Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Бессильные безумцы из укрохунты. Обратный отсчёт пошёл

 

Мы часто говорим о глупости и неадекватности украинской власти. Но при решении тактических проблем это не всегда бывает очевидно. В результате люди, ангажированные в украинский кризис, зачастую сталкиваются с логическим противоречием. Текущие действия Киева в каждый отдельный момент, не претендуя на статус гениальных или даже просто талантливых решений, тем не менее не выглядят чем-то экстраординарным на фоне решений, принимаемых в Кишинёве и Бухаресте, в Будапеште и Варшаве, даже в Минске и Астане. Но, по истечении совсем небольшого времени (два-три года) ситуация на Украине оказывается катастрофически хуже, чем в любой другой стране.

До 2014 года даже в России и даже среди людей, профессионально занимающихся Украиной, практически никто не верил, что в стране возможна гражданская война. До начала 2017 года точно так же мало кто верил, что Украина не просто распадётся, но уже распадается. Наоборот, даже люди осведомлённые и даже в России, исходили из того, что при поддержке США и ЕС киевской власти удастся стабилизировать ситуацию и надолго закрепить на Украине русофобский проамериканский режим. До сих пор большинство интересующихся политикой, комментирующих политику и даже пытающихся анализировать политику людей уверены, что очередной кризис власти на Украине разрешится «как американцы скажут», не замечая, что это утверждение приходит в полное противоречие с тем, что происходит в последнее десятилетие.

Подобная публичная неадекватность оценок изредка бывает полезной. Например, в конце февраля — начале марта 2014 года стопроцентная уверенность всех публичных комментаторов российской политики, включая депутатов Госдумы, в том, что Россия никогда не посягнёт на Крым, была лучшей операцией прикрытия для развёртывания «вежливых людей». 

Как показывают опубликованные показания вице-адмирала Юрия Ильина — последнего, назначенного Януковичем, начальника генерального штаба ВСУ, в критические дни февраля-марта 2014 года, в Киеве были уверенны в нейтралитете России. Более того, исполнявший обязанности президента Александр Турчинов отменил приказ Ильина о приведении крымской группировки ВСУ в полную боевую готовность. Произошло это именно потому, что Турчинов не опасался вторжения России, но боялся, что Ильин, попытается использовать крымскую группировку ВСУ для действий против киевских путчистов. 

Таким образом искреннее неведение (переходящее в столь же искреннее невежество) публичных российских персон, комментировавших развитие украинского кризиса в начале 2014 года, создало благоприятные условия для бескровного возвращения Крыма в Россию. Но, как было сказано выше, невежество в политике бывает полезным лишь изредка (и то только в том случае, когда есть грамотные управленцы, готовые и способные это невежество использовать). Большей частью оно вредит. Причём вредит не самим невежественным политикам. Как раз ограниченность и невежество являются ценными качествами, позволяющими надеяться на может быть не слишком блестящую, но зато ровную и спокойную политическую карьеру. Невежество вредит стране.

Проблема Украины заключается не в том, что в её политике представлено слишком много ограниченных и невежественных людей, мало чем озабоченных, кроме собственной карьеры. Как раз этот процент почти одинаков практически в любой бюрократической системе (от французской, до китайской). Особенность современных систем управления заключается в том, что, нуждаясь в талантливых (а лучше в гениальных) лидерах, они базируются на исполнительных посредственностях. Ведь средним и нижним этажам системы не требуется изобретать гениальные решения. Они должны лишь послушно и точно исполнять предначертанное сверху.

Именно поэтому, сколько ни пытаются самые талантливые лидеры запустить в современных системах так называемые социальные лифты, лифты эти не работают. Вернее, работают, но выносят на верхние этажи системы всё тот же безынициативный исполнительный балласт. Происходит это потому, что поиск и отбор кандидатов на подъём проводят как раз нижние и средние звенья системы. Они и отбирают кандидатов по своему образцу и подобию. Подчёркиваю, они не вредят осознанно. Они честно и инициативно выполняют поставленную задачу, отбирая тех людей, которые в их представлении окажутся наиболее квалифицированными управленцами.



