Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Армию Украины осенний призыв не спасет от краха

Официальный Киев подводит итоги осеннего призыва на военную службу. Причем как водится, реляции Минобороны Украины выдержаны в победных тонах: в войска отправлено ровно столько новобранцев, сколько и было запланировано! С точностью до человека!

Формально — все правильно. А по сути — провал. Чтобы это уяснить, придется окунуться в скучную военно-канцелярскую статистику этой страны. И тогда выяснится, что на самом деле итогом титанической работы правительства «незалежной», Генштаба ВСУ, военкоматов, местных властей, прокуратуры и МВД стала отправка в казармы 12 460 новых солдат и матросов.

Причем поначалу, в октябре-ноябре со всей страны планировали призвать всего 10460 молодых людей. Но тут в сентябре грохнул крупнейший арсенал ВСУ в Калиновке (Винницкая область). В Минобороны в ответ на упреки в слабой организации службы лишь недоуменно пожали плечами: «А что мы можем сделать, если в результате многолетних и бестолковых сокращений армии все украинские склады боеприпасов охраняют только бабушки и дедушки в тулупах и с берданками? Давайте еще солдат, создадим караульные роты. Тогда и спрашивайте с военных за надежность охраны от диверсантов, охотников за цветными металлами и простых саботажников».

При этом отвечающий в ВСУ за проблему замминистра обороны Игорь Павловский отмечал, что еще невзорвавшихся арсеналов по всей Украине великое множество. Поэтому для того, чтобы сквозь колючую проволоку окружающих их заграждений и мышь не проскочила, количество военнослужащих в армии нужно увеличить сразу на 10−20 тысяч человек. И всех дополнительных солдат расписать по караульным подразделениям.

Выходило, что численность молодых людей, подлежащих призыву нынешней осенью, надо увеличивать сразу вдвое. И в общей сложности на посты и на караульные вышки отправить практически одну-две полнокровные дивизии. Осознавший глубину разверзшейся пропасти Киев план осеннего призыва тут же скорректировал. Но, конечно, не настолько, как предлагал генерал Павловский. Всего добавили пару тысяч новобранцев. Так и родилась итоговая цифра осеннего призыва — 12 460 человек.

Что это для крупнейшей европейской страны, численность населения которой еще недавно превышала 40 миллионов человек? Капля в море. Но вот поди ж ты — о выполнении генштабовской разнарядки рапортуют как о победе. С чего бы это?

А вся штука в том, что есть у этой, вроде бы радостной для Киева статистики, и весьма тревожная для правящего режима идеологическая изнанка. В действительности осенний призыв на Украине выявил, что ее молодежь при деятельной поддержке своих родителей массово «косит» от армии. И если рассматривать этот факт как своеобразный всеукраинский референдум о степени поддержки юношами и их семьями так называемой «АТО», то выясняется, что поддержка эта на сегодняшний день практически нулевая.

При этом ничего не меняет тот факт, что по закону солдат-срочников запрещено отправлять на передовую в Донбасс. Все заинтересованные лица отлично знают, что командиры в ВСУ давно научились прекрасно обходить этот запрет. Прослужившего хотя бы шесть месяцев вызывает командир и настоятельно советует прямо тут, в кабинете, написать рапорт о желании срочно стать контрактником. Если отказ — начинается форменный казарменный прессинг в самой жестокой форме. Арсенал средств для этого достаточно велик, это знает любой, кто носил военную форму. В итоге очень многие недавние призывники сначала едут в окопы. А потом нередко — домой в цинковых гробах или в госпиталь на лечение по ранению.

Это первое. И второе: менее всего желающих влиться в нестройные ряды вооруженных «захистников державы», четвертый год осаждающих Донбасс, оказалось как раз в будто бы оплоте «украинства», в «украинском Пьемонте» (по выражению первого председателя Центральной Рады профессора Михаила Грушевского) — на Галичине. Если конкретно — хуже всего с этим делом во Львове и Львовской области. Об этом 22 ноября заявил местный военный комиссар Александр Тищенко.

По признанию военкома, со всей Львовщины осенью удалось призвать на службу порядка 600 человек. Но выручила именно сравнительная ничтожность плановых цифр. Потому что вообще на призывные комиссии по повесткам не явились 15000 молодых людей. Заместитель руководителя аппарата Львовской обладминистрации Оксана Томашук прокомментировала это так: «По области ситуация с призывом на срочную военную службу выглядит значительно лучше. Там и призывники меньше бегут от войска и активнее работают соответствующие органы власти по оповещению, призыву и доставке призывников. Зато в городе Льва есть проблема с сознанием самых призывников и с работой органов местного самоуправления».

Власти области, конечно, борются с уклонистами как могут. А могут, как выясняется, в основном, кнутом принуждения. Именно поэтому в регионе пришлось устраивать настоящую охоту на ни в какую не желающих надевать погоны. Как это случилось в ночь на 4 ноября в львовском ночном клубе Paradox в проезде Кривая липа в центре города. В разгар веселья военные в масках и бронежилетах внезапно перекрыли все подходы к зданию и стали проверять документы у всех мужчин призывного возраста. По рассказам очевидцев, отпускали только тех, кто мог показать студенческий билет дневной формы обучения или документы, подтверждавшие, что молодому человеку уже «стукнуло» 27 лет.

Сколько таким образом удалось наловить солдат для ВСУ, не сообщается. Однако опыт, видимо, признан удачным. И через два дня, 6 ноября, налету военкомовских сотрудников и правоохранителей подвергся даже монастырь Успения Сердца Иисуса УГКЦ во Львовской области. После вечерней молитвы, когда послушники готовились ко сну, рассказал журналистам отец Августин Лойко, «ворвались люди в форме, в масках, с броней, вывели сонных ребят из келий и потребовали у них метрики». Будущим монахам-василианам призывного возраста, которые не смогли объяснить свое отсутствие на призывной комиссии, вручили под роспись повестки.

Совсем рядом со Львовщиной — Волынская область. Там процент желающих повоевать за Донбасс оказался не больше. Военкоматовские повестки проигнорировали 9125 молодых людей. И это 60 процентов всего призывного контингента Волыни на этот период. Вот мнение по этому поводу тамошнего облвоенкома Романа Кулика: «То есть, молодежь сознательно „косит“ от армии, предпочитая поехать на заработки в страну-агрессор, а затем эти же деньги прогулять в развлекательных заведениях».

Идем дальше по украинскому западу — Закарпатская область. Тут совсем плохо. Среди местного населения давно сильны «сепаратистские» настроения, и это всерьез беспокоит Киев. Возможно поэтому, план осеннего призыва в Закарпатье был заранее нарезан просто смехотворный — 155 человек. С ним справились. Но теперь властям приходится думать, как быть с 4500 уклонистами, которые своим вниманием военкоматы не удостоили вовсе.

Если в «украинском Пьемонте» и оплоте бандеровщины с «патриотическими настроениями» полный швах, то что же тогда говорить про прочие территории «незалежной»? Как и следовало ожидать, там массовое бегство от грозящей службы случилось не менее масштабным. Военком Херсонской области Игорь Будник сообщил, что план по призыву на срочную службу составляет 490 человек, а по региону вообще не явились на призывные участки по вызову 9840 человек. В Харьковской области при плане отправки в войска 1056 человек даже под угрозой уголовного преследования решили заранее «уйти в отказ» еще больше — порядка 15000 юношей.

Ничего подобного не было ни в 2015-м, ни в прошлом годах. Даже два года назад, когда масштаб боестолкновений на юго-востоке Украины был куда ожесточеннее сегодняшнего, когда сочился кровью Дебальцевский «котел» и не был еще позабыт «котел» Иловайский, от армии молодые украинцы все же так стремительно не бегали. Значит, невзирая на давнее затишье на фронте, прерываемое только редкими перестрелками, с настроениями населения Украины явно что-то происходит. И это «что-то» просто обязано тревожить Киев, если царящий в нем режим намерен политически выжить.

Бесспорно, общественность соседней страны давно устала от многолетней гражданской войны. Но наверняка еще больше — от того, что никто не в состоянии даже примерно описать, каков и когда будет ее конец. Единственная существующая на этом направлении «дорожная карта» — Минские соглашения — нежизнеспособна с самого начала. Это открыто признают даже политики в Киеве. Но ни они, ни их партнеры по переговорам из других европейских столиц ничего не в силах предложить взамен.

В этих условиях труднее всего украинской армии. Даже если бы она была в состоянии решить дело блицкригом, этого ей никто не позволит. Не только Россия, которая уже заявила, что при любых обстоятельствах не даст утопить Донбасс в крови. Соблюдение хотя бы видимости перемирия требует и Запад. Его мнение Киев не сможет проигнорировать при всем желании.

Поэтому линия фронта в Донбассе может существенно не меняться еще очень много лет. Выходит, украинским солдатам и офицерам еще столько же бестолково и бессмысленно гнить в окопах? Кому же по сердцу такая участь? Удивительно ли, что все меньше желающих вливаться в ряды участников почти всем надоевшей «АТО»?

В таких условиях, как сообщают сводки из столицы Украины, командование ВСУ для подъема боевого духа давно впавшего в уныние личного состава делает единственное возможное — регулярно организует представляющиеся абсолютно бессмысленными мелкие вылазки диверсионно-разведывательных групп и «улучшение позиций» методом захвата отдельных высот и населенных пунктов в «серой зоне». Ни на что это толком не влияет и общей победы почти не приближает. Но у военных создает иллюзию собственной полезности для дела, которому служат. И хоть как-то заставляет подтянуться разлагающийся личный состав.

Так, между прочим, делают всегда и в любой армии. Скажем, к 1917 году Русская армия в окопах первой мировой войны застряла не менее безнадежно, чем нынешняя украинская в Донбассе. Чтобы предотвратить растущее дезертирство и массовые братания с немцами, царские генералы раз за разом пытались организовать наступления хотя бы на отдельных направлениях. Для чего сформировали отборные части из добровольцев, названные ударными. Но все тщетно.

Примеры столь же тщетных попыток поднять боевой дух можно найти и в истории Великой Отечественной войны. Вот хотя бы эта: возможно, вы слышали про один из самых «черных» дней в летописи нашего Черноморского флота, пришедшийся на 6 октября 1943 года?

Уже давно был оставлен Крым. Оставшиеся в строю крупные боевые корабли больше года томились в бездействии в кавказских базах. Внезапно для многих лидеру «Харьков» и эсминцам «Способный» и «Беспощадный» было приказано в составе отряда выйти в море и ночью обстрелять захваченные фашистами Ялту и Феодосию.

С самого начала было ясно, что эффективность набега в лучшем случае будет близка к нулю. Потому что безо всякой корректировки с большой дистанции в ночь надо было стрелять как в копеечку. Поразить что-то стоящее в портах шансов практически не было.

Все оказалось много хуже этих предположений. Не станем вдаваться в трагические подробности. Но после выполнения задачи при отходе от берегов Крыма германская авиация потопила сначала лидер «Харьков», а потом и оба наших эсминца. Спасти удалось только считанных членов их экипажей. Таких почти мгновенных потерь ЧФ не знал в ту войну ни до, ни после 6 октября 1943 года.

Долгие годы меня интересовал вопрос: зачем все это было задумано и проделано штабом флота? За что погибли наши лучшие корабли и сотни моряков? Внятный, на мой взгляд, ответ получил от доживавшего свои годы в Севастополе бывшего командира 2-й Новороссийской бригады торпедный катеров контр-адмирала в отставке Виктора Проценко. Его катера тогда рядом с «Харьковом», «Способным» и «Беспощадным» тоже базировались на Кавказ.

Так вот, Виктор Трофимович откровенно признал: «После оставления Крыма уцелевшие крупные корабли командование по приказу Ставки берегло как зеницу ока. От причалов они не отходили месяцами. В экипажах от безделья началось разложение. Дисциплина резко падала. Появились случаи пьянства, мародерства и дезертирства. Моряков нужно было как-то встряхнуть, заставить снова заняться службой. Ничего лучшего, чем набеговую операцию на Феодосию и Ялту руководители ЧФ придумать не смогли. Получилась огромная трагедия».

Может показаться, что это пример из совсем другой эпохи и из другой «оперы». Где наш провалившийся набег на Крым 1943 года и где провалившийся осенний призыв на Украине? На мой взгляд, связь прямая. В обоих случаях речь о низком моральном духе в воинских коллективах. Во всяком случае, на сегодняшней Украине это, похоже, ощущает весь народ, кроме самой оголтелой его части. И это не история. Суровая реальность, которая для официального Киева чревата крахом.

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

417

Похожие новости
25 мая 2018, 19:30
27 мая 2018, 03:00
25 мая 2018, 21:00
26 мая 2018, 09:00
26 мая 2018, 01:00
26 мая 2018, 03:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
25 мая 2018, 21:00
26 мая 2018, 21:00
26 мая 2018, 16:15
24 мая 2018, 19:30
21 мая 2018, 01:00
20 мая 2018, 17:30
26 мая 2018, 15:00

Интересное на сайте
09 ноября 2012, 10:50
27 июля 2012, 16:20
14 декабря 2010, 12:21
21 марта 2013, 11:02
12 июня 2011, 12:19
06 февраля 2010, 17:37
03 ноября 2011, 13:06