Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Аятоллы планируют «затмить 11 сентября»: Израиль в фокусе

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Любит — не любит».

В нынешней выборной карусели отношение крупных партий к русскоязычным избирателям напоминает гадание на ромашке: любит — не любит. Перед апрельским голосованием интерес к «русским» был настолько слабым, что это отметили даже ивритоязычные СМИ. Но когда первая коалиция не сложилась из-за упорства Либермана, ведущие списки поставили перед собой задачу максимально оттянуть у НДИ русскоязычный электорат. Особенно здесь постарался Ликуд, чья предвыборная агитация на русском языке была полна громких посулов и лозунгов. В частности, сам премьер обещал лично решить вопрос с социальным жильем, пособиями и пенсиями. (Интересно, что мешало ему заняться этой темой за все годы руководства правительством?)

Но после вторых выборов ситуация принципиально не изменилась — «русские» голоса не принесли Ликуду ожидаемой победы. Разочарованные таким результатом идеологи движения поняли, что ставить надо на другой, более организованный и внушаемый электорат. Так что теперь нас снова «не любят».
В новом предвыборном списке из представителей нашей алии — только Тали Плоскова, да и она досталась Ликуду в наследство от Моше Кахлона и место ее, скорее всего, непроходное. Зеев Элькин и Юлий Эдельштейн не в счет — они давно уже не занимаются проблемами репатриантов, да и Плоскова не запомнилась особыми достижениями в это области.

Спохватившись, что на третьем круге правому лагерю надо набрать 61 мандат, Ликуд объявил новую стратегию: даешь 200 тысяч новых избирателей! С этой целью будет проводиться «адресное агитирование». В списке целевых групп есть репатрианты из бывшего СССР, но первостепенное внимание будет уделяться выходцам из Эфиопии, Франции и англоговорящих стран.

В этом нет ничего удивительного: с русскоязычными репатриантами надо говорить о конкретных проектах, сроках и цифрах. Наши люди уже достаточно опытны, чтобы не покупаться на голословные заверения. Слишком много и часто им обещали то, что в итоге так и не было сделано. Каких только лозунгов мы не слышали за 30 лет — а пожилые олим, приехавшие в 90-х, до сих пор живут хуже, чем другие пенсионеры в Израиле, и отдают последние деньги за купленное в ипотеку или съемное жилье.

«Адресно агитировать» эфиопскую общину куда проще — в ней есть явные лидеры и идеологи, за которыми пойдет большинство. В последнем туре партия Ганца использовала выступления «эфиопов» против властей и полиции и увела за собой часть этого традиционно правого электората. В Ликуде больше не хотят повторять такую ошибку и собираются вернуть «эфиопов» под свое крыло. Ставка делается также на новых олим — «французов» и «англосаксов», еще не наученных горьким опытом предвыборных сказок.

Что касается «русских», то они, разочаровавшись в социальных программах и левых, и правых, голосуют, исходя из политических убеждений. При этом 60% русскоязычных репатриантов, согласно опросам, относят себя к умеренно-правым и 15−20% - к радикально правым. Иными словами, большинство их голосов так или иначе достанется правому лагерю, и для этого правым идеологам не нужно адресно обращаться к русскоязычной алие и что-то им обещать.
Единственная интрига состоит в том, что голоса умеренно правых «русских» распределяются между Ликудом и НДИ. Поэтому можно ожидать, что «адресная агитация» со стороны Ликуда будет опять сконцентрирована на том, чтобы уличить Либермана во всех смертных грехах и доказать, что нашей алие от его партии никогда не было никакой пользы. Тали Плоскова, ставшая руководителем недавно открытого «русского» штаба Ликуда, уже обвинила его в разжигании вражды и подстрекательстве. От имени НДИ ей едко ответила Юлия Малиновская, и похоже, взаимные нападки станут главным методом нынешней предвыборной кампании — как было и в прошлой.

У Нетаньяху есть, как ему кажется, весомый повод привлечь симпатии «русских» — его дружба с Путиным. Возможно, он в курсе, что далеко не все выходцы из России (не говоря уж об олим из других бывших республик) поддерживают политику Кремля. И все же эта дружба принесла реальные плоды в виде выплаты пенсий россиянам, живущим в Израиле. Чтобы рассчитывать на лояльность этих людей, не нужно дополнительных усилий — российская пенсия уже купила их с потрохами. Видимо, так считают в Ликуде.

