Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Армения — Израиль: хочешь посольство, готовься к последствиям

Армения и Ливан сотрудничают в сфере борьбы с беспилотными летательными аппаратами (БПЛА), 20 сентября заявил министр обороны арабской республики Элиас Абу Сааб на совместной пресс-конференции с армянским коллегой Давидом Тонояном в Ереване. «Наши вызовы находятся на южной границе, мы фактически в состоянии войны с Израилем, хотя активных военных действий сейчас не происходит. Израиль оккупировал часть территории Ливана», — сказал глава военного ведомства.

Последнее нарушение со стороны Израиля, по его словам, это отправка дронов со взрывчаткой, которые долетели до южного пригорода Бейрута. Один из беспилотников ливанские силы смогли сбить.

«У Армении и Ливана есть схожие вызовы. Армянские границы также периодически нарушают или угрожают нарушить беспилотные летательные аппараты. В этом направлении мы делимся разведывательной информацией, опытом, чтобы защитить наши страны от подобных или других атак», — отметил ливанский министр обороны.

Между Израилем и Азербайджаном, в состоянии фактической войны с которым находится Армения, в последние годы наладилось тесное военно-техническое сотрудничество. Баку особенно активно закупает израильские разведывательные и ударные беспилотные летательные аппараты. В крупнейшей закавказской республике действуют предприятия по сборке БПЛА по израильским лицензиям. Дроны-разведчики и ударные беспилотники были использованы Азербайджаном во время четырёхдневных боевых действий в зоне карабахского конфликта в апреле 2016 года. Это стало причиной предъявления Ереваном претензий в адрес Тель-Авива после окончания апрельской войны в Карабахе.

Впрочем, об этих претензиях к сегодняшнему дню в армянской столице, как можно понять, успели порядком подзабыть. Буквально за день до примечательного заявления ливанского министра в Ереване правительство Никола Пашиняна 19 сентября приняло решение «как можно скорее» открыть посольство республики в Израиле. Согласно представленному в кабмин обоснованию, для обеспечения устойчивого развития армяно-израильских отношений необходимо в сжатые сроки запустить работу дипломатического представительства Армении в Тель-Авиве до конца 2019 года или в начале 2020 года.

Дипломатические отношения между Республикой Армения и Государством Израиль установлены ещё в апреле 1992 года, однако обмен постоянными посольствами не произошёл до сих пор.

Ранее в этом году армянские дипломаты говорили о подготовке визитов премьер-министра Никола Пашиняна и главы МИД республики Зограба Мнацаканяна в Израиль. Очевидно, вопрос с ускорением процесса обмена посольствами связан с подгототовительной работой к указанным визитам. Так или иначе, но власти «новой Армении» и лично её лидер Никол Пашинян должны учитывать деликатность данного вопроса. Особенно с учётом складывающейся к югу от Армении геополитической ситуации.

Армения и Израиль стали активно рассматривать возможность улучшения отношений между двумя странами после прошлогодней «бархатной революции» в закавказской республике. Прежние армянские власти весьма скептически относились к любому сближению с еврейским государством, установившим тесные военно-политические связи с Азербайджаном и продолжающим враждебный курс против Ирана — последовательного партнёра Еревана в регионе. Однако приход к власти Пашиняна внёс определённые коррективы в восприятие Израиля со стороны армянских властей.

По данным наших источников, одним из основных местных лоббистов выведения отношений с ближневосточной демократией на качественно иной уровень выступает первый президент Армении Левон Тер-Петросян. Ставится конкретная задача — организовать визит премьер-министра Пашиняна в Иерусалим и выйти на обмен постоянными дипломатическими представительствами в двух странах. Ереван остаётся единственной закавказской столицей, где нет полноценного посольства Израиля с резиденцией на месте. Лоббинг Тер-Петросяна имеет различные внешние «оттенки», которые в целом сходятся в одной точке — американская администрация. Вопрос визита Пашиняна и в целом улучшения армяно-израильских отношений был затронут во время резонансного визита уже бывшего советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона (отправлен Дональдом Трампом в отставку 10 сентября) в Армению минувшей осенью.

