Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Армения — Азербайджан: милитаризация конфликта

Появление на вооружении армянской армии оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер» заставляет Азербайджан реагировать. Ответ прикаспийской республики напрашивается — зарубежные закупки новых ударных систем и развитие собственного оборонно-промышленного комплекса. Как результат, «Искандеры» в Армении становятся не «концом истории» затяжного армяно- азербайджанского конфликта, а, пожалуй, прологом к ещё более жёсткому военно-политическому противостоянию вокруг Нагорного Карабаха.

Нерв войны Армении и Азербайджана за Карабах не ослаб, перейдя в свою очередную латентную фазу. У Баку появился новый стимул поднять ставки в игре на милитаризацию региона, уровень которой и без того зашкаливает вот уже несколько лет. В свою очередь, Еревану и Степанакерту не стоит обольщаться «искандеровским рывком» и уповать на постигшие нефтеносного соседа экономические проблемы. Азербайджан на самом деле испытывает дефицит свободных финансов, чему в подтверждение нелёгкое решение тамошнего руководства пойти на резкое сокращение военного бюджета в следующем году. Но «Искандеры» и дешёвая нефть вовсе не вытолкнули Баку в позицию «миротворца». Напротив, с его стороны ожидаемо повышение уровня готовности к масштабному возобновлению военных действий в зоне конфликта. И в ближайшие годы, если, конечно, не случиться политических форс-мажоров, Азербайджан будет сосредотачивать свой военный потенциал. При этом в ещё меньшей степени придавая значение заведомо безрезультатному (в его понимании) процессу урегулирования.

Военная стратегия Азербайджана на карабахском направлении хорошо просчитывается (1). С поставкой Армении российских «Искандеров» в этом вопросе не произошло существенных изменений. Баку необходим кратно превосходящий совместные возможности Еревана и Степанакерта перевес в огневой мощи. Массированными ударами по всей протяжённости линии соприкосновения войск вокруг Нагорного Карабаха ставится не только сугубо военная задача обеспечить прорыв обороны противника и бронетанковыми клиньями выйти в тыл армянских передовых позиций. С беспрецедентным по мощи «залпом из всех орудий» генералитет Азербайджана связывает достижение психологического эффекта на гражданское население «сепаратистского режима». Людской исход из Карабаха по своей значимости для азербайджанских военных стратегов сопоставим с обрушением глубоко эшелонированной линии обороны противника.

Когда глава Минобороны Азербайджана Закир Гасанов в апрельские дни этого года грозился ударами из всех имеющихся систем по жилым кварталам Степанакерта — это была своеобразная апробация заявки на действия «всеми средствами» в случае полномасштабной войны. Для накрытия Карабаха своей огневой мощью азербайджанской стороне одного количественного преимущества в ударных системах не хватит. Баку придётся учитывать как уже известные факторы на суши и в небе, например, в виде плотного прикрытия армянской армией воздушного пространства над зоной конфликта, так и новые нюансы в военном балансе сил.

Ракеты «Искандер» дальностью 280 км, с забрасываемой массой боевой части в 480 кг и минимальным вероятным круговым отклонением (10−30 м) — это оружие сдерживания, которое в условиях сравнительно небольшого театра военных действий вокруг Нагорного Карабаха, приобретает «стратегическое» значение. Несмотря на то, что по данным от информированных источников, боевое применение армянской стороной «Искандеров» против Азербайджана строго оговорено между Москвой и Ереваном, последний получает фактический «карт-бланш», если безопасность гражданского населения карабахской столицы будет поставлена действиями Баку под непосредственную угрозу. Таким образом, преследуя тот же «психологический эффект», указанный выше, Азербайджан рискует нарваться на куда более серьёзные неприятности в своём глубоком тылу. Кстати, последние изменения в балансе сил заставляют Баку больше внимания уделять обороне, а не только наращиванию ударного кулака. Разговоры в азербайджанской столице, к примеру, о приобретении израильских тактических систем противоракетной обороны Iron Dome («Железный купол») — из этой серии. В настоящий момент Азербайджан осмысливает варианты достойного ответа Армении на «искандеровский вызов». Диапазон реагирования достаточно широк — от углубления военно-технического сотрудничества с Россией и приобретения дополнительных ударных систем у Турции до налаживания местного производства перспективных видов вооружения. Завершение поставок из Турции реактивных систем залпового огня (РСЗО) Т-300 Kasirga («Буря») не «перекрывает» появившееся у армянского противника преимущество в виде ОТРК «Искандер». Впрочем, в сумме с тем, что азербайджанцами накоплено за предыдущие годы, турецкие «Бури» смотрятся весьма внушительно.

