Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Битва за средние ракеты: военный аспект проблемы РСМД для России и США

19 октября 2018 года в ведущем американском издании New York Times сообщили о намерении президента США Дональда Трампа «в предстоящие недели» утвердить решение о выходе Соединенных Штатов из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (договор РСМД). На следующий день президент Трамп сам лично подтвердил свои намерения в отношение договора РСМД. Выход США из договора РСМД представляется неизбежным.

Ликвидация договора РСМД имеет два важных аспекта: политический и военный. О политическом контексте проблемы мы уже писали. Теперь — о военном.

Договор РСМД запрещает два вида ракет, обозначенных в названии договора, как «средние» и «малые». Эти ракеты — баллистические и крылатые — определялись характеристиками максимальной дальности их полета, т. е. диапазоном поражения потенциальных целей. «Средняя дальность» определялась диапазоном от 1 тыс до 5,5 тыс км с места пуска. Малая — от 500 до 1000 км. По американской терминологии подобный класс ракетных вооружений отнесен к «промежуточным ядерным вооружениям» или «нестратегическим». Если максимальный радиус действия превышает 5,5 тыс км, то ракета считается стратегической. В настоящее время Соединенные Штаты и Россия держат свое стратегическое ядерное оружие на своих национальных территориях.

По договору 1987 года две договаривающиеся стороны — СССР и США определили, что каждая из сторон ликвидирует свои ракеты средней и меньшей дальности и обязуется не иметь такие средства в дальнейшем. Дополнительное условие — ликвидировались ракеты с наземным базированием. Запрет не распространялся на средние и малые ракеты на авиа и морских носителях.

По договору СССР ликвидировал свои средние ракеты: Р-12, Р-14 и РСД-10 «Пионер»; и ракеты малой дальности: ОТР-22 «Темп-С» и ОТР-23 «Ока».(1)

США ликвидировали свои средние ракеты: баллистическую «Першинг-2» и крылатую BGM-109G «Томагавк». Малого диапазона — «Першинг-1А».

Характерная особенность. Все запрещенные договором РСМД 1987 года советские средние ракеты были, условно говоря, «перводелками» и «прототипами» — первыми рабочими техническими образцами, взятыми на вооружение, в общей линейке развития, в конце которой были созданы стратегические ракеты с межконтинентальной дальностью, т. е. способностью поражать главного противника — США. Именно по этой причине средние советские ракеты Р-12, Р-14, РСД-10 и не жалко было ликвидировать по договору РСМД 1987 года. Первые две устарели, а на смену третьей — РСД-10 «Пионер» шли стратегические по дальности ракеты нового поколения.

Поясним. Средние ракеты Р-12 и Р-14 конструктора Михаила Янгеля были «промежуточными» по дальности, но стратегическими по назначению и «убойной силе». Так, например, в Карибский кризис именно средним ракетам Р-12 и Р-14 была определена стратегическая задача — в случае войны поразить термоядерными боеголовками цели на территории США с ракетных позиций, размещенных на Кубе. Собственно, готовых советских межконтинентальных по дальности стратегических ракет Р-7А в 1962 году можно было пересчитать по пальцам, так их было мало. Кроме того, они были несовершенны, требовали долгой подготовки к пуску, оставаясь при этом на незащищенных открытых позициях. Мощность боеголовок — по одной на каждую Р-12 и Р-14, находилась в рамках более, чем «солидного» стратегического формата — 2,3 мегатонны. Янгелевские «промежуточные» Р-12 и Р-14 находились в одной линейке развития с межконтинентальными Р-16У того же конструкторского бюро. С принятием на вооружение в 1963 году этой ракеты задача поражения территории США с территории Советского Союза была окончательно решена. Р-12 и Р-14 сразу же стали устаревшими.

Аналогичным образом ликвидированная договором 1987 года баллистическая ракета РСД-10 «Пионер» конструктора Александра Надирадзе, известная на Западе по натовской классификации, как SS-20, была первой в линейке советских стратегических ракет третьего поколения. Ее главными достоинствами было то, что она была твердотопливной и мобильной при использовании «подвижного грунтового ракетного комплекса». Как и его предшественники класса средних ракет, ликвидированных по договору РСМД — Р-12 и Р-14 — РСД-10, «Пионер» стал прототипом для современных стратегических МБР РС-12М «Тополь».