Известно, что Тер-Петросян пытается консультировать Пашиняна, причём отнюдь не только по внешнеполитическим темам. Другой вопрос, насколько действующий глава армянского правительства прислушивается к советам опытного политика. Впрочем, в случае с нашей темой степень восприимчивости Пашиняна к рекомендациям экс-президента, как можно понять, достаточно высока. Помимо сохраняющейся неопытности «народного премьера», используется и его настрой отметиться «нестандартными» решениями на внешнем фронте и тем самым привлечь к себе дополнительное внимание на Западе. (Необходимо при этом понимать, что сам Тер-Петросян в период своего правления не пошел на такой шаг, как открытие посольства Армении в Израиле, как раз из-за опасений за судьбу армянских общин Ирана, Сирии и Ирака. Об этом заявил сам Тер-Петросян во время одной из встреч с журналистами).

Источники в Ереване говорят, что конкретная работа по согласованию визита Пашиняна в Израиль через дипломатические каналы до сих пор не приняла предметный характер. Сроков предполагаемой поездки армянского премьера в ближневосточный регион, даже приблизительных, на данном этапе нет. При этом отмечается, что приглашение посетить Израиль Пашиняну всё же направлено. Как можно предположить, в качестве посредника выступила американская сторона в лице экс-советника по нацбезопасности Болтона. Возможно, почин своего предшественника подхватит новый куратор нацбезопасности в Белом доме — Роберт О’Брайен. В любом случае кадровые перестановки в американской администрации и уход «ястреба» Джона Болтона, который, по некоторым данным, «вёл» армянское направление в Белом доме, никоим образом не должны отразиться на известной позиции Ирана.

Исламская Республика традиционно ревностно относится к политическим и военным контактам своих соседей с Израилем, с кем у Тегерана нет дипломатических сношений и крайне сложная история взаимоотношений после Исламской революции 1979 года. Иранцы ещё как-то могут понять Азербайджан за его весьма тесное сотрудничество с еврейским государством, включая военно-техническую сферу. Хотя бы с учётом того факта, что около 40% всей нефти для своих внутренних потребностей израильтяне закупают у Баку. Или учитывая заинтересованность самого Ирана в ровных отношениях с прикаспийской страной, ставшей для него во многом мостом для реализации ряда трансграничных проектов с выходом на Россию. Однако к чересчур резвому темпу сближения Еревана с Тель-Авивом, который норовят взять новые армянские власти, вряд ли будет проявлено подобное снисхождение. Шаги «новой Армении» навстречу Израилю могли быть поняты в Тегеране, например, в том случае, если бы руководство еврейского государства признало факт геноцида армян в Османской империи. Но подобная перспектива до сих пор носит строго гипотетический характер.

Разговоры о подготовке поездки Пашиняна в Израиль всплыли практически сразу после его официального визита в Иран (27−28 февраля), где он был принят на самом высоком политическом уровне. Армянского премьера удостоил аудиенции верховный руководитель Ирана аятолла Сейид Али Хаменеи. И уже спустя считанные дни, в начале марта, в армянской прессе появился сюжет о готовящемся «революционном сдвиге» в отношениях между Ереваном и Тель-Авивом.

Армения обсуждает вопрос открытия посольства в Израиле, чтобы вывести отношения между двумя странами на «новый, более высокий уровень». Об этом изданию The Jerusalem Post 5 марта заявил заместитель министра иностранных дел Армении Григор Ованнисян, который до этого посетил Израиль вместе с делегацией высокопоставленных представителей республики. Замминистра закавказской страны не стал скрывать, что армянская сторона не хочет, чтобы Израиль продавал оружие Азербайджану, но отметил, что Ереван не рассматривает этот вопрос в качестве предусловия для улучшения отношений с еврейским государством. И это при том, что за последние несколько лет Азербайджан приобрёл у Израиля вооружений на сумму около $ 5 млрд. Ранее сообщалось о новой сделке, согласно которой в ближайшие два года Израиль поставит Азербайджану БПЛА Orbiter 1K на $ 13 млн.

Поступившие на вооружение Азербайджана израильские образцы включают дальнобойные системы, которые представляют серьёзную угрозу для Армении, в том числе для её критически важной инфраструктуры и гражданского населения. Это оперативно-тактические ракетные комплексы Lora и реактивные системы залпового огня Lynx.

Об отсутствии у официального Еревана планов выдвигать перед Тель-Авивом предварительные условия по части пересмотра оружейной кооперации последнего с Баку высказались и армянские дипломаты рангом пониже. Касаясь плотного диалога Израиля и Азербайджана в военной сфере, посол Армении в Израиле Армен Смбатян (резиденция в Ереване) заявил 8 марта в беседе с «Радио Азатутюн» («Радио Свобода»), что армянская сторона должна не выдвигать предварительных условий, а установить хорошие отношения с еврейским государством и «стараться сдерживать его» от слишком тесного военно-технического сотрудничества с Баку."Мы должны быть в состоянии сделать это, чтобы мы тоже могли иметь это оружие. Мы должны стать сильнее. Другое дело, что мы должны быть настолько близкими с нашими коллегами, с нашими израильскими друзьями, чтобы могли каким-то образом сдерживать. Это уже покажет время", — сказал посол.

