Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Арабская осень» на Ближнем Востоке: иранская защита и саудовский гамбит

Бурные события в двух странах Ближнего Востока дают основания говорить о, возможно, новом феномене в арабском мире после известных потрясений на рубеже 2010−2011 годов. За «арабской весной» на регион надвинулась «арабская осень», которая едва ограничится двумя странами — Ираком и Ливаном.

Обстановка в Ираке остаётся крайне взрывоопасной. В Багдаде и южных городах страны проходят массовые антиправительственные выступления, сопровождаемые насилием. Жертвами столкновений с армией и силами безопасности стали свыше 250 человек, более 8000 получили ранения различной степени тяжести. Участники иракского протеста требуют отставки правительства Аделя Абделя Махди и проведения новых парламентских выборов. Демонстранты протестуют против ухудшения условий жизни, роста безработицы и повсеместной коррупции в органах власти. В ряде случаев выступления проходят под антииранскими лозунгами. Протестующие жгут здания местных администраций и госучреждений, политических партий и военизированных формирований. Власти ввели комендантский час в южных провинциях, где антиправительственные выступления носят наиболее радикальный характер и сопровождаются десятками человеческих жертв.

Массовые антиправительственные выступления не прекращаются и в Ливане. Протесты начались 17 октября после того, как правительство объявило о введении новых налогов на табак, бензин и звонки по WhatsApp. Столкнувшись с резко негативной реакцией граждан, правительство Саада Харири немедленно отменило свои налоговые инициативы, но это не остановило протест. Не помог и предложенный кабинетом Харири 21 октября пакет реформ. Манифестанты продолжили добиваться отставки ливанского премьера, указывая, что борьбу с «тотальной коррупцией» он должен начать с самого себя. Как результат, 29 октября Саад Харири подал в отставку, открыв дорогу для проведения в стране досрочных парламентских выборов.

В отличие от действий иракских властей, правительство Ливана не решилось на жёсткие меры в отношении участников протестных акций. Ливанские власти заявили, что не собираются вводить в стране чрезвычайное положение. Вместе с тем они назвали недопустимым перекрытие автотрасс на въездах в Бейрут и другие крупные города. Для обеспечения безопасности и разблокирования дорог кабинет Харири широко использовал армию. Имели место столкновения демонстрантов с военными в ходе действий последних по деблокаде транспортных коммуникаций.

В целом, по оценке наблюдателей, для нынешних событий в Ливане показателен межобщинный характер демонстраций. Отмечается, что христиане и мусульмане, шииты, сунниты и друзы размахивают ливанскими национальными флагами, а не партийными лозунгами, обычно выставляемыми во время манифестаций.

Тем не менее, несмотря на определённую специфику ситуации в Ливане, в обоих протестах — иракском и ливанском — западные эксперты главной «проигравшей» стороной называют Иран. В Ираке зафиксированы столкновения между протестующими и представителями проиранских военизированных формирований, созданных в 2014 году для борьбы с террористической группировкой ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ — запрещена в России). Добровольческие отряды не расформированы по итогам разгрома ИГ в Ираке и они не были интегрированы в ряды регулярной армии и сил безопасности арабской республики, хотя такие попытки предпринимались ещё при предыдущем правительстве во главе с Хайдером аль-Абади.

25 октября в южном городе Эль-Амара (провинция Мейсан), произошло нападение на местное отделение «Асаиб Ахль аль-Хак» (одна из группировок в «зонтичной» структуре под общим названием «Силы народной мобилизаци» ["Хашд аль-Шааби"]). Охраники открыли огонь по нападавшим, которые пытались поджечь офис группировки.

Недовольство в адрес проиранских «прокси» (Тегеран принял самое деятельное участие в период формирования военизированных подразделений «Хашд аль-Шааби» и по праву гордится самым серьёзным вкладом в дело разгрома ИГ на иракской территории) во многом производно от общего негатива, направленного в сторону центрального правительства в Багдаде. «Шиитская милиция», как зачастую называют такие формирования, стала своеобразным «государством в государстве» со своей армией и службами безопасности, она обзавелась собственным бизнесом. Поэтому обвинения по части пропитанного коррупцией «режима» премьер-министра Махди направлены и против всесильного ополчения.