РСД-10 «Пионер» имел дальность 4 тыс км, что позволяло поражать цели в большинстве европейских стран, на Ближнем Востоке и в Китае с ракетных баз, размещенных на территории Советского Союза. На пике в 1984 году в СССР было развернуто 419 ракетных комплексов. Арифметически суммарный залп развернутых «Пионеров» составлял 188 мегатонн — колоссальная разрушительная энергия. Типовой «Пионер» нес три разделяющиеся головные части, каждая по 150 килотонн. Подобная мощность боезаряда позволяет отнести «Пионер» к стратегическому классу. Так и было признано. Ракетные комплексы «Пионер» были развернуты в составе частей Ракетных войск стратегического назначения СССР.

Теперь о «малых» ракетах, ликвидированных договором РСМД 1987 года. К ним относится советский мобильный оперативно-тактический ракетный комплекс «фронтового подчинения» ОТР-22 «Темп-С». При «малой» дальности в 900 км он нес моноблочную боеголовку убойной стратегической (а вовсе не оперативно-тактической) мощи — 0,5 мегатонны. «Темп-С» не оперативно-тактическая, а «условно стратегическая» ракета. Подобная странная особенность комплекса «Темп-С» определялась его конкретной адресностью. Он предназначался для сдерживания маоистского Китая. В 1967 году первый ракетный дивизион ОТР-22 был направлен в район Читы, где в период осложнения отношений между СССР и КНР, демонстративно патрулировал вдоль советско-китайской границы. Однако перевооружаемые на «Темп-С» ракетные полки передавались из подчинения РВСН военным округам — фронтам в случае войны.

И, наконец, ликвидированный по договору ОТР-24 «Ока». В отличие от всех остальных «ликвидированных» советских средних и малых ракет, оснащенных исключительно ядерными боеголовками в «тяжелом» стратегическом формате мегатонн, столь характерном для «убийц городов», советский мобильный ракетный комплекс «Ока» имел ярко выраженные оперативно-тактические характеристики. Комплекс был автономным, мобильным и маневренным, легко маскируемым. Комплекс предназначался для нанесения точных ракетных ударов по малоразмерным и площадным целям — ракетным комплексам противника, его реактивным системам залпового огня, дальнобойной артиллерии, авиации на аэродромах, командным пунктам и по узлам связи, важнейшим объектам промышленной инфраструктуры, по базам и арсеналам. Ракета имела варианты оснащения обычными осколочно-фугасными и кассетными боеприпасами и как вариант — ядерной боеголовкой с изменяемой мощностью подрыва от 19 до 50 килотонн — т. е. оперативно-тактического формата. Не трудно заметить, что именно «Ока» стала прототипом для современного состоящего на вооружении российских сухопутных войск ОТРК «Искандер» с вариантами «Искандер-К», «Искандер-М», «Искандер-Э».

«Искандер-М» несет квазибаллистическую ракету. «Искандер-К» — крылатую ракету Р-500. В США полагают, что испытанная на пусковой установке «Искандера-М» крылатая ракета наземного базирования «Новатор 9М729» превысила по дальности 3 тыс км, что является нарушением договора РСМД. Для поражения противника все «Искандеры» оснащены широким набором конвенционных боевых частей: осколочной, осколочно-фугасной, бетонобойной, кассетными разного типа. «Искандеры» в любом исполнении: баллистическом, квазибаллистическом и крылатом могут быть средством доставки тактического ядерного боеприпаса мощностью до 50 килотонн.