По словам Смбатяна, делегация во главе с заместителем министра иностранных дел Армении, помимо прочего, обсудила в марте в Иерусалиме организационные вопросы, связанные с предстоящим визитом премьер-министра Армении Никола Пашиняна и министра иностранных дел Армении Зограба Мнацаканяна в Израиль.

Здесь считаем необходимым сделать небольшое отступление и напомнить о самых тесных военно-технических связях между Азербайджаном и Израилем в пику интересам национальной безопасности Армении и Нагорного Карабаха. На этом фоне ремарки посла Смбатяна о том, что «армянская сторона должна не выдвигать предварительных условий» перед Израилем выглядят весьма неоднозначно.

В списке ведущих оружейных поставщиков Азербайджана израильтяне уверенно закрепились на второй строчке, пропустив впереди себя только Россию. Про обиды Еревана в адрес Москвы из-за поставок азербайджанскому противнику ударных систем много сказано. По поводу израильского потока современных вооружений и военной техники в прикаспийскую республику армянская сторона до последнего времени предпочитала выражать своё недовольство, скорее, по остаточному принципу. Однако, как мы отметили выше, даже в ограниченном виде эти претензии к израильской стороне или подзабыты Ереваном, или сознательно не акцентируются им при новых властях в республике.

Армения в 2016 году выступила против продаж Азербайджану израильских дронов-камикадзе, которыми тот атаковал позиции армянской армии в ходе масштабной военной эскалации. Как сообщала в 2016-м израильская газета Haaretz, ссылаясь на высокопоставленные источники в Тель-Авиве, Израиль тогда посетил посол Армении в Египте и исполняющий обязанности главы дипмиссии в еврейском государстве Армен Мелконян. Он провёл встречу с руководством второго Евро-Азиатского отдела МИД Израиля, которому высказал от лица своей страны недовольство в связи с поставками израильского оружия Азербайджану.

Очевидно, что от многомиллионных оружейных контрактов с платёжеспособным Азербайджаном израильские власти отказываться решительно не намерены. Но и действовать открыто против армянских интересов, демонстративно игнорируя их, они также не считают выгодным себе. У Израиля свой набор «железных аргументов» продолжить партнёрство с Азербайджаном в прежнем режиме. Вместе с тем в Тель-Авиве отдают себе отчёт в том, что политическая погода в Баку может перемениться. Союз Азербайджана с Турцией, с коей у Израиля отдельный набор глубоких противоречий по ближневосточной повестке, не позволяет правительству Биньямина Нетаньяху считать себя полностью гарантированным от неожиданностей.

Отношения Израиля с Азербайджаном можно разделить на несколько условных «корзин». Баку поставляет на израильский рынок значительный объём нефти. В предыдущие годы нефтеносная республика удовлетворяла около 40% потребностей Израиля в жидком углеводороде. К 2008 году Азербайджан вышел на внушительные объёмы поставок в Израиль нефти и нефтепродуктов (по некоторым оценкам того периода, по всей видимости, несколько завышенным, объём поставок в денежном выражении достигал $ 3,5 млрд в год). Ранее азербайджанский нефтеэкспорт на израильском направлении претерпел некоторое снижение, так как ближневосточный партнёр стал закупать топливо у Иракского Курдистана. Впрочем, о замещении каспийской нефти курдистанским эквивалентом говорить не пришлось. Израильтяне лишь на определённом отрезке времени, до того как центральные власти Ирака восстановили контроль над месторождениями в Киркуке, осуществили диверсификацию источников обеспечения своей энергетической безопасности.

Получая сырую нефть с каспийского шельфа, Израиль направляет на Апшеронский полуостров товары с высокой добавленной стоимостью, прежде всего продукцию военного назначения. Насыщение товарооборота двух стран по принципу «нефть в обмен на оружие» устраивает и тех, и других. Израиль остро нуждается в стабильных поставках «чёрного золота» для внутренних потребностей. Азербайджану не менее важно наладить бесперебойный канал снабжения своих вооружённых сил высокотехнологичной оружейной номенклатурой. Многое, что азербайджанцы закупают у израильтян по линии военно-технического сотрудничества, им или просто не продадут на Западе, или пока не могут предложить конкурентоспособную продукцию, например, поставщики с постсоветского пространства.

