалы всё чаще занимаются оказанием сексуальных услуг за деньги. Это явление становится всё более массовым, так как для мигрантов секс за деньги – реальный способ заработать в Суоми. По данным издания Helsingin Sanomat, около 65-70% всех работников рынка сексуальных услуг – это прибывшие в страну иностранцы. Исследовательница Ниина Вуолаярви указывает, что на подобный шаг беженцев толкают материальные трудности. По её словам, у мигрантов в Финляндии чаще всего остается две альтернативы: работать в теневой экономике за несколько евро в час или уйти в проституцию, которая оплачивается более щедро.

Журналисты Helsingin Sanomat отправились вместе с иракцем Кадаром, который живет в Финляндии уже несколько лет, в подпольный бордель. Он рассказал, что попал в проституцию случайно – через два месяца после приезда в Суоми к нему подошёл финн и предложил заняться сексом за деньги. За «свидание» он предложил 50 евро. Беженец согласился, так как эта сумма составляла примерно половину его месячного пособия в центре для просителей убежища. После этого Кадар заболел гонореей. Тем не менее он решил продолжить зарабатывать деньги проституцией, но поклялся себе впредь всегда использовать презерватив. Он создал два профиля в интернете, а также познакомился с другими беженцами, вовлеченными в предоставление сексуальных услуг. Через некоторое время у него было уже 15 постоянных клиентов – все мужчины. С каждого Кадар берёт от 50 до 60 евро.

Учитывая подобные факты, как-то не очень сильно удивляешься тому, что у многих жителей страны факт прибытия мигрантов не вызывает оптимизма. И то, что появились политические партии, в данном случае «Истинные финны», которые стали выносить этот вопрос на правительственный уровень, только показывает остроту проблемы.

Фото https://lenta.ru/articles/2015/06/19/eu_crisis/

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

477

Похожие новости
17 августа 2017, 09:00
17 августа 2017, 01:00
17 августа 2017, 07:00
18 августа 2017, 02:00
17 августа 2017, 17:00
17 августа 2017, 15:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
15 августа 2017, 20:45
15 августа 2017, 05:15
12 августа 2017, 20:45
12 августа 2017, 18:45
13 августа 2017, 05:00
11 августа 2017, 19:15
13 августа 2017, 00:45

Интересное на сайте
14 декабря 2010, 12:21
05 марта 2012, 12:57
24 декабря 2010, 13:39
21 марта 2013, 11:02
06 февраля 2010, 17:37
28 апреля 2011, 16:31
21 сентября 2012, 10:07