Именно по этой причине, циничные элиты США и ЕС, запустившие лево-либеральные идеи толерантности и глобализма, с целью разрушения своих геополитических противников, в конечном итоге сами оказались жертвами этих идей. Каким образом по-вашему у власти в странах Запада оказалась лево-либеральная элита, уничтожающая страны Запада? 
Очень просто, для реализации любой схемы необходимо подобрать соответствующего исполнителя. Если вы хотите кого-то убить, вам нужен убийца, если вы хотите что-то построить вам нужен строитель. Если же вы хотите нести в массы лево-либеральные ценности, вам нужны убеждённые либеральные леваки, готовые «штыком загнать человечество к счастью».
Вначале циничная верхушка просто набирает нужных исполнителей. Но, с течением времени, они становятся средним бюрократическим звеном, которое набирает новые кадры в соответствии со своим представлением о прекрасном. Главное же, со временем из их среды начинают выдвигаться кадры топ-управленцев (министров, премьеров и президентов). В результате, с 1991, по 2001 ЕС и США прошли практически полный путь, от использования либеральных леваков, как бюрократического расходного материала, до полной оккупации либеральными леваками всех этажей системы управления.

Так вот и проблема Украины состоит в том, что там верхние этажи системы, дающие право принятия решений государственного уровня, оказались оккупированными сплошь людьми неадекватными, необразованными, невежественными и ограниченными. Подчёркиваю, проблема не в том, что украинская элита ориентирована проамерикански. На самом деле она ориентирована только на интересы своего кармана. Проблема в том, что у неё отсутствует достаточная квалификация, позволяющая осознать и системно реализовывать свои собственные интересы, даже в том извращённом виде, в каком она эти интересы понимает.

Например, украинская элита всегда считала, что США и ЕС будут её поддерживать, сохранять у власти, финансировать и решать все её проблемы только потому, что она (украинская элита) готова хоть завтра вступить в НАТО, ЕС и разместить на своей территории любые военные базы, а также без лишних разговоров позволить использовать свою территорию для агрессии против России. Кстати, в России тоже многие «эксперты» считают так же. Не пытаясь задать себе простой вопрос: «Чего же Украина до сих пор не в НАТО?» Ведь в 1990-е США могли этот вопрос решить не напрягаясь.

Между тем уже в 90-е было понятно, что Запад в принципе не против интеграции Украины в свои структуры. Но не за свой счёт. В Вашингтоне и Брюсселе прекрасно понимали, что если дело дойдёт до войны с Россией, то не важно откуда она начнётся. В рамках неядерной войны Восточную Европу Запад всё равно не мог удержать (в чём всегда честно признавался). А ядерная война не оставляла шансов на победу — проигрывали все.

Поскольку Украина существенно отличалась по размеру территории, количеству населения и по мощи своей экономики от близлежащих восточноевропейских лимитрофов (даже от Польши, на приведение которой в божеский вид Запад потратил за пять лет 100 с лишним миллиардов долларов), желающих платить за её «евроинтеграцию» на Западе не было. Но Запад был не против того, чтобы вступление Украины в НАТО и ЕС оплатила Россия.

Поэтому никто не запрещал Кучме заключать газовый договор, по которому Украина должна была получать газ по 50 дол. за тыс. куб. метров до 2012 года. Никто не блокировал инвестиции российского бизнеса в украинскую экономику. Экономическое сотрудничество с Россией усиленно торпедировалось собственно украинским олигархатом, причём задолго до реального ухудшения политических отношений. Наоборот, постепенный, а затем и обвальный рост политической напряжённости в украинско-российских отношениях следовал за инициативами Киева, по саботажу и разрыву экономических связей.

Запад только настаивал на том, чтобы Украина не принимала участие в интеграционных проектах России на постсоветском пространстве, которые объективно носили не только экономический, но и политический характер. То есть, Запад не желал, чтобы по примеру Белоруссии и Казахстана, экономические связи России и Украины привели бы к запуску реинтеграционных политических проектов.

В то же время, двусторонние (и трёхсторонние, с участием Запада) экономические связи даже поощрялись. Проект трёхстороннего консорциума (Россия-Украина-ЕС) по управлению украинской ГТС был поддержан Западом, но похоронен президентом Ющенко. Причём по той же причине, по которой был разорван крайне выгодный для Украины газовый договор, заключённый Кучмой — украинский олигархат желал увеличить свою долю в совместных проектах, играя на монопольном положении как украинской ГТС, так и многих других предприятий, вроде Одесского припортового завода.

Поэтому и идея обходящих территорию Украины газопроводов, и идея импортозамещения родились задолго до ухудшения политических взаимоотношений, ещё во второй половине 90-х годов. Именно тогда стало понятно, что представление украинского олигархата о совместной экономической деятельности заключалось в том, чтобы, используя государственный аппарат, захватить контроль над предприятиями, занимающими монопольное положение в вопросах переработки российской продукции и/или её транзита на Запад. Дальше соответствующий украинский олигарх планировал только получать своего рода дань с российских партнёров, ни копейки не вкладывая ни в освоение рынков, ни в модернизацию предприятий. Всё равно, как поставить шлагбаум на оживлённой трассе и не только с каждого брать деньги за проезд, но ещё и принудительно (в нагрузку) продавать опавшие листья в качестве местной достопримечательности, требующей экологической защиты.