Далее следует указать на стратегический интерес Израиля поддерживать доверительный контакт с Азербайджаном, учитывая географическое расположение республики. Её достаточно протяжённая граница с Ираном с конца 1990-х годов не оставляет израильских политиков и военных равнодушными. Зарождение самого азербайджано-израильского партнёрства было во многом обусловлено именно иранским фактором в политике еврейского государства.

Реакция Тегерана на открытие постоянного посольства Армении в Тель-Авиве и визит Пашиняна в Израиль будет строго негативной. Хотя, следует заметить, после почти сенсационных откровений армянских дипломатов в первой половине марта, данная тема отошла на второй план. Но она непременно всплывёт вновь, тем более на фоне нарастающего санкционного давления США на Иран и предпринятых ими ранее взаимных конфронтационных шагов. Сред них — обмен признаниями в качестве «террористических организаций» иранского Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) и Центрального командования ВС США (CENTCOM, зона ответственности — Ближний Восток), «танкерная война» в зоне Персидского залива, недавняя атака против нефтяных объектов на территории Саудовской Аравии, концентрация дополнительных американских войск рядом с иранскими границами.

Общую схему лоббируемого армяно-израильского сближения, фактуру «разменов» и выгод, на которые претендуют обе стороны, можно представить следующим образом. Власти «новой Армении» ожидают от Израиля поддержки в Конгрессе США резолюции о признании геноцида армян в Османской Турции 1915−1923 гг., а также принятия самим Кнессетом (парламентом) еврейского государства соответствующего решения. Есть ожидания поддержки со стороны израильского лобби в международных финансовых структурах, на Капитолийском холме и в Белом доме по вопросу притока в закавказскую республику льготных кредитов, расконсервации выделения средств в рамках «замороженной» (в части Армении) в 2008 году программы Millenium Challenge («Вызовы тысячилетия»). И, конечно, по части продолжения выделения Соединёнными Штатами ежегодной финансовой помощи по военной линии. Непосредственно от Израиля могут поступить инвестиции, связываются надежды с большим вниманием развитой ближневосточной экономики к сотрудничеству с армянскими компаниями в сфере высоких технологий, в сельскохозяйственной области. Ставится также задача пусть и небольшого, но отвлечения Тель-Авива от избыточно тесного, как полагает Ереван, взаимодействия с Баку в военно-технической сфере. Выйдя на некий уровень доверительных отношений с израильтянами можно будет в перспективе добиться от них большей сдержанности, прежде всего, в поставках ударных вооружений Азербайджану.

Взамен Израиль получает нового партнёра на Южном Кавказе, единственную христианскую страну, имеющую общую границу с Ираном. Проекты Армении с южным соседом из-за подвижек в отношениях с Израилем, разумеется, не подвергнутся моментальной эрозии. Но оперативное присутствие израильтян на армянской территории в самом тесном взаимодействии с внушительной американской дипмиссией в Ереване сулит им серьёзные шансы добиться дистанцирования армян от иранцев. Не приходится сомневаться в том, что в случае создания в Армении стационарного посольства Израиля внешняя разведка этой страны «Моссад» станет уделять агентурной и другой оперативной работе на территории республики повышенное внимание.

Плюс ко всему Израилю, как и США, интересен фактор исторически сложных отношений между Арменией и Турцией на фоне всё более деградирующих связей Тель-Авива с Анкарой. Последнюю уже стали теснить фактически по всему периметру границ ближневосточного фланга НАТО, и в этом проекте самое деятельное участие принимают США, включая «друзей Армении» в американском Конгрессе. Так, сенатор-демократ Боб Менендес вместе с республиканцем Марко Рубио представил ранее в Конгресс США «Закон о сотрудничестве в области безопасности и энергетики в Восточном Средиземноморье» — инициативу, призванную внести изменения в американскую стратегию с учётом текущих развитий в этом регионе Европы, включая открытие крупных газовых месторождений, ухудшение отношений Турции как с самими США, так и со всеми ключевыми региональными партнёрами Вашингтона. Законопроект, в частности, предусматривает отмену запрета на продажу оружия Кипру, а также блокирует передачу Анкаре истребителей пятого поколения F-35 из-за закупки турецким союзником по НАТО российских зенитных ракетных комплексов С-400. Налицо сближение США со всеми региональными оппонентами Турции в восточной части Средиземного моря (Египет, Греция, Кипр), к которому Израиль проявляет самый живой интерес.