Напомним, в предыдущие годы Россией азербайджанскому заказчику были поставлены РСЗО «Смерч», 152-мм самоходные артиллерийские установки (САУ) «Мста-С», 120-мм САУ 2С31 «Вена», тяжёлые огнемётные системы (ТОС-1А) «Солнцепёк». Импортируемая из России и других стран ударная техника включает дальнобойную артиллерию с высокой и одновременно неизбирательной поражающей способностью. Согласно опубликованному ещё в декабре 2012 года исследованию азербайджанского информагентства АПА, основное место в арсенале военной техники и вооружений, приобретённых Баку в 2001—2011 годы, занимает ракетно-артиллерийское вооружение. За тот десятилетний период было закуплено более 450 систем различного калибра. Из них около 120 миномётов крупного калибра, до 70 реактивных артиллерийских систем, 3 тактических ракетных комплекса «Точка-У» (дальность — 120 км), более 100 САУ, а также транспортируемые буксиром различные гаубицы. Состоящих на вооружении Азербайджана систем «Смерч», «Солнцепёк», «Точка-У», 2С7 «Пион», 2А36 «Гиацинт — Б», 2С9 «Нона-С», РСЗО Т-122 Sakarya (Турция) и Lynx Extra (Израиль), по планам азербайджанского командования, должно было с лихвой хватить для обеспечения массированного огневого поражения противника на значительном отдалении от его передовых позиций. До 55% артиллерии, приобретённой Азербайджаном в те годы, составили системы с прицельной дальностью от 40 до 150 км, 22% - с дальностью стрельбы 20−40 км (2). В целом за последние 12 лет, по данным азербайджанских источников, Баку приобрёл за рубежом около тысячи (!) единиц ракетных и артиллерийских систем.

Что касается усилий азербайджанского ОПК, то здесь также есть определённый прогресс. К примеру, министерство оборонной промышленности Азербайджана реализует проекты разработки управляемых авиационных бомб (УАБ), как отмечается, с целью получения независимости в данном сегменте от зарубежных поставщиков. Несколько опытных образцов было продемонстрировано ещё в ходе Международной выставки оборонной промышленности ADEX-2014 в Баку. Часть из них напоминают проекты советской эпохи, но разработчики утверждают, что представленные образцы были перепроектированы или разработаны «с нуля». Так, разрабатываются боеприпасы, которые могут запускаться вне зоны противовоздушной обороны противника. К ним относятся 50-кг и 75-кг FAB-50/75 KAB. Работы над этими УАБ начались в 2012 году, в настоящее время идут лабораторные испытания. Обе авиабомбы оснащены комбинированной инерциальной/спутниковой (GPS и/или ГЛОНАСС) системой навигации. FAB-50 несёт 23 кг ВВ (взрывчатое вещество) и 3,5 тыс. готовых поражающих элементов массой 6 гр. каждый. Высота применения — от 200 до 10 тыс. м. Дальность поражения целей — от 8 км при бомбометании с малых высот, до 25 км — при сбросе с больших высот. Дальность может возрасти до 50 км за счёт оснащения бомбы ракетным ускорителем (3).

Военные приготовления в Азербайджане, по всей видимости, продолжатся с удвоенной энергией. Помимо пополнения и без того избыточных оружейных арсеналов, обязательным элементом таких приготовлений будет проведение масштабных военных учений, в том числе и в совместном с турецким союзником режиме (4).

Вместе с тем, политические риски новой войны для устойчивой на нынешнем этапе власти президента Ильхама Алиева высоки как никогда. И дело не только в том, что внешние силы постепенно свыкаются с мыслью о затяжном характере армяно-азербайджанского противостояния, достижение компромиссного решения для которого в обозримой перспективе не просматривается. Отвлечённое внимание США и России на Сирию — временный фактор, который отложил воплощение на практике того, о чём Москва и Вашингтон подробно переговорили в Вене в мае этого года (В Вене обсудили Карабах: приоткрывая «формулу компромисса», публикация EADaily от 20 мая). Отложил, но не исключил полностью из повестки карабахского урегулирования.

