Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Арабо-израильский конфликт закончен? Израиль в фокусе

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

«За день до наступления нового еврейского года состоялась очередная встреча рабочих групп „Ликуда“ и „Кахоль Лаван“. С момента вторых подряд внеочередных выборов прошло менее двух недель, президент Ривлин представил контуры своего предложения по компромиссу, который должен был позволить вывести политическую систему из тупика и передал мандат на формирование коалиции Биньямину Нетаньяху. Представители „Ликуда“ и „Кахоль Лаван“ встретились, ни о чем не договорились и отправились отмечать Рош а-Шана…»

Речь идет, разумеется, о сентябре 2019 года. Перед наступлением 5780 еврейского года израильская политическая система мечтала только об одном: о сотворении коалиции. Еще не звучали слова «коронавирус», «карантин», «социальная дистанция». Адвокаты премьер-министра готовились к слушаниям у юридического советника правительства в попытке предотвратить предъявление обвинений, Бени Ганц и Яир Лапид еще были в одной партии, Офер Шелах еще не претендовал на лидерство в «Еш Атид» и прилежно повторял лозунги, в которые не верил, а Авигдор Либерман продолжал заявлять, что присоединится только к правительству национального единства.

Минувший год стал годом полной и безоговорочной победы Биньямина Нетаньяху над политической системой страны, годом полного подчинения ее личным интересам премьер-министра.

Он отказался формировать правительство национального единства после вторых выборов, когда попытка расколоть «Кахоль Лаван» не возымела успеха. Многие были убеждены, что, отправляя страну на третьи выборы, Нетанияху подписывает себе смертный приговор. «Ликуд» к тому периоду заметно ослабел, Ганц и «Кахоль Лаван» обозначили себя как реальная альтернатива, раздражение избирателей тем фактом, что политики заняты собой гораздо более, чем реальными проблемами, росло, и во всех опросах именно Биньямина Нетаньяху называли главным виновником тупиковой ситуации, в которой находилась политическая система.

Но, как оказалось, эмоции сами по себе, голосование само по себе. Третьи выборы картины существенно не изменили, если не считать того факта, что Либерман окончательно стал частью лагеря «только не Биби». НДИ и «Кахоль Лаван» повели совместную кампанию по принуждению Нетанияху к сговорчивости. Ганц получил рекомендации всего левоцентристского лагеря, Объединенного арабского списка и НДИ, и приступил к формированию коалиции. Оппозиция представила законопроекты, вытесняющие Нетанияху из политической системы, рассчитывая на то, что эта угроза вынудит премьера согласиться на создание правительства национального единства на невыгодных для него условиях. В противном случае ему грозило прощание с резиденцией на улице Бальфур. В «Ликуде» уже остро чувствовали запах оппозиции, и Мики Зоар внезапно стал говорить о «диктатуре случайного большинства».

И тут наступило 26 марта 2020 года. До сих пор непонятно, как Биньямину Нетаньяху удалось уговорить Бени Ганца согласиться на развал «Кахоль Лаван» и на создание совместного правительства с «Ликудом» (а может «уговаривал» Дональд Трамп на тройственной встрече с участием Нетаньяху в Вашингтоне — прим. EADaily). Известно, что соглашение, подписанное в итоге Нетанияху и Ганцем, обсуждалось уже после вторых выборов, и было забраковано Лапидом и Яалоном. Известно, что Габи Ашкенази оказывал давление на Ганца, призывая его отказаться от союза с Лапидом ради союза с Нетаньяху. Известны различные теории конспирации о шантаже, которому якобы подвергался Бени Ганц. Ничто это не дает внятного объяснения непостижимому шагу Ганца, принявшего унизительное соглашение, полностью лишающее его доверия избирателей, ставящее точку на его политической карьере, превращающее бывшего начальника генштаба ЦАХАЛа в карикатуру.

Факт остается фактом: было подписано коалиционное соглашение, отвечающее лишь одному критерию: личным, персональным интересам Биньямина Нетаньяху. Будучи опытным политическим игроком глава правительства принес в жертву министерства и должности, получив взамен практически полную гарантию сохранения своего присутствия в политической системе вне связи с ходом судебного процесса. Коалиционное соглашение и законы, обеспечивающие его реализацию, построены таким образом, что практически нет ситуации, при которой Нетаньяху не является премьер-министром или сменным премьер-министром, а правительство продолжает работать.

Длившаяся полтора года лихорадка превратила политическую систему в гору руин, над которыми установил свой «трон» премьер-министр. Он окончательно похоронил партию «Авода», раздробил «Кахоль Лаван», оставив нетронутым лишь не очень релевантный МЕРЕЦ. При этом Нетаньяху не ограничился левым флангом. Рафи Перец стал министром в его правительстве, покинув блок «Ямина». Иными словами, политическая система де-факто превратилась в однопартийную. Причем это уже не «Ликуд». Даже Давид Битан, далекий от страданий по нарушениям демократических норм, заявил, что прекращает участия в заседаниях фракции, так как «они никому не нужны и бессодержательны». Партия, которая на исходе нынешнего еврейского года единолично правит страной — это партия Биньямина Нетаньяху.

Сказанное выше не отменяет заслуг премьер-министра и не умаляет важности его достижений в уходящем году: соглашения с ОАЭ, декларация о мире с Бахрейном, ведущаяся в эти дни подготовка к подписанию соглашений с другими странами региона — все это продолжение действительно исторического процесса изменений Ближнего Востока. Можно спорить о том, кем эти изменения были инициированы — Трампом или Нетаньяху, можно спорить о том, уместно ли использование термина «мир в обмен на мир», когда речь идет об отказе от распространения суверенитета на районы Иудеи и Самарии, а, по некоторым сведениям, о замораживании строительства в тех районах, в которых, в соответствии со «сделкой века», должно быть создано Палестинское государство. Все это не отменяет того факта, что арабские страны заключают соглашения с еврейским государством, не выдвигая немедленных требований по уступкам палестинским арабам. Заявления, сделанные на церемонии подписания «Соглашений Авраама», звучат более как дань общественному мнению, а текст соглашения, в котором говорится о «реалистичном» решении конфликта, вряд ли добавил радости кому-либо в Рамалле. Новый Ближний Восток формируется при непосредственном участии Биньямина Нетаньяху, и далеко не очевидно, что, будь на его месте Бени Ганц или Яир Лапид, все выглядело бы так же.

Тот факт, что за все это Нетаньяху заплатил обманом собственных избирателей, «Ликуду» предстоит решать в ходе будущей предвыборной кампании. «Распространение суверенитета — это первичная сионистская задача, и после выборов в США нам предстоит оценить, как и когда мы можем ее решить», — сказал в интервью «КАН РЭКА» бывший заместитель начальника генштаба ЦАХАЛа, а ныне депутат от «Ликуда» Узи Даян.

«Мы требуем максимум, получаем минимум, но то, что