По мысли западных стратегов, зарабатывать Украина должна была в России, а политически интегрироваться в Запад. В таком варианте, приём в ЕС и НАТО был возможен. Именно поэтому, Запад начал биться в истерике задолго до переворота в Киеве, до Крыма, до Донбасса. Проблема возникла в тот момент, когда Москва заявила, что одновременное существование, предусмотренной соглашением об ассоциации, зоны свободной торговли Украина-ЕС и участие Украины в зоне свободной торговли в рамках СНГ невозможно. По крайней мере нужны трёхсторонние переговоры (Украина-Россия-ЕС) для урегулирования возникающих проблем. Тогда ЕС достаточно грубо ответил, что соглашение об ассоциации — его двусторонняя проблема с Украиной, а вот Россия, мол, не имеет право ничего менять в своих торгово-экономических связях с украинским партнёром, какие бы документы Украина не подписывала с Западом. По сути это была последняя отчаянная попытка сохранить финансирование украинского проекта за счёт России.

Кстати, даже после переворота в Киеве и начала проведения Украиной откровенно враждебной политики по отношению к России, Москва отнюдь не спешила рвать остававшиеся экономические связи. И это понятно. Чтобы отказаться от использования украинской ГТС, надо было достроить «потоки», чтобы отказаться от вертолётных двигателей «Мотор-Сич» надо было построить своё аналогичное предприятие. Отказ Украины поставлять газотурбинные установки для ВМФ России, задержал на несколько лет введение в строй четырёх новейших фрегатов.

В общем, Россия стремилась действовать так, чтобы не оказаться в такой же ситуации, как Польша с её яблоками или Турция с помидорами и курортами. Украина же рубила с плеча, будучи уверенной, что Запад просто обязан с избытком компенсировать ей все потери на российском направлении. За 25 лет в Киеве так и не поняли, что в качестве статьи расходов Украина Западу не нужна. Если за неё не заплатит Россия, то будет жить (а вернее умирать) за свой счёт. Поэтому киевская власть после Кучмы ни разу не смогла толком воспользоваться объективной зависимостью России от кооперации со многими украинскими предприятиями. Разрыв связей привёл к трудностям для отдельных секторов российской промышленности, но вполне преодолимых, с учётом того, что у России были деньги для того, чтобы (пусть дороже) но найти новых временных поставщиков, а тем временем организовать собственное аналогичное производство. 

Задача облегчалась тем, что Украина, потеряв российские рынки, своё производство была сохранить не в состоянии. Соответствующая продукция не была востребована ни на внутреннем рынке, ни на иных внешних (кроме российского рынков). В результате, во многих случаях, Россия просто купила и перевезла к себе, инженерно-технический персонал и документацию, превратив украинские предприятия в российские.

Оптимизм киевского олигархата и назначенных им политиков стал иссякать только тогда, когда «вдруг» стало ясно, что «потоки» в реализацию которых в Киеве «эксперты» и политики хором не верили до 2017 года, таки будут построены. После чего Киев лишится последнего стабильного источника дохода и валютных поступлений (транзита российского газа), а его ГТС превратится даже не в груду металлолома, а в планово-убыточный проект.

Дело в том, что подписавший и ратифицировавший Европейскую энергетическую хартию Киев обязан транзитировать по своей ГТС газ любого поставщика, любому потребителю в ЕС, то есть просто отказаться от прокачки газпромовского газа, потому, что объёмы малы Украина не может. Как показывают предварительные расчёты, после 2019 года (когда должны заработать «потоки») объёмы транзита через украинскую ГТС должны упасть до 20 млрд. куб. м в год (словацкий и ещё пара центральноевропейских контрактов). Пределом рентабельности для ГТС является прокачка 30-35 млрд. куб. м. Так что теперь Киеву надо молиться, чтобы ЕС резко увеличил потребление российского газа. Чтобы и на долю его ГТС тоже остался транзит.
Тем не менее, на Украине всё так же надеются на США, которые «заставят» отказаться от «потоков» и на европейцев, которым почему-то должно «стать стыдно». Других надежд нет.

Я долго, хотя и пунктирно описывал политические и экономические взаимоотношения в треугольнике Запад-Россия-Украина (на деле они, конечно, гораздо сложнее), чтобы показать, что экономическую базу собственной государственности украинская финансовая элита при помощи созданной ею политической системы, уничтожила самостоятельно. Евроатлантическая интеграция, выставленная Киевом в качестве цели, предполагала резкий экономический спад, но не столь масштабную и быструю катастрофу.