Теперь о ликвидированных по договору американских средних и малых ракетах. «Промежуточные», по американскому определению, баллистические ракеты «Першинг-2» предназначались для сдерживания советских средних «евроракет» (в смысле их адресности) РСД-10 «Пионер». Их высокая точность (КВО 30 метров) позволяла им также выполнять вполне стратегические задачи — уничтожать центры управления, штабы и командные пункты, шахтные установки советских МБР и т. д. «Изюминкой» «Першинга-2» было не только малое подлетное время до Москвы из Западной Германии (7 минут), но и возможность изменения мощности подрыва его моноблочной боеголовки — от 80 килотонн до 5 килотонн. В минимальных значениях подрыва боеголовки «Першинга-2» приобретали свойство оперативно-тактического оружия. Предшественник «Першинга-2» — «Першинг-1А» имел похожую, но менее выраженную тактическую характеристику. При дальности в 700 км «Першинг-1» нес моноблочную боеголовку в вариантах мощности подрыва в 60, 200 или 400 килотонн. Последние два варианта — вполне себе «стратегические» по мощи и не подходят для оперативно-тактических операций на поле боя.

И, наконец, запрещенная договором РСМД крылатая ракета BGM-109G «Томагавк». Она при дальности в 2500 км поражала цели ядерной боеголовкой W84 с вариантами подрыва в диапазоне от 5 до 150 килотонн. «Томагавк» обладал такими достоинствами, как точность и скрытность от ПВО противника, благодаря полету на предельно низких высотах. При этом «Томагавк» вполне демонстрирует различие между классами крылатых и баллистических ракет. Если баллистическая ракета летела до цели по баллистической траектории со скоростью в несколько махов, то крылатая ракета «Томагавк» — с дозвуковой скоростью до 800 км в час. Это означало, что «Першинг-2» мог пролететь расстояние от Рейна до Москвы за 7 минут, а «Томагавку» для этого потребовалось бы три часа.

Тем не менее, здесь следует отметить, что из запрещенных договором РСМД американских средних вооружений именно «Томагавки» на разрешенных авиа и морской носителях получили развитие в обычном неядерном оснащении. В 2010 году администрация Барака Обамы ликвидировала оставшиеся крылатые ракеты морского базирования «Томагавк» в варианте вооружения ядерной боеголовкой. Было решено, что «эта система избыточна в ядерном арсенале США». «Томагавков» в ядерном боевом оснащении в арсенале США не осталось.

Крылатая ракета «Томагавк» весьма технологична и недорога в производстве. Большое количество развернутых на авиа и морских платформах «точных» крылатых ракет «Томагавк», пусть в конвенциональном исполнении — это, фактически, второй стратегический арсенал США. Их одновременное применение в больших количествах, как продемонстрировал опыт войн в Югославии и Ираке, может иметь вполне стратегический результат для достижения победы в войне. До последнего времени именно «Томагавки» были не столько средством сдерживания, сколько самым продвинутым военным средством реальной современной технологической войны с использованием обычных вооружений. В конце ХХ — начале ХХI века американская крылатая ракета «Томагавк» стала своего рода Ultima ratio regum (Последний довод королей). Можно, конечно, сколько угодно превозносить достоинство российских систем ПВО С-300, С-400 и т. д., но одновременного удара с нескольких направлений несколькими тысячами «Томагавков» в обычном неядерном оснащении никакая система ПВО, пусть оснащенная самыми лучшими ракетами ПВО, не выдержит. Каждый по отдельности конвенционный «Томагавк» обладает свойством бомбы (кассетных бомб) в 300−400 кг, точно попавшей в цель. При боевом применении в одном энном количестве «Томагавки» приобретают оперативно-тактическое качество, в другом — даже стратегическое, обеспечивая победу. «Томагавк» весьма технологичен в производстве. Стоимость одной ракеты «Томагавк» в разных модификациях составляет примерно $ 1,5 млн. При таких ценах производство 5 тыс «Томагавков» обойдется в $ 7,5 млрд — смешную сумму с точки зрения современного американского военного бюджета. Сейчас для производства комплектующих для американских «томагавков» задействованы даже гражданские предприятия в Европе. Достоинства «Томагавка» превратились в его недостатки, когда отдельные недолетевшие до цели ракеты попали в руки потенциального противника. Похоже, что «Томагавк» изучен и на него научились воздействовать средствами радио-электронной борьбы, направляя его мимо цели. Кроме того, «Томагавк» устарел из-за его дозвуковых скоростей. После ликвидации договора РСМД линия «Томагавка» получит развитие в виде новой ракеты.

