Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Арабское НАТО» против Ирана: Трамп говорит «надо»

Примерно за неделю до вступления в силу расширенных санкций США против Ирана, первый этап которых стартовал с 7 августа, западные СМИ сообщили о возросшем интересе американской стороны к созданию так называемой «Арабской НАТО». Это громкое название появилось практически сразу с приходом в Белый дом в январе 2017 года Дональда Трампа. И, как можно с уверенностью предположить, о нём ещё не раз вспомнят по мере нарастания конфронтации между США и их союзниками на Ближнем Востоке и Ираном.

Проект «Арабское НАТО» был впервые предметно обсуждён на политическом и экспертном уровнях весной прошлого года, когда с визитами в Вашингтоне побывали два арабских лидера. Сначала наследный принц (на тот момент ещё вице-кронпринц) и министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман в рамках пятидневного турне (13−17 марта) обсуждал идею в Белом доме с Трампом. Затем к дискуссиям был подключён и президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, в начале апреля принятый в Овальном кабинете. В обоих случаях, отмечали источники в американской администрации, консультации вокруг выдвинутой Трампом идеи с чётким антииранским контекстом были позитивными. Стороны сошлись на том, что такой аналог евроатлантического блока арабскому миру нужен и даже необходим, прежде всего, чтобы противостоять растущему влиянию Ирана в регионе.

Уже тогда было чёткое понимание того, что инициатива создания арабского военного альянса должна быть воспринята с пониманием не только Соединёнными Штатами и их союзниками в Персидском заливе. Состав «Арабского НАТО» следует сделать максимально широким, а отношение к нему со стороны региональных держав — минимально враждебным. Тогда и теперь последний элемент отсылал, прежде всего, к Турции. А после разразившегося в июне 2017-го межарабского кризиса вокруг Катара, перспективы широкого антииранского альянса, действующего при минимальном региональном противодействии, стали ещё более призрачными.

Между тем, источники агентства Reuters в американской администрации в конце прошлого месяца уверяли, что решительный настрой Трампа добиться поставленной цели сохраняется и степень этого настроя повышается на фоне приближения к форуму, который запланирован в Вашингтоне предварительно на 12−13 октября. В середине осени президент США намерен собрать лидеров восьми арабских стран и самым серьёзным образом рассмотреть с ними возможность формирования нового военно-политического блока на Ближнем Востоке. Вывеска анонсированного объединения под стать его амбициозным целям: Ближневосточный стратегический альянс (Middle East Strategic Alliance, MESA). Им предполагается охватить такие сферы, как создание объединённой региональной системы противовоздушной и противоракетной обороны, военный тренинг и проведение совместных учений, тесное сотрудничество контртеррористических служб. Со временем, если MESA докажет свою эффективность, возможно обращение и к более тесным военным узам, вплоть до заключения договора о коллективной безопасности, взаимопомощи и создания совместных воинских контингентов «Арабской НАТО».

В клуб с чётким антииранским уклоном планируется привлечь в полном составе Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива* (ССАГПЗ — Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман и ОАЭ), а также Египет и Иорданию. Сам ССАГПЗ, как известно, после кризиса вокруг Катара, что называется, дышит на ладан, балансируя у черты полного развала. Синхронно с крайним ухудшением отношений с партнёрами по Совету катарские власти пошли на резкое сближение с Ираном. Одновременно Катар установил доверительные отношения с Турцией, которая, в свою очередь, значительно дистанцировалась от Саудовской Аравии и ныне пребывает под нарастающим давлением США.

Как в такой ситуации достичь общего знаменателя в ССАГПЗ по проекту «Арабское НАТО», никто не имеет чёткого представления, включая самого инициатора альянса. Однако антииранская коалиция очень нужна Трампу, пусть и в усечённом виде. На то есть несколько побудительных стимулов для него, отталкиваясь от которых ближневосточная команда в Белом доме пытается как-то сдвинуть проект с мёртвой точки.

В первую очередь, это мобилизация всех антииранских сил перед запуском второго, самого конфронтационного, этапа расширенных санкций против Ирана. С 4 ноября энергетический сектор ИРИ, включая его главную статью доходов — нефтяной экспорт, подпадает под беспрецедентный прессинг. США требуют от всех отказа от закупки иранских энергоносителей. Кто-то уже согласился, кто-то до последнего будет медлить с ответом. Есть и такие, которые изначально отвергли «домогательства» администрации Трампа в этом вопросе. Однако давление нарастает, и далеко не факт, что те, кто сейчас встал в оппозицию к американцам, останутся до конца верны категоричному «нет».