Разрыв нужен был украинскому олигархату для того, чтобы выиграть позицию у своих российских контрагентов. Поэтому задолго до переворота и фактического разрыва отношений, донецкие политики, руководившие псевдо-пророссийской Партией регионов, хвастались, что к себе в Донбасс они ни одного российского бизнесмена не пустили (чтобы русские не мешали им «их корову доить»). Поэтому они и в Таможенный союз искренне не желали вступать. Им не нужны были единые для всех правила игры на всём постсоветском пространстве. Им надо было сохранить для себя эксклюзивные правила (и возможность их произвольно менять) в своей украинской вотчине.

Меряя всех по себе, украинские олигархи были уверенны, что Запад заплатит за русофобию. Они уверили сами себя, что США спят и видят сделать из Украины «витрину» благополучия для антироссийской агитации. Из Прибалтики не сделали, из Грузии не сделали, а из Украины почему-то были должны. Они также не заметили тот момент, когда российское государство из собственности олигархов само стало собственником олигархов, превратив их в обычных менеджеров госкорпораций. Поэтому, считали они, никто никаких «потоков» строить не будет. Это же дорого. Дешевле отдать своему украинскому партнёру чуть больший процент прибыли. Всё равно самому много останется. 

Сейчас уже только самые наивные украинские «стратеги» ждут того счастливого момента, когда измученные санкциями олигархи прогонят Путина. Но ещё пару лет назад, практически вся майданная братия действительно считала, что надо только чуть-чуть подождать и новый (назначенный олигархами) президент Российской Федерации приедет в Киев на поклон к украинскому майдану от майдана российского и будет каяться, просить прощения, возвращать отнятое и платить контрибуции и репарации.

По сути дела, Запад ошибся в Украине так же, как украинская элита ошиблась в Западе. И одни, и другие неправильно оценили уровень компетентности партнёров и их намерения. Запад не разобрался в том, что Украиной управляют обычные воры, не имеющие представления ни о политике, ни о том, зачем вообще необходимо государство.

Воруют везде, даже в Китае, где за коррупцию расстреливают. Но везде элита знает, что государство больше необходимо ей, чем простому народу. Каждый, отдельно взятый гражданин, занятый на простой работе, вроде укладки асфальта, ремонта сантехники или строительства, может работать в любой стране. Где-то зарплата выше, где-то ниже, но везде государство предоставляет примерно один и тот же перечень услуг (защита, поддержание порядка, организация работы сложных комплексов) и т.д. Но для представителя элиты государство — ещё и гарант сохранности его капиталов, собственности, гарант сохранения его статуса.

Украинская же элита думала, что она может своё государство распродать, а за это их интересы будет защищать какое-то другое государство. Главное же, что они были уверены, что так мыслят элиты всех стран. Поэтому для наших западных партнёров оказалась неприятной неожиданностью абсолютная неспособность украинского государства к самосохранению. 

В стане, незамеченная извне произошла критическая деформация бюрократической системы. 25 лет в неё происходил негативный отбор. Даже не сделать бюрократическую карьеру, но просто сохраниться в системе могли два типа людей: те, кто готов был «патриотически» воспринимать любую пропагандистскую чушь и организовывать праздники «голодоморов», вышиванок, бандер, шухевичей, ОУН, УПА и т.д., а также те, кто рассматривал должность как средство наживы. Если эти два типа совмещались в одной личности, прорыв в министры, а то и в президенты был гарантирован.

К моменту избрания Януковича президентом, украинская бюрократическая система полностью выродилась. Отдельные профессионалы, чудом уцелевшие в море вороватых «патриотов», уже ничего не могли изменить. Но воровать и гордиться страной можно лишь до тех пор, пока это обеспечивается накопленным или доставленным извне ресурсом.

Профессиональные (квалифицированные) политики-русофобы, понимая, что внутренний ресурс будет быстро разворован, постарались бы по возможности дольше сохранить приток внешнего ресурса, поступавшего из России, ибо только так можно было поддерживать устойчивость системы. Поскольку же украинская политическая система была переформирована по принципу «патриотизма» в ущерб принципу профессионализма. Поскольку официальная «патриотическая» легенда в принципе не предполагала допущения, что Украина может в чём-то зависеть от России или что Запад Украине не поможет. Запас прочности украинского государства был моментально израсходован, как только после переворота «патриотов» перестали сдерживать не только давно вымытые из системы профессионалы, но и законы, международные соглашения, цивилизованные нормы.