В Ливане иная ситуация, отличающаяся от иракского бунта прежде всего на порядок меньшим насилием. Там всё намного спокойней и по-средиземноморски цивильнее. Но и в этой небольшой арабской республике ключевым сюжетом протеста выступает выброс копившегося годами социально-экономического недовольства, обвинений местного правительства в «тотальной коррупции». И тот же опосредованный вызов в адрес Ирана.

Дело в том, что ливанское шиитское движение «Хизбалла» («Партия Аллаха») изначально не поддержало массовые протесты, несмотря на то, что у власти находилось правительство суннитского политика Саада Харири, имеющего к тому же традиционно тесные связи с Саудовской Аравией. «Хизбалла» по итогам последних выборов в Ливане, прошедших в мае 2018 года, получила тринадцать мест в парламенте страны и три министерских портфеля. Кроме того, при самой активной поддержке ведущей организации ливанских шиитов президентом арабской республики три года назад, 31 октября 2016 г., стал христанин-маронит (как того требует Конституция Ливана) Мишель Аун. Новых выборов, а значит и шага в неизвестность, «Партия Аллаха» явно не желала. А потому она принялась клеймить организаторов протеста в связях с враждебными внешними силами, которые расшатывают устойчивость как ливанского государства в целом, так и политических позиций «Хизбаллы» в частности. Дело дошло до того, что в какой-то момент боевики «Хизбаллы» попытались «пресечь» акции внутренних «враждебных элементов», и ливанской армии пришлось даже защищать демонстрантов от столкновений с «бригадами мотоциклистов» организации шейха Хасана Насраллы.

В минувшую пятницу Насралла произнёс вторую речь с начала протестов, предупредив, что отставка правительства Харири приведёт к тому, что страна погрузится в хаос, за которым может последовать и новая гражданская война.

«Хизбалла» находится в «сложной и деликатной» ситуации, говорят аналитики. Амаль Саад, профессор политологии в Ливанском университете, в беседе с катарским телеканалом «Аль-Джазира», отметил, что даже ливанцы в районах с преимущественно шиитским населением стали относиться к «Партии Аллаха» с предубеждением из-за того, что она, став после прошлогодних выборов частью государственной системы, не приложила достаточных усилий для изменения тяжёлой социально-экономической ситуации в стране.

«Подавляющее большинство шиитов обвиняют спикера парламента Наби Берри, лидера (шиитского) движения „Амаль“ (союзника „Хизбаллы“. — Ред.), в коррупции, связанной с кражей государственных средств. Его жена чрезвычайно богата, так же богата, как и сам (Саад) Харири, — говорит ливанский политолог. — Люди критикуют „Хизбаллу“ за то, что она не останавливает коррупцию, потому что Берри является главным союзником Насраллы, а „Хизбалла“ не сделала ничего, чтобы привлечь Берри к ответственности или привлечь к ответственности других её партнёров в правительстве».

Шиитский дуэт «Хизбалла» и «Амаль», а также их союзники были самыми большими победителями на парламентских выборах в мае 2018 года, напомнил Саад.

Лина Хатиб, руководитель программы по Ближнему Востоку и Северной Африки в британском аналитическом центре Chatham House, рассматривает речи шейха Насраллы как попытку дискредитировать протестное движение.

«Когда делаются подобные заявления, предупреждающие о политическом вакууме, хаосе и гражданской войне, они указывают не на реальные ожидания „Хизбаллы“, а на её больший дискомфорт (из-за протестов)», — полагает она.

По мнению Амаля Саада, существует «подлинная» обеспокоенность тем, что США, Саудовская Аравия и Израиль могут использовать политический вакуум, и это негативно повлияет на позиции «Партии Аллаха» и её традиционную идеологию сопротивления враждебным силам в Ближневосточном регионе.

«Идея сопротивления всегда диктовала „Хизбалле“ политический выбор. Движение всегда подчиняло свою политическую выгоду этой идее, — говорит собеседник „Аль-Джазиры“. — И именно поэтому „Хизбалла“ всегда заключала союзы с „Амаль“».

Обвинения во внешней руке, которая направляет внутренний протест в нужное ей русло, озвучиваются и властями в Багдаде. На прошлой неделе в Ираке была приостановлена деятельность двух саудовских телеканалов — Al Arabiya и Al Hadath. Как сообщается на сайте «Аль-Арабии», власти в Багдаде обосновали своё решение отсутствием у телеканалов лицензии. Иракская полиция организовала рейд на офисы телеканалов, потребовав прекращения журналистской деятельности. Тем временем, источники в Багдаде не исключают, что одной из причин приостановки вещания каналов являются новостные сюжеты о протестных акциях в иракских городах.