Серьезный разговор с «русской улицей» невозможен без упоминания гражданских браков, светских кладбищ, унизительных проверок в раввинате и оскорблений в адрес алии из уст религиозных авторитетов. Но какие-либо обещания или даже оценки грозят вызвать недовольство «естественных партнеров» из ультраортодоксальных партий, а ссориться с ними для Ликуда гораздо опаснее, чем игнорировать русскоязычный электорат. Это еще одна причина, по которой его нынешняя предвыборная кампания избегает обращаться к «русским».

Что ж, по крайней мере, на этот раз обойдемся без иллюзий: если нас «не любят» перед выборами, то после выборов тем более не вспомнят. (Автор: Ира Коган).

Портал «Хроники Иерусалима» опубликовал статью Йорама Этингера — востоковеда и американиста, в недавнем прошлом — генерального консула Израиля в Хьюстоне (США), преподавателя Еврейского Университета в Иерусалиме, в переводе с английского Игоря Файвушовича, под заголовком «Политика на Ближнем Востоке — реализм против принятия желаемого за действительное».

Решающее сражение на Ближнем Востоке происходит между наблюдателями, исследователями и политиками в западных демократиях: политически некорректное мировоззрение, основанное на реальности, — против политически корректного мировоззрения, основанного на желании/чрезмерном упрощении.

Ориентированное на реальность мировоззрение признаёт потенциальные возможности поразительных внутренних/региональных особенностей внутриарабских/мусульманских отношений на Ближнем Востоке:

  • Непредсказуемость
  • Нестабильность
  • Сложность
  • Фрагментированные общества
  • Местная, а не национальная преданность
  • Сильная нетерпимость
  • Терроризм и подрывная деятельность
  • Репрессивные, единственные в своём роде, непостоянные режимы меньшинств
  • Отсутствие внутриарабского/мусульманского мирного сосуществования
  • Исламские цели и ценности (включая «немусульманского» подчинённого)
  • Воспитание на почве ненависти к немусульманам и религиозное подстрекательство

Научная школа, основанная на этой реальности, надеется на наилучший сценарий, но признаёт, что на Ближнем Востоке преобладает плохой/наихудший сценарий, требующий дополнительных мер предосторожности и дополнительных требований безопасности для обеспечения своего выживания и продвижения общих интересов.

С другой стороны, мировоззрение, основанное на желаемом мышлении, предполагает, что можно соблазнить ближневосточную реальность принять западные ценности, нормы, справедливость, здравый смысл, разум, «живи и дай жить другим» и мирные цели, отказываясь от своих 14-вековых базовых религиозных, гражданских, военных, бытовых и региональных особенностей. Мыслители- сторонники этого — убеждены, что — в обмен на значительные жесты, повышение уровня жизни, улучшение торгового баланса, мир и свободу — ближневосточная реальность продемонстрирует сценарий умеренного/ наилучшего варианта, желая обеспечить «неверным» долгосрочное мирное сосуществование, которое они склонны отрицать в отношении других «верующих». Таким образом, стремление мыслителей, желающих распространять мир и гармонию путём упрощения и усмирения взрывного антизападного Ближнего Востока, усилило региональную и глобальную турбулентность.

Широкий разрыв между этими двумя научными школами стал заметен с тех пор, когда в декабре 2010 года вспыхнула нынешняя волна волнений на Ближнем Востоке. Вдохновители «верующих» голосят о беспрецедентном кровопролитии, гражданских войнах, внутреннем и глобальном терроризме — от северо-западной Африки до Персидского залива — «арабской весне», «Facebook и молодёжной революции», и «Марше демократии». На самом деле, это было тектоническое арабское цунами, которое ещё не достигло своего пика. Это стало разочаровывающей реальностью для тех, кто отказывается признавать настоящий Ближний Восток и умиротворять антизападные элементы; таким образом, размывая западную позицию сдерживания, добавляя масла в огонь.
В 1978/79 г. г. эти мыслители пожертвовали на алтарь аятолл шаха Ирана, который был полицейским США в Персидском заливе. Они обеспечивали наиболее эффективным попутным ветром главный антиамериканский террористический режим в мире. Они ошибочно считали аятоллу Хомейни, сосланного в Париж, посланником демократии и мира, антисоветским лидером, потенциальным союзником Запада, легко контролируемым проамериканскими иранскими военными лидерами.