На таком фоне аравийские производители нефти, составляющие костяк картеля ОПЕК, нужны США, помимо прочего, в качестве эффективного «заменителя» Ирана для его традиционных торговых партнёров в Азии. Саудовская Аравия и ОАЭ стали для Трампа своеобразным проводником американских интересов и одновременно их лоббистом в отношениях с тем же Китаем. Учитывая наполняющееся десятками миллиардов долларов сближение Пекина с Эр-Риядом и Абу-Даби, первому будет трудно удержаться от многих соблазнов. При этом одно дело, когда саудовцы и эмиратцы говорят с китайцами отдельно или, в лучшем случае, в совместном режиме, и совсем другое, когда сразу восемь государств региона на одной военно-политической платформе предлагают второй экономике мира заманчивые проекты.

Далее следует указать на палестино-израильскую подоплёку американской инициативы MESA. Все ждут, но никак не дождутся обещанной ближневосточной командой Белого дома презентации так называеого «нового плана» по урегулированию затяжного и самого болезненного конфликта региона. Трамп ищет подходящего момента для презентации «большой сделки» или «сделки века», как он любит называть свой план примирения палестинцев с израильтянами. Возможно, это произойдёт за несколько недель до намеченного на середину октября американо-арабского саммита. Но не исключено, что и впритык к предварительным срокам его проведения. Трампу нужна консолидированная позиция ведущих сил арабского мира в этом вопросе. Конечно, отвечающая интересам Вашингтона или хотя бы открыто не перечащая ему.

Пока этого нет, и саудовцы дают понять, что закулисные договорённости с израильтянами вокруг получения «добра» крупнейшей арабской монархии на «сделку века» отсутствуют. Впрочем, факторы и стимулы сближения США, Израиля и Саудовской Аравии на платформе совместного противостояния Ирану пока, несомненно, превалируют. А значит, у них есть все шансы выйти на некий консенсус по «большой сделке».

Если же аравийцы заупрямятся и начнут просить большего, чем они на самом деле заслуживают (по мнению Трампа и его команды), то тогда дело может дойти до банального шантажа и запугивания. Не хотите объединяться в «Арабское НАТО» и идти на взаимные уступки, оставайтесь один на один с Ираном, и «Аллах вам в помощь». Примерно в таком, конечно, несколько упрощённом, но весьма доступном ключе до Саудовской Аравии, ОАЭ и их соседей по Заливу эмиссары Трампа могут доносить суть вопроса. Проект MESA укладывается в «трамповскую логику» принуждения союзников к большим военным тратам, большего вклада в общее дело. Данное принуждение в последнее время активно апробируется нынешним хозяином Белого дома в отношениях с европейскими союзниками по НАТО. И оно может быть с успехом перенесено на ближневосточный театр американской политики «кнута и пряника».

Октябрьский срок проведения саммита может быть также связан с промежуточными выборами в Конгресс США, которые состоятся в начале ноября. Администрации Трампа представляется целесообразным зафиксировать прогресс в важном внешнеполитическом вопросе до обновления составов Сената и Палаты представителей** и обеспечить республиканцам приток голосов, к примеру, заключением оружейных контрактов с монархиями Залива «на полях» американо-арабского форума. Загрузка оборонных концернов США новыми заказами с сопутствующим созданием рабочих мест и налоговыми отчислениями в бюджет предоставит «партии слонов» дополнительные шансы удержать большинство в обеих палатах Конгресса. И тут платёжеспособные арабские монархии могут быть поставлены перед простым выбором: или они соглашаются играть по правилам США и заключить альянс MESA, или будут вынуждены «раскошелиться» на новые военные сделки с американским оборонпромом. Трамп, разумеется, попытается выбить из саудовцев и их орбиты влияния и то, и другое. Арабский альянс на антииранской платформе, как надеются американский лидер и оружейное лобби в Вашингтоне, должен стать катализатором заключения новых контрактов поставки на Ближний Восток ударных и оборонительных систем, ещё большей военно-технической привязки монархий Залива, Египта и Иордании к США.

В целом ожидания от предстоящей встречи в американо-арабских верхах у экспертов по Ближнему Востоку весьма скромные. Они не советуют надеяться на быстрый результат в виде создания «Арабского НАТО» по итогам одного учредительного саммита в столь близкие сроки. На пути MESA конкретно сейчас есть множество внутриарабских ограничителей и внешних барьеров, наиболее труднопреодолимым из которых выступает урегулирование кризиса вокруг Катара.