Призывы к смене правительства в Ираке идут вразрез интересам Ирана в соседней стране и озвучиваются политиками, которые находятся в крайне напряжённых отношениях с Тегераном. Так, лидер крупнейшего политического блока «Аль-Сайрун» («Революционеры за реформы») в парламенте Ирака Муктада ас-Садр 28 октября призвал премьер-министра страны Махди подать в отставку и объявить о досрочных парламентских выборах, которые прошли бы «под контролем Организации Объединённых Наций».

По словам ас-Садра, он и стоящая за ним политическая сила уходят в оппозицию, пока не будут выполнены требования антиправительственных демонстрантов. Блок «Аль-Сайрун» выступил ранее с заявлением, в котором указал, что отказывается от поддержки действующего премьер-министра. Ас-Садр 28 октября обратился к главе правительства со следующим призывом: «Не защищай коррупционеров. Не подавляйте людей». Вместе с тем он призвал Махди подать в отставку и согласиться на проведение досрочных парламентских выборов.

Когда Махди ответил ему отказом, ас-Садр обратился за поддержкой к партнёру в парламенте Хади аль-Амери, лидеру блока «Фатах» («Завоевание»). Поздно вечером 29 октября аль-Амери опубликовал заявление, в котором дал согласие работать над отстранением Махди. «Мы будем работать вместе (с Муктадой ас-Садром. — Ред.), чтобы защитить интересы иракского народа и спасти нацию в соответствии с общественными благами», — говорилось в заявлении Хади аль-Амери.

Этим оба политика, которые ещё совсем недавно считались союзниками премьера Махди, не ограничились. Ас-Садр публично предупредил главу правительства, что страна может превратиться в «ещё одну Сирию или Йемен», если он в ближайшее время не подаст в отставку.

Хотя Муктада ас-Садр является представителем шиитского большинства Ирака, он прежде всего арабский националист, ранее вступавший в консультации с властями Саудовской Аравии и других антагонистов Ирана в регионе. Это не может не раздражать Тегеран, где самым тщательным образом следят за развитиями в Ираке и Ливане, делая соответствующие выводы.

В проповеди 1 ноября, в день пятничной молитвы, духовный лидер иракских шиитов великий аятолла Али аль-Систани, обращаясь к гражданам через своего представителя в священном для шиитов городе Кербеле, вновь предупредил об угрозе «гражданского конфликта, хаоса и разрушений», если правоохранительные органы или военизированные формирования приступят к силовому подавлению протестов. По мнению комментаторов, аль-Систани намекнул и на закулисную роль Ирана в поддержке действующего правительства Махди.

«Ни один человек, ни группа, ни сторона, ни какое-либо региональное или внерегиональное государство не могут посягать на волю иракцев или навязывать им своё мнение», — говорится в послании великого аятоллы.

По данным СМИ, ранее на этой неделе с конфиденциальным визитом в Багдаде побывал командующий силами спецназначения «Кодс» в составе Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Ирана Касем Сулеймани. Легедарный иранский генерал, как утверждается, провёл ряд «тайных встреч», во время которых «давал советы» по преодолению нынешнего политического кризиса в Ираке.

Накануне, 31 октября, президент Ирака Бархам Салех заявил, что премьер Махди готов уйти в отставку, если основные фракции парламента смогут договориться о его замене другим главой правительства.

По данным западных СМИ, официальные лица США, имена которых не указываются (по всей видимости, это сотрудники Госдепартамента и/или ЦРУ) посетили Бейрут в сентябре, за считанные недели до начала протестов. Основной посыл американских эмиссаров состоял в том, что Ливан ожидают «негативные развития», если правительство в Бейруте не предпримет решительных шагов для «обуздания» организации шейха Насраллы. О том, что кабинет Харири может столкнуться с санкциями США из-за его «бездеятельности» в отношении засилия «Партии Аллаха» в ливанской государственной системе во время своего мартовского визита в арабскую республику до сведения тамошнего руководства весьма прозрачно доводил лично нынешний госсекретарь и бывший директор ЦРУ Майк Помпео.