Отметим далее, что средние баллистические ракеты в морском базировании оказались совершенно ненужными США, в том числе, и по такой тривиальной причине. Недавно в США обсуждался проект размещения на атомной подводной лодке средней баллистической ракеты с обычной боеголовкой в рамках программы гиперзвукового глобального удара. Эксперты отметили, что морской пуск такой ракеты был бы для заинтересованного наблюдателя не отличим от запуска стратегической баллистической ракеты «Трайдент-2» с борта атомной подводной лодки (БРПЛ). Подобный пуск мог бы ненамеренно спровоцировать большую ядерную войну с обменом ударами стратегическим оружием между противниками.

Развернутые в Европе в 1980-е годы американские ракеты средней дальности квалифицировались американцами в качестве «нестратегических», но они могли поражать центральные стратегические цели в Советском Союзе. Поэтому благодаря своим отличным тактико-техническим характеристикам, сухопутные баллистические «Першинги-2» и крылатые ракеты «Томагавк» приобрели важное военно-политическое значение. Как заявил тогдашний госсекретарь Джордж Шульц: «Если бы Запад не размещал Першинг-2 и крылатые ракеты, у Советов не было бы стимулов к серьезным переговорам о сокращении ядерных вооружений».

***

Итак, мы рассмотрели типы вооружений, ликвидированных договором РСМД и определили, что класс средних ракет с боевыми ядерными частями был недостаточен по дальности и избыточен по мощности. В первой части: по дальности — это «недостратегические ракеты», в другой по мощи ядерного боеприпаса — стратегические. Отчасти, в советском случае это было связано со спешной разработкой прототипов межконтинентальных ракет, способных поразить США. Поэтому по части «промежуточности» советские средние ракеты были промежуточными образцами для создания межконтинентальных баллистических ракет. В этом плане абсолютным монстром выглядит РСД-10 «Пионер». В отношение Европы — это была стратегическая ракета, обрекавшая ее на тотальное уничтожение в случае войны.

▼ читать продолжение новости ▼

При использовании любого оружия — от лука до баллистической ракеты — дальнобойные системы обычно имеют очевидные преимущества. Они могут быть развернуты дальше от линий соприкосновения с противником и быть менее уязвимыми от его средств, а также поражать более далекие цели. А то, что летит дальше, может быть использовано и ближе — на ближних дистанциях. Поэтому специальное среднее по дальности стратегическое оружие сдерживания в отношение Европы вовсе не нужно. Оно избыточно. Имеющегося у России стратегического потенциала в ее триаде вполне достаточно для сдерживания не только США, но и прочих потенциальных противников, в том числе и на европейском театре военных действий.

Лишившись по договору РСМД класса сухопутных средних ракет, Россия могла и дальше поражать цели в Европе, перенаправив на нее часть своих стратегических систем. Здесь состояние умов выглядит парадоксально. Кажется, что психологически подобная ситуация европейцев вполне устраивает. По-видимому, они массово воображают, что все российские стратегические системы с межконтинентальной дальностью направлены исключительно на США. Поэтому опыт договора РСМД определенно свидетельствует о том, что европейцы совершенно на дух не переносят средних по дальности и стратегических по мощи своих боеголовок ракет. Они справедливо воспринимают оружие среднего радиуса действия, как нацеленное исключительно на них — европейцев, если даже какая-то его значительная часть «адресована» российскими военными планировщиками Турции и странам Ближнего Востока, а также Китаю, Японии с Южной Кореей.

Если с военной точки зрения средние баллистические ракеты с боеголовками стратегического класса избыточны для европейского театра военных действий, то в политическом плане уроки евроракет 1970−1980 года должны нас научить не повторять ошибки. После выхода из договора РСМД Россия не должна создавать ограниченных по дальности нестратегическими диапазонами стратегических по мощности баллистических ракет. Конкретная адресность подобного рода вооружений всегда несет конкретный внешнеполитический вред. Не следует этого делать и в отношение Китая, памятуя что средний диапазон современных китайских баллистических ракет есть свидетельство их несовершенства и развития китайских ракетных технологий.