Сверхзадача Трампа — примирить в Вашингтоне наследных принцев Саудовской Аравии и Абу-Даби Мухаммеда бин Салмана и Мухаммеда бин Зайеда аль-Нахайяна с эмиром Катара Тамимом бин Хамадом аль-Тани. Впрочем, основные фигуранты межарабского конфликта не горят желанием идти на мировую. А без этого американская инициатива по созданию арабского военно-политического блока, заточенного на Иран, может оказаться изначально обречённой на провал.

Вместе с тем текущие процессы на Ближнем Востоке отличаются повышенной динамичностью, высвечивают попытки администрации Трампа создать почву для замирения строптивых аравийцев. Так, совсем недавно некоторые СМИ поспешили сообщить о том, что катарцы удивили многих своим решением отказать турецким партнёрам в предоставлении кредита на поддержку их национальной валюты, которую, в свою очередь, атакует американская сторона. Отмечалось, что Анкара якобы сочла данный шаг Дохи «предательством», учитывая какую помощь в прошлом году турки оказали заблокированному соседями полуостровному эмирату. Появились слухи, что Катар предпочёл не раздражать США предоставлением Турции кредита и об отклонении запроса последней его настоятельно попросили из Вашингтона. Если так, стали предполагать комментаторы, то данная линия на отдаление Катара от Турции и Ирана может продолжиться, приведя к его симметричному сближению с Саудовской Аравией и ОАЭ.

На самом деле всё оказалось далеко не так. 15 августа эмир Катара посетил с визитом Анкару, провёл переговоры с турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом. По их итогам стороны объявили о планах эмирата направить на турецкий рынок $ 15 млрд прямых инвестиций. Иначе и быть не могло. Ведь на катарской территории находится турецкая военная база, а бизнес эмирата в последние годы серьёзно вложился в Турцию.

В любом случае среди ближневосточных экспертов преобладает оценка о «сыром» характере идеи Трампа по «Арабской НАТО» и малых шансах на её реализацию в обозримой перспективе. Тот же Катар через свои информационные рупоры предлагает более «реальные проекты» с охватом большего числа арабских стран, чем амбициозный альянс MESA. Выдвигается идея условного «плана Маршалла» для Ближнего Востока по аналогии с инициативой США после Второй Мировой войны. «Президент Трамп сделает для нас и для региона в целом больше, если он поможет аравийцам и иранцам преодолеть конфронтацию путём восстановления их несостявшихся государственных институтов», — со страниц сайта катарского телеканала «Аль-Джазира» рекомендуют комментаторы проекта MESA.

Очевидно, что подобные предложения отличаются ещё большей нереалистичностью, чем создание арабского военного блока под эгидой США. Трамп сам «смотрит в карман» Саудовской Аравии и о ближневосточном «плане Маршалла» будет думать в самый последний момент. К тому же иранцы ни за что не согласятся, что у них «несостоявшиеся государственные институту», которые к тому же нуждаются в неких финансовых вливаниях со стороны геополитического противника Исламской Республики. Однако подобные альтернативные идеи показывают стремление многих сил в конфликтогенном регионе опереться на иные по определению проекты и вытекающие из них инструменты, чем военные инициативы, накаляющие и без того взрывоопасную обстановку на Ближнем Востоке. Другой вопрос, что США настроены продавливать свою линию до конца, идя на сознательное повышение градуса напряжённости.

*В арабских странах региона Персидский залив называют «Арабским».

**6 ноября будут переизбираться 35 из 100 сенаторов, все 435 членов Палаты представителей Конгресса, а также 39 губернаторов американских штатов и территорий.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

395

Похожие новости
15 ноября 2018, 15:45
15 ноября 2018, 11:45
15 ноября 2018, 13:15
15 ноября 2018, 11:45
15 ноября 2018, 13:45
15 ноября 2018, 15:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
12 ноября 2018, 15:15
11 ноября 2018, 14:30
10 ноября 2018, 23:15
11 ноября 2018, 13:15
11 ноября 2018, 23:18
12 ноября 2018, 21:15
11 ноября 2018, 15:15

Интересное на сайте
02 ноября 2011, 15:09
27 мая 2013, 12:16
13 апреля 2013, 10:41
28 января 2014, 16:31
15 февраля 2013, 14:25
23 июля 2013, 11:33
22 августа 2012, 10:54