Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Балаклея: взрывы на складах боеприпасов на Украине выглядят неизбежными

Взрывы на складе боеприпасов в Балаклее продолжаются. При этом украинские власти категорически отрицают возможность целенаправленного сокрытия массовых хищений, возложив ответственность на диверсионную группу ЛДНР. Подобные обвинения не столь безобидны, как кажутся.

Артсклады Балаклеи заработали сомнительную репутацию одного из самых зловещих военных объектов Украины задолго до войны. На рубеже нулевых-десятых база представляла собой весьма специфическое зрелище. Артсклады были перегружены на 23%, боеприпасы выкладывались на грунт. При этом зачастую речь шла о снарядах, осторожно выражаясь, с избыточным сроком хранения — на 2010-й на складах Балаклеи находились, например, снаряды 1938-го года выпуска, при этом программа утилизации неизменно срывалась. Уже в 2008-м количество боеприпасов, требующих немедленной утилизации, превысило 400 тыс. тонн, при этом суммарно предполагалось обезвредить от 700 до 1,4 млн. тонн.

На фотографиях того периода видны явные недочёты в инженерном оборудовании считавшейся наиболее современной базы. Охрана, по свидетельствам местных жителей, крала всё, что возможно. Так, в 2011-м местный житель погиб, пытаясь распилить снаряд на металлолом. «Утилизация» по-украински зачастую выглядела как продажа цветных металлов, при том, что порох и взрывчатые вещества из-за невысокой стоимости оставались на складах, но уволившийся начальник базы становился руководителем филиала фирмы-утилизатора. При этом база ежегодно горела три года подряд. Естественно, что приоритетной целью утилизации зачастую становились не самые старые, а самые дорогие снаряды.

Нелегальный оружейный экспорт также вполне процветал. В послужном списке украинских оружейных баронов фигурирует контрабанда стратегических крылатых ракет в Китай и Иран, поставки оружия тамильским сепаратистам, нелегальные поставки на внушительную сумму $ 80 млн. в Конго, обвинения в продаже танков талибам. Как рядовой и более обыденный пример, в 2009-м в Бангкоке был задержан украинский самолёт с 32-мя тоннами оружия и боеприпасов, включая ПЗРК.

По состоянию на июнь 2013-го база всё ещё оставалась перегруженной. Сейчас заполненность складов официально ниже паспортной — 138 тыс. тонн при предельно возможных 150-ти. Однако, официальные лица Украины называют и более высокие цифры — до 175 тыс. тонн, а «предложенная» схема диверсии наводит на мысли о том, что выкладка снарядов на грунт остаётся обыденностью. При этом нелегальная торговля оружием — единственная отрасль украинской экономики, испытывающая несомненный прогресс. Иными словами, безопасность базы была под большим вопросом вне всякого диверсионного контекста — особенно, с учётом возросшей активности на её территории. В то же время, позиция Украины слишком похожа на попытку любым способом приписать ЛДНР террористическую деятельность — особенно, с учётом упорно циркулирующих слухов, что «содержимое» базы не сводится к обычным боеприпасам, о чём ниже.

Насколько снизится военный потенциал Украины по итогам взрыва складов?

Теоретически, на момент начала АТО Украина должна была иметь 2,16 млн. тонн. боеприпасов, из которых 474 тыс. тонн подлежали утилизации. При этом доля откровенного «неликвида» в Балаклее была одной из самых низких — порядка 7 тыс. тонн. Правда, после взрывов доля непригодных (частично демонтированных) боеприпасов в изложении украинских силовиков скачкообразно возросла почти на порядок (до примерно половины запасов Балаклеи).

Несмотря на заявления о 20−30% доле боеприпасов ВСУ, хранящихся на базе, фактически там сосредоточено не более 10%. Наиболее пессимистичный для украинских силовиков выриант выглядит так. Как было показано выше, требования украинского МО к состоянию боеприпасов со временем становились всё либеральнее, в то время как само состояние явно не улучшилось за последние 8−9 лет. Собственной промышленности боеприпасов на Украине нет. В итоге нижняя оценка пригодных к использованию снарядов перед началом АТО составит порядка 700 тыс. тонн, что повышает долю Балаклеи почти до 20%, и это верхний предел, едва ли соответствующий реальному положению вещей. В целом, катастрофического влияния на боеспособность ВСУ взрывы в Балаклее, к сожалению, не окажут.

Фактической проблемой Украины является не «снарядный голод» как таковой, а довольно многочисленные дефициты по ряду ключевых позиций. Так, уже в 2013-м страна, по мнению Минобороны, уже не располагала избыточным количеством 152-мм снарядов и тяжёлых РСЗО «Ураган». Последующие боевые действия дополнительно сократили запасы. В итоге уже в 2014-м Киев запрашивал у США поставки боеприпасов, а в 2015-м уже перешел к их закупкам в Болгарии. Если сообщения украинской прокуратуры верны, взыв в Балаклее может дополнительно усугубить уже существующий дефицит 152-мм снарядов.