Другое дело, что после заключения договора РСМД мы наблюдаем развитие этого класса в части оперативно-тактических ракетных вооружений с конвенционными и тактическими ядерными боеголовками. Самый лучший пример — ОТРК «Искандер» официально имеет более короткий диапазон, чем запрещенные по договору РСМД. При таком диапазоне до 500 км «Искандер» поразит цели в Польше и странах Прибалтики, если его будут запускать с ракетных позиций в Белоруссии или Калининграде. Но «Искандеры» не могут поражать цели в странах Центральной Европы, особенно если ОТРК развернуты дальше на восток в России.

Вместе с тем считается, что ОТРК «Искандер» в комплексе с российскими системами ПВО и береговыми противокорабельными комплексами создают для войск НАТО то, что американскими военными определяется как «зона запрещенного доступа» (Anti-Access/Area Denial, A2/AD). A2/AD означает, что войска НАТО могут находиться и передвигаться в подобной зоне лишь с риском «получения неприемлемого ущерба». Иными словами, «зоны запрещенного доступа» затрудняют или делают невозможным проведение американцами воздушно-наземных наступательных операций (AirLand Battle). В 2011 году AirLand Battle переименованы в «согласованные наземные боевые действия» (Unified Land Operations).

Если же на ситуацию посмотреть с точки зрения российского военного оперативного искусства, то совершенствование глубокой военной операции, иначе именуемой после Второй мировой войны «стратегической операцией», требует увеличения ее глубины до крайних возможных пределов. На нашем главном направлении «глубина» распространится на весь европейский театр военных действий. В ходе боя будет поражаться не только первый и второй эшелоны противника, его резервы, но и самые его дальние тылы до их последнего предела. В ситуации европейского театра военных действий подобная глубина составляет 2,5−4 тыс километров, т. е как раз тот самый средний диапазон. Развитие современных российских ОТРК для нужд подобного рода «стратегических операций» и выводит их в диапазон средних ракет. Ограничения договора РСМД стали препятствием для создания оперативно-тактических ракет для подобного рода стратегических операций.

Другой существенный момент. Российская ядерная доктрина допускает использование ядерного оружия первыми в случае обычной войны с целью так называемой деэскалации конфликта. По доктрине 2010, «Россия оставляет за собой право использовать ядерное оружие в ответ на применение ядерного или другого оружия массового уничтожения против нее и (или) ее союзников и в случае агрессии против нее с обычными вооружениями, которые могут поставить под угрозу само существование государства». Противника России ставят перед альтернативой: либо дальнейшая эскалация конфликта, либо перемирие. Современные российские оперативно-тактические комплексы «Искандер» весьма подходят для подобной функции. В случае тактического успеха НАТО в обычной войне («эскалации») ОТРК «Искандер» переходит от нанесения ударов по противнику конвенционными боеприпасами к ударам по противнику тактическими ядерными боеприпасами, снова и вплоть до нанесения неприемлемого ущерба, влекущего остановку продолжения операции НАТО, т. е. до т. н. «деэскалации». Американская стратегия «гибкого реагирования» также в свое время предусматривала «контролируемую» эскалацию. В Европе американское нестратегическое оружие в годы холодной войны было частью стратегии «гибкого реагирования» НАТО.

В этой связи следует обратить внимание на современную проблему тактического ядерного оружия и на связь ее с проблемой договора РСМД. Тактическое (нестратегическое, по американскому определению) атомное оружие предназначено для использования войсками на поле боя или на театре военных действий для достижения оперативных или тактических целей. Заключенный в 2010 году договор о СНВ формально рассматривает все ядерные вооружения, не подпадавшие под его действие, как «нестратегические». С точки зрения американцев, тактическое ядерное оружие их вероятного противника долго не было темой обширных политических дискуссий или поводом для отдельных переговоров по контролю над вооружениями, поскольку не представляло прямой угрозы для континентальных Соединенных Штатов. В настоящее время у Соединенных Штатов в наличии имеется около 500 тактических ядерных зарядов, из которых около 200 в виде авиационных бомб B61 развернуты в Европе на шести базах в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции. Соединенные Штаты проводят «полную программу» продления ресурса этих атомных бомб.