Я думал, что Запад значительно быстрее разберётся с ситуацией на Украине, поймёт бессмысленность усилий по превращению «патриотов» в профессионалов и придёт к единственно правильному выводу: уход с Украины без потерь (как минимум для США) возможен только в случае окончательного схлопывания украинской государственности и начала войны всех против всех. Это, конечно, не был бы управляемый таран против России, но неуправляемый хаос на Украине (включая резню русских и русскокультурных) всё равно создал бы Москве в 2014 году массу проблем (из которых значительная часть уже решена, а с достройкой потоков об Украине можно будет вообще забыть до лучших времён). 

Но в течение 2014-2015 года Запад вкладывал силы и средства в стабилизацию ситуации на Украине, искусственно примораживая многочисленные кризисы, неоднократно готовые взорвать киевский режим изнутри (вспомнить хотя бы поддержку, оказанную американским посольством Порошенко в его конфликте с практически начавшим мятеж Коломойским). Это было бессмысленно, с точки зрения перспективы, это играло в пользу России, но Запад пытался. Это значит, что ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе не осознавали глубину разложения украинского государства. Имея дело с миражем, думали, что со структурой.

Более того, Запад до сих пор не понял, что какой-либо долгосрочной стабилизации Украины, что ни делай, достичь не удастся. Сейчас американцы перешли к традиционному колониальному варианту. Местной украинской элите дают понять, что они могут по примеру южных вьетнамцев или многочисленных латиноамериканцев менять президентов хоть дважды в день, но делать это надо без утраты легитимности, поскольку легитимировать очередной мятеж США уже не смогут.

Не понимаю, какое дело США до легитимности украинской власти? Легитимная или нелегитимная она всё равно скатывается к гражданской войне на всей территории Украины. Кстати, если бы Януковичу удалось досидеть первый срок и избраться на второй, он бы находился примерно в таком же положении. Этот процесс можно притормозить, можно ускорить, можно в него не вмешиваться. Получим три различных результата по времени. Но один и тот же по смыслу.

Пока американцы возятся с абсолютно ни на что не способной украинской властью, Россия уже решила большую часть экономических проблем, связанных с разрывом связей с Украиной, к концу 2019 года решит важнейшую — проблему газового транзита. К тому же времени, в 2018-2019 году будет прописан формат сирийского урегулирования. Основные боевые действия завершаться, а для проведения зачисток и борьбы с бандами столь существенное присутствие России, как сейчас в регионе не понадобится, напряжение сил снизится.

То есть, через два года (а возможно и ранее) Россия получит достаточную свободу рук на украинском направлении, чтобы в принципе не пострадать от распада Украины и нового витка гражданской войны на входивших в неё территориях. Как уже было сказано, даже сейчас ситуация для России значительно лучше, чем была бы при аналогичном развитии событий в 2014 году. Тогда было бы очень тяжело, а сегодня ничего критического нет. Фактически, своими усилиями, предпринимаемыми вопреки естественному ходу вещей, американцы решают наши проблемы на Украине и уже почти их решили.

К сожалению, полностью они их решить всё равно не смогут, поскольку уровень некомпетентности американских элит не идёт ни в какое сравнение с глупостью, неадекватностью, невежеством, самоуверенностью и жадностью элит украинских. Последние, не имея представления о компромиссе, пытаясь выжить не вместе, а вопреки друг другу, всё равно сорвутся в кровавую вакханалию раньше 2019 года.

Но в любом случае, в Москве уже продают ёлочные игрушки к наступающему 2018 году, а это значит, что из шести критических лет, усилиями наших украинских партнёров, не желающих адекватно воспринимать мир, и партнёров западных, так и не научившихся адекватно оценивать украинских политиков, четыре года уже прошли.

Ростислав Ищенко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

687

Похожие новости
21 ноября 2017, 07:15
21 ноября 2017, 05:15
21 ноября 2017, 03:15
21 ноября 2017, 09:15
21 ноября 2017, 01:45
21 ноября 2017, 11:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
17 ноября 2017, 19:15
18 ноября 2017, 23:15
15 ноября 2017, 05:15
15 ноября 2017, 19:15
18 ноября 2017, 19:15
16 ноября 2017, 10:30
17 ноября 2017, 07:15

Интересное на сайте
15 февраля 2013, 14:25
18 марта 2012, 12:19
13 мая 2011, 16:08
15 марта 2012, 15:34
27 июля 2012, 16:20
20 декабря 2010, 13:40
23 июля 2013, 12:40