Теперь о возможных дополнительных угрозах, упомянутых выше. В полуторе десятков километров от Балаклеи находился склад ракетного топлива в посёлке Шевченково, включая высокотоксичный и пожароопасный окислитель — меланж (основной компонент — азотная кислота концентрацией не менее 74%); при этом в послужном списке ВСУ по крайней мере один крупный выброс и откровенно халатная ликвидация его последствий. Отдельные СМИ уже «перевезли» шевченковский меланж на склады Балаклеи, однако подобная информация — безусловный фейк. Согласно официальным данным, не доверять которым в данном случае нет оснований, последняя партия меланжа из Шевченкова была отправлена на переработку в Россию в сентябре 2013-го. Иными словами, окислителя на складах в Балаклее, вероятно, нет. Почему именно только «вероятно», станет очевидным ниже.

Что касается Украины в целом, то, согласно данным украинского минобороны на конец 2013-го на складах оставалось 2 тыс. тонн меланжа из первоначальных 16,7 тыс. тонн. В начале марта 2014-го Киев отчитался о вывозе последней партии в Россию. При этом, как оказалось впоследствии, украинский МИД… несколько исказил действительность. В феврале 2015-го выяснилось, что на складе в Одесской области всё же находится 323 тонны меланжа. Официальное объяснение сводилось к тому, что «одесский» меланж по своим свойствам не является компонентом ракетного топлива и не подпадает под действие договора по утилизации.

Вопрос о химическом оружии, в силу крайней секретности, ещё менее однозначен. В 80-х на складах Балаклеи хранились авиационные и артиллерийские химические боеприпасы. Однако постсоветская Украина упорно заявляет, что её легальные запасы отравляющих веществ — менее 2 кг. Как обычно в случае Украины, на этом фоне периодически всплывают «химические» скандалы. В 1997-м тайваньская пресса обвинила Киев в продаже 500 тонн зарина Китаю. В 2010-м украинское издание Власти. нет. утверждало, что на расположенном в Полтавской области складе в Селищево хранится семь тонн зарина, и одна — VX. Однако сколько-то достоверно можно говорить только о наличии условно нелетального и «легального» хлорпикрина, используемого для имитации химических атак и проверки противогазов. Последнее сообщение о его применении в этих целях на Украине датируется 2015-м годом. При температуре 400−500 градусов хлорпикрин «мутирует» в летальный фосген. Данных о наличии газа на базе в Балаклее нет, но оно абсолютно не исключено. Иными словами, теоретически химическая угроза существует, однако её реальность и масштабы неизвестны.

Куда определённее угроза другого рода. Балаклея считалась наиболее современной и безопасной базой. Иными словами, риск повторения подобного сценария на других крупных складах боеприпасов значительнее. При этом размещение складов рядом с жилой застройкой или даже непосредственно в ней — увы, слишком распространённая особенность таких объектов на относительно густонаселённой Украине. Скажем, запасы «неправильного» меланжа в Одесской области хранятся на расстоянии 4 км от железнодорожной станции. О чём ещё «забыл» официальный Киев — очень нетривиальный вопрос. Таким образом, очередные взрывы на складах боеприпасов на Украине выглядят почти неизбежными, как и то, что рано или поздно они закончатся массовыми жертвами. При этом для Киева, старательно, но безуспешно добивающегося признания ЛДНР теророистическими организациями, они станут поводом для соответствующих обвинений. При этом нынешние власти Украины можно обвинить в чём угодно, но только не в неумении устраивать провокации, а соблазн воспроизвести «сценарий „Боинга“», спровоцировав очередную волну давления Запада на РФ, у них сейчас весьма велик.

Евгений Пожидаев, специально для EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1437

Похожие новости
22 сентября 2017, 02:00
22 сентября 2017, 06:00
22 сентября 2017, 18:30
23 сентября 2017, 04:30
22 сентября 2017, 10:30
23 сентября 2017, 06:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
23 сентября 2017, 00:00
17 сентября 2017, 14:30
17 сентября 2017, 21:15
18 сентября 2017, 02:00
23 сентября 2017, 08:00
18 сентября 2017, 18:00
21 сентября 2017, 22:00

Интересное на сайте
17 мая 2011, 11:31
01 марта 2011, 15:10
24 декабря 2010, 13:39
06 февраля 2010, 17:37
21 февраля 2012, 10:22
27 мая 2013, 12:16
15 марта 2012, 15:34