В отношение современной России оценки количества тактических ядерных вооружений весьма разнятся. По одной оценке, у России имеется почти 2 тыс нестратегических ядерных боеголовок, предназначенных для доставки воздушными, военно-морскими и другими оборонительными силами. По другому варианту, у России имеется около тысячи ядерных боеголовок для нестратегического ядерного оружия. Из этого числа до 210 боеголовок имеется у сухопутных войск, до 166 боеголовок — у ПВО, 334 боеголовок — у ВВС и 330 боеголовок — у ВМФ.

Американский Сенат в своей резолюции о ратификации нового СНВ 2010 года заявил, что Соединенные Штаты должны стремиться начать в течение одного года «переговоры с Российской Федерацией о соглашении об устранении несоответствия между нестратегическими (тактическими) запасами ядерного оружия Российской Федерации и Соединенных Штатов, а также для обеспечения и сокращения тактического ядерного оружия, поддающегося проверке». Россия не проявила большого интереса к таким переговорам и заявила, что она даже не начнет процесс до тех пор, пока Соединенные Штаты не удалят свое нестратегическое ядерное оружие с баз в Европе. Тогда же политические лидеры нескольких стран НАТО, включая Бельгию, Германию, Люксембург, Нидерланды и Норвегию, призвали Соединенные Штаты удалить это оружие из Европы. Они утверждали, что оно не служит военным целям в Европе.

В 2014 году тема тактического ядерного оружия была актуализирована из-за возможности прямого военного столкновения между РФ и НАТО на Украине. Тогда из Москвы прозвучали угрозы применить ядерное оружие в рамках концепции «эскалации — деэскалации». В этой ситуации оказалось, что США нечем ответить на подобную угрозу на тактическом уровне. Имеющиеся в наличии американские атомные бомбы свободного падения не выглядели особо надежными в смысле их доставки до цели через зоны A2/AD. Между тем, американцам необходимо связать российский тактический потенциал в будущей гипотетической локальной войне с использованием обычных вооружений. Так на первый план в военной стратегии США вышло нестратегическое ядерное оружие в одном пакете со средними ракетами, запрещенными договором РСМД. Договор РСМД стал для них помехой и в этом отношении.

В 2016 году Палата представителей потребовала, чтобы президент США представил отчет Конгрессу «о любом развитии, развертывании или испытании системы Российской Федерацией, которая по определению директора национальной разведки несовместима с договором о РСМД».

В начале 2017 года американский сенатор Том Коттон внес на рассмотрение законопроект «Закона 2017 года о сохранении договора РСМД», который санкционировал выделение американскому оборонному ведомству $ 500 млн для развития систем противодействия наземным ракетным системам диапазона РСМД. Кроме того, в законе определялось, что Соединенные Штаты должны «создать подготовительную программу» для разработки собственной крылатой ракеты класса РСМД. Конгресс включил предложение Коттона в закон о поддержке национальной обороны 2018 год, который потребовал разработки новой американской крылатой ракеты наземного базирования. По закону от министра обороны потребовали подготовить план разработки крылатых ракет наземного базирования с диапазоном от 500 до 5500 километров и представить «отчет о стоимости, графике и осуществимости изменения существующих и планируемых ракетных систем… для наземного пуска с диапазоном от 500 до 5500 километров».

Администрация Трампа в своем обзоре ядерной политики, выпущенном в феврале 2018 года, определила, что Соединенные Штаты должны приобрести два новых типа нестратегического ядерного оружия: новую крылатую ракету морского базирования и новую тактическую боеголовку для баллистических ракет, запускаемых с подводных лодок.(2) Подобные проекты явно шли в рамках ограничений договора РСМД.

И вот теперь, если договор отменяется, то открываются перспективы того проекта, что предложил Конгресс — создать новую крылатую ракету наземного базирования. Вот ее предполагаемые параметры. Новая крылатая ракета будет летать быстрее современного «Томагавка» на сверхзвуковых скоростях. Ракета будет летать дальше, чем «Томагавк». Она будет способна поражать движущиеся цели. Аналогично с «Томагавком» новая крылатая ракета будет оснащена набором обычных боеприпасов + ядерным боеприпасом с изменяющейся мощностью взрыва. Идеальным стало бы, если бы новую крылатую ракету, предназначенную для наземного базирования, можно было бы развернуть на морских и воздушных платформах. В этом случае она заменила бы устаревшие «Томагавки» в тех же самых пусковых установках, которые не потребовалось бы переделывать. Новая крылатая ракета должна быть так же технологична в производстве и дешева, как «Томогавк».