В 1990 году, накануне вторжения Саддама Хусейна в Кувейт, всё те же «мыслители» полагали, что «враг (Саддам) моего врага (аятолл) — мой друг», и поэтому предоставили Саддаму жизненно важные сведения, коммерческие выгоды и системы вооружения двойного назначения. Они считали угрозы Саддама о вторжении в Кувейт внутриарабской проблемой, прокладывая тем самым дорогу к разграблению Кувейта и Первой и Второй войнам в Персидском заливе.

В 2003 году кончина Саддама Хусейна сильно укрепила позицию США по сдерживанию, поколебав доверие к мошенническим режимам в Иране, Сирии и Ливии (в 2004 году последняя перевела свою ядерную инфраструктуру в штат Теннесси, США). Но эти мыслители решили, что арабский Ближний Восток созрел для джефферсоновской демократии, игнорируя реальность проамериканских арабских режимов, которые считали демократию явной и настоящей смертельной угрозой для своих собственных престолов. Более того, эти «мыслители» полагали, что умиротворение ислама стабилизирует этот регион, не понимая, что жесты, отступления и умиротворение воспринимаются ближневосточными режимами как слабость, разжигая аппетит мошеннических режимов и препятствуя позиции Запада в его политике сдерживания.

В 2015 г. эти мыслители желаний предположили, что аятоллы Ирана мотивированы экономическими соображениями, поддаются переговорам и мирным жестам и могут быть соблазнены пакетом стоимостью $ 150 млрд. На самом деле, они создали мощный попутный ветер для программы производства баллистических ракет аятолл и их военной экспансии в Ирак, Сирию, Ливан и Йемен, приставив свои мачете к горлу всех проамериканских арабских режимов.

В 2020 году эти «мыслители» всё ещё не признают реальность того, что аятоллы Ирана не являются партнёрами по переговорам и мирному сосуществованию в западном стиле, а мотивируются принципами ислама, которые эти мыслители считают архаичными и неактуальными. Аятоллы считают ислам единственной законной религией, божественно предназначенной для управления земным шаром, в то время как «неверные» должны подчиняться им в житейском или военном отношении. Хотя они могут подписывать соглашения с «неверными», они считают их необязательным временным перемирием до тех пор, пока не будет получена достаточная власть для преодоления «неверных» и достижения своей мегаломаньячной цели — владения Персидским заливом, Ближним Востоком, Азией, Африкой и остальными частями земного шара.

В 2020 году изоляционистская школа мышления, основанная на её пожеланиях, ещё не осознала, что в глобальной «деревне» повестка дня исламского терроризма шиитов и суннитов не ограничивается Ближним Востоком, а носит глобальный характер. Таким образом, Иран стал эпицентром баллистического и ядерного потенциала и терроризма, которые распространяются по всему миру. Кроме того, иранские аятоллы всё более укрепляются в Южной и Центральной Америке (трёхсторонняя граница Аргентина-Бразилия-Парагвай и трёхсторонняя граница Чили-Боливия-Перу), укрепляя своё присутствие на Кубе, в Венесуэле и Мексике и создавая дремлющие ячейки террористов в США. Они планируют кампанию антиамериканского терроризма, которая затмит 11 сентября, поскольку они считают США наиболее эффективным препятствием на пути продвижения своего глобального исламского видения.

В 1987 году звезда «Кантри Вестерн», Джордж Стрэйт, предостерёг от соблазна корректно мыслящих: «У меня есть какая-то собственность на берегу океана в Аризоне… если вы купите её, я бесплатно отдам «Золотые Ворота». (Автор: Йорам Этингер)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

737

Похожие новости
09 апреля 2020, 22:30
10 апреля 2020, 06:30
09 апреля 2020, 18:30
10 апреля 2020, 04:30
10 апреля 2020, 06:30
10 апреля 2020, 00:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
04 апреля 2020, 16:00
05 апреля 2020, 12:30
04 апреля 2020, 08:00
05 апреля 2020, 04:00
08 апреля 2020, 20:00
04 апреля 2020, 22:00
04 апреля 2020, 20:15

Интересное на сайте
12 сентября 2011, 12:05
22 августа 2012, 10:54
10 августа 2012, 16:11
06 февраля 2010, 17:37
28 января 2014, 16:31
12 июня 2011, 12:19
08 февраля 2010, 12:06