Другое дело, когда президент Алиев, обеспечивший последними конституционными поправками предсказуемость правления в Азербайджане на годы вперёд, и его генералы объективно не могут просчитать все последствия военного пути «решения» конфликта. Возникает масса вопросов, ответы на которые представляются далеко не обнадёживающими для Баку. Прежде всего, в том, что на полновесный военный успех в виде физического вытеснения армянских войск и гражданского населения Нагорного Карабаха из зоны конфликта азербайджанской стороне рассчитывать уже не приходится. Трансформировать эффект внезапности в результат на поле боя, осуществить «блицкриг» — сложнейшая для выполнения задача для любой самой подготовленной армии мира. ВС Азербайджан пока только претендуют на попадание в этот топ-список, учась на своих, а не чужих ошибках. Наиболее реалистичным до апрельской «мини-войны» и сентябрьского показа в Ереване «Искандеров» для азербайджанского военно-политического руководства представлялось отвоевание двух районов вокруг Нагорного Карабаха, контролируемых армянскими силами частично. Это Агдамский и Физулинский районы бывшей Азербайджанской ССР. Однако в новых условиях усиления армянской армии грозным оружием и выплеснувшейся наружу апатией международных посредников (Керри: условия для карабахского урегулирования ещё не сложились, публикация от 30 сентября) этот сценарий для Баку стал отнюдь не таким «реалистичным».

Успешность быстрой операции азербайджанских войск по возвращению контроля над частью территорий вокруг Нагорного Карабаха, даже с учётом их нынешнего количественного превосходства в огневой мощи, крайне сомнительна. Если это не удалось в апреле, когда присутствовал определённый фактор внезапности, и Азербайджан не решился на ввод в бой всего имеющегося у него арсенала ударных систем (прежде всего, размещённых на воздушных платформах), то в ближайшие месяцы и годы результативность для Баку «блицкрига» вовсе приняла гипотетический характер. Самым прагматичным для азербайджанского руководства представляется продолжение наращивания военных мускулов. Конечно, с сопроводительной риторикой о «выигранной в апреле войне» и непременной демонстрацией внутренней аудитории её «вещественного доказательства» — около 8 кв. км позиций, отбитых у армянской стороны. Этим Баку, видимо, придётся пока ограничиться.

Между тем, Еревану и Степанакерту явно не стоит расслабляться. Заявления вскоре покидающего свой пост американского госсекретаря сейчас мало чего стоят. Возвращение Вашингтона к активной дипломатии на карабахском треке обязательно произойдёт, и далеко не факт, что оно не обернётся для армянских властей новыми проблемами. Полного сложения с себя ответственности за процессы на Южном Кавказе в пользу Москвы ни одна американская администрация не допустит. При этом за демонстративной апатией США (не исключено, что для умышленного ввода в заблуждение) может скрываться цель дать Баку время «собраться с силами». После чего, уже на новом витке масштабной военной схватки Азербайджана и Армении, попытаться основательно расшатать позиции России в регионе.

(1) Ещё весной 2010 года, когда Стокгольмский международный институт по изучению проблем мира (SIPRI) опубликовал экспертный доклад о военных расходах закавказских республик, автор исследования Пол Холтом, анализируя затраты Азербайджана на закупку вооружений и военной техники в предшествующие годы, пришёл к следующему выводу. Упор, который делает Баку на новые виды наземной техники, закупка в Израиле беспилотных летательных аппаратов вкупе со всё более воинственной риторикой в адрес Армении, «практически не оставляют сомнений по поводу проводимой им подготовки к потенциальному возобновлению конфликта из-за утраченной территории».

(2) Азербайджан за последние 10 лет приобрёл 450 артиллерийских систем, http://apa.az, 28.12.2012.

(3) Азербайджан: оценка возможностей национального ОПК // Аналитическая записка ЦАМТО, сентябрь 2016.

(4) 3 октября в азербайджанской Нахичевани начались масштабные военные учения Отдельной общевойсковой армии. По сообщению пресс-службы Минобороны Азербайджана, к командно- штабным маневрам привлечены воинские части, личный состав управлений и штабов, находящихся в подчинении группировки войск в граничащем с Турцией азербайджанском анклаве. «С применением имеющихся на вооружении новых и современных ракетно- артиллерийских систем, авиационных средств и другого вооружения и боевой техники подразделения выполнят задачи по уничтожению военно-стратегических объектов, находящихся в глубине обороны противника», — отметили в военном ведомстве республики.

Вячеслав Михайлов, специально для EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

142

Похожие новости
02 декабря 2016, 18:31
02 декабря 2016, 19:16
02 декабря 2016, 22:31
02 декабря 2016, 19:16
02 декабря 2016, 16:31
02 декабря 2016, 19:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
27 ноября 2016, 10:15
28 ноября 2016, 00:00
30 ноября 2016, 15:00
26 ноября 2016, 21:00
01 декабря 2016, 08:15
27 ноября 2016, 21:00
27 ноября 2016, 12:00

Интересное на сайте
08 мая 2011, 16:24
27 мая 2013, 12:16
10 августа 2012, 16:11
12 июня 2011, 12:19
22 февраля 2013, 16:53
12 декабря 2012, 10:41
25 декабря 2015, 09:01