А тем временем грядущие разработки США в области систем РСДМ уже возрождают в России опасения у экспертов, своего рода новый «комплекс Першинга-2» — об уязвимости из-за подлетного времени ее правительственных центров перед внезапным ракетным ударом с территорий Восточной Европы, на которые продвинулось НАТО. Можно предположить, что министр обороны РФ Сергей Шойгу руководствовался и этим резоном, когда в очередной раз весной этого года высказывался за перенос столицы РФ за Урал. Это чтобы подлетное время увеличить. В США тем временем предсказывают, что подобного рода «опасения» породят у российского руководства новый интерес к ограничению или запрещению ракет средней дальности.

Правда, здесь заметим, что американцам очень сложно найти союзную страну в Европе или Азии, которая бы легко согласилась разместить новые американские средние ракеты с ядерными боеприпасами. Поэтому американцам здесь можно было бы найти следующее решение. Новые американские сухопутные средние ракеты обязательно должны выполняться под конвенционные боеприпасы и относиться к классу оперативно-тактического оружия. Однако в этих системах как вариант должно будет предусмотрено и оснащение ядерной боеголовкой. Подобные тактические ядерные боеприпасы могли бы храниться на складах в США и доставляться на европейский или азиатский театр военных действий в случае военной опасности или войны.

Итак, подчеркнем: России угрожают не тотальной ядерной войной с тотальным уничтожением, а локальной войной с использованием обычных вооружений. Пока что ресурсов у США для войны подобного рода нет. Здесь особо бояться не следует. После отмены договора РСМД нам следует опасаться не ситуации типа «уберите ваши Першинги», а развития американских оперативно-тактических ракетных систем класса РСМД для блокирования возможности российских действий по модели «эскалация — деэскалация» и для противодействия российским системам, создающим зоны A2/AD. Уже в ближайшее время следует наблюдать за происходящими в США изменениями в сфере военно-технического развития. Далее — делать соответствующие политические и военные выводы.

(1) Ракетный комплекс «Ока» имел заявленную дальность 400 км, т. е формально он не подпадал под действие договора РСМД. Считается, что включение «Оки» под запрет договора было своеобразным бонусом М.С.Горбачева его американским и европейским «партнерам». Однако, отметим, что в ядерном оснащении боеголовкой 9Н63 комплекс «Ока» имел максимальную дальность действия до 500. По-видимому, это обстоятельство и определило нижний предел по дальности для малых ракет.

(2) Американские эксперты уже успели «оспорить» проект тактической боеголовки для БРПЛ. Первый резон. В случае установки такой боеголовки на БРПЛ «Трайдент-2» она будет забирать часть стратегического потенциала, ограниченного СНВ-3. Не проще ли будет просто «позаимствовать» у британцев их боеголовки для «Трайдентов», имеющие изменяемую мощность взрыва до малых тактических величин? Второй резон. Проект порочен из-за невозможности отличить пуск тактической БРПЛ от стратегической, что может спровоцировать полномасштабную ядерную войну из-за неадекватной реакции средств предупреждения о ракетном нападении.

Дмитрий Семушин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

238

Похожие новости
20 ноября 2018, 19:15
20 ноября 2018, 13:45
20 ноября 2018, 15:45
20 ноября 2018, 23:15
20 ноября 2018, 01:15
20 ноября 2018, 07:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
17 ноября 2018, 13:15
17 ноября 2018, 03:15
18 ноября 2018, 21:15
15 ноября 2018, 07:15
16 ноября 2018, 03:15
14 ноября 2018, 12:30
17 ноября 2018, 12:30

Интересное на сайте
14 декабря 2010, 12:21
02 ноября 2011, 15:09
01 марта 2011, 15:10
09 ноября 2012, 10:50
23 июля 2013, 11:33
28 января 2014, 16:31
08 мая 2011, 16:24