Глава Госдепа 22 марта призвал власти и народ арабской республики противостоять «преступности, террору и угрозам» со стороны «Хизбаллы». Представители ливанского правительства тогда решительно отвергли резкие выпады руководителя американской дипломатии. Стоя рядом с Помпео на совместной пресс-конференции в Бейруте, министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль отметил, что ведущая партия ливанских шиитов «не является террористической организацией и была избрана народом». Помпео, однако, продолжил упорствовать, предупреждая, что «ливанский народ стоит перед выбором: смело двигаться вперёд или позволить тёмным амбициям Ирана и „Хизбаллы“ диктовать своё будущее». Шеф Госдепа при этом добавил, что США будут продолжать использовать «все мирные средства», чтобы обуздать «Хизбаллу» и влияние Ирана на Ливан.

События в Ираке и Ливане не следует считать 100-процентной заготовкой Соединённых Штатов и их ближневосточных союзников, направленной на подрыв региональных позиций Ирана. Внутренние причины волнений в обеих арабских республиках налицо. Другой вопрос, что определённым внешним сила удаётся канализировать это недовольство в выгодное им русло, демонизируя Тегеран и его «сателлитов» в регионе. Это очень похоже на попытку перехвата инициативы у Ирана, которой он с недавнего времени уверенно завладел.

Как ранее указывало EADaily, иранцы фактически перенесли военные операции в рамках гибридной и опосредованной войны (proxy war) на саудовскую территорию. Политика сдерживания Исламской Республики вдали от границ Королевства Саудовская Аравия (КСА) с проведением операций в узловых точках proxy war (Йемен, Ливан, отчасти Сирия и Ирак) начала давать сбои. К тому же Тегеран продемонстрировал уязвимость Эр-Рияда не за сотни и тысячи километров от столицы и критически важной инфраструктуры КСА, а непосредственно в территориальных пределах монархии.

По данным наших источников в Бейруте, с помощью конфиденциального канала общения через одну арабскую монархию Иран недавно предостерёг Саудовскую Аравию о двух вещах. Во-первых, о том, что в случае ударов по иранской территории, если даже саудовцы не будут в них участвовать напрямую, ближайший союзник Тегерана в регионе, ливанское шиитское движение «Хизбалла», пойдёт на максимально жёсткие действия против политических ставленников и всей агентуры КСА в Ливане. Второе предупреждение касалось самого Эр-Рияда — ему дали понять, что следующей мишенью станут не танкеры в Персидском заливе и нефтяные мощности на саудовской территории, а армейские базы, места дислокации Национальной гвардии КСА и даже резиденции высших представителей королевской семьи Аль-Сауд.

Как результат, Эр-Рияд мог решить сыграть на опережение, оперевшись на ресурсы США в регионе, в том числе и агентурного характера. Подрывами иранских позиций в Ираке и Ливане саудовцы демонстрируют, что их игра на «шахматной доске» Ближнего Востока ещё далеко не окончена. И им есть что сказать, после фактического поражения в Йемене и неспособности защитить собственную энергетическую инфраструктуру. Да и угрозы «Хизбаллы» по части «сведения счётов» с Саадом Харири, являющегося фактически саудовской креатурой в Ливане, показали свою уязвимость. Оказалось так, что Насралла в настоящее время больше заинтересован в сохранении Харири на посту премьера, чем в его смещении под давлением широких масс. Следует признать, что иногла саудовцам также удаются изящные ходы на «шахматной доске» региона. Теперь очередь за Ираном удивить своих противников продуманной геополитической многоходовкой.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

18382

Похожие новости
23 февраля 2020, 11:30
23 февраля 2020, 17:30
22 февраля 2020, 23:00
23 февраля 2020, 09:30
23 февраля 2020, 05:30
23 февраля 2020, 17:30

Выбор дня
24 февраля 2020, 03:15
23 февраля 2020, 23:15
24 февраля 2020, 01:00
24 февраля 2020, 01:30
24 февраля 2020, 01:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
22 февраля 2020, 17:15
17 февраля 2020, 19:30
19 февраля 2020, 21:15
22 февраля 2020, 15:30
17 февраля 2020, 17:00
17 февраля 2020, 03:00
20 февраля 2020, 19:00

Интересное на сайте
23 июля 2013, 12:40
05 марта 2012, 12:57
09 ноября 2012, 10:50
12 декабря 2012, 10:41
15 марта 2012, 15:34
12 сентября 2011, 12:05
17 мая 2013, 16:30