Время, выбранное армянским правительством для анонсирования ускоренного процесса открытия посольства в Израиле, также представляется сомнительным. Это было сделано за считанные дни до визита президента Ирана Хасана Роухани 1 октября в Ереван для участия в работе саммита Евразийского экономического союза в статусе приглашённого иностранного лидера. Так или иначе, но реакция Ирана на любые признаки доверительного общения Армении с Израилем не заставит себя ждать. Формулировки наподобие «наши израильские друзья», которыми ранее отметился посол Смбатян, настораживают военно-политическое руководство Исламской Республики. Помимо других негативных для Еревана аспектов «революционного сдвига» в отношениях с еврейским государством, у армянских властей обеспокоенность должна вызывать вероятность занятия Тегераном иной позиции в карабахском конфликте, чем та, которой он придерживается уже четверть века — позиция нейтралитета, но с самым уважительным отношением к армянским национальным интересам в Нагорном Карабахе и вокруг него.

Важно также отметить, что на внутриполитическом поле Армении установился своеобразный консенсус в вопросе продолжения добрососедских связей с Ираном. Ни одна серьёзная политическая сила республики не ставит целью пересмотр отношений с южным соседом. Даже местные националистические группы радикального толка, которые не скрывают своих русофобских настроений, к примеру, партия «Сасна црер» («Сасунские храбрецы»), указывают на необходимость сохранения и развития дружественных отношений с Исламской Республикой.

Подведём промежуточные итоги. Визит армянского лидера в Израиль представляется несвоевременным и в целом неоправданным с точки зрения соблюдения национальных интересов страны, имеющей две заблокированные соседями границы (Азербайджаном и Турцией) и постоянно нуждающейся в лояльности Ирана. Неокрепшему во внешнеполитических баталиях Николу Пашиняну данный шаг сулит абсолютно ненужные проблемы с южного направления. Израиль находится далеко и перспективы установления с ним продвинутых отношений в любой сфере двустороннего сотрудничества выглядят крайне туманными. В то время как Иран, шиитская держава с 80-миллионным населением, расположен совсем рядом и имеет непосредственное территориальное соприкосновение со всеми сторонами карабахского конфликта. Риск серьёзной деградации армяно-иранских связей слишком велик, настроить на данном этапе Тегеран против себя — одно из худших развитий для Еревана и в без того неблагоприятной для него региональной среде безопасности.

Развития на Ближнем Востоке отмечены большой динамичностью. В течение суток могут последовать события, которые требуют от внутренних и внешних сил внесения изменений в свои оперативные планы. Поэтому никто из серьёзных игроков в регионе не торопится с принятием ответственных решений, напротив, стараются выдержать определённую паузу, тщательно обдумать свои шаги и их возможные последствия, только затем предпринимая конкретные действия. На этом фоне порыв властей «новой Армении» в «самые сжатые сроки» запустить работу посольства в Израиле выглядит неоднозначным. Азербайджан и тот, при всём его плотном военно-техническом сотрудничестве с Израилем, доверительным контактам с ним по политической и военной линиям, не спешит обзаводиться постоянным диппредставительством в Тель-Авиве, хотя разговоры об этом идут уже далеко не первый год, ещё с конца 1990-х.

Зачем спешит Ереван — большой вопрос, на который вразумительного ответа нет, пожалуй, у самого руководства закавказской республики. Если он всё же есть, то армянская общественность, думается, была бы весьма благодарна избранному народом фактически на площади премьеру, если он найдёт время и объяснит выгоды для Армении от резвого темпа сближения с Израилем, который крепко дружит с Азербайджаном, враждует с Ираном и до сих пор не признал геноцид армян в Османской Турции. Конечно, если такие выгоды на самом деле имеют место быть, в чём мы очень сильно сомневаемся.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

225

Похожие новости
07 декабря 2019, 07:30
06 декабря 2019, 17:30
07 декабря 2019, 09:30
07 декабря 2019, 01:30
06 декабря 2019, 15:30
06 декабря 2019, 15:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
30 ноября 2019, 13:30
30 ноября 2019, 15:30
03 декабря 2019, 19:45
01 декабря 2019, 15:30
30 ноября 2019, 11:30
02 декабря 2019, 15:30
30 ноября 2019, 13:30

Интересное на сайте
09 ноября 2012, 10:50
02 ноября 2011, 15:09
03 мая 2011, 12:43
12 июня 2011, 12:19
27 июля 2012, 16:20
28 января 2014, 16:31
15 марта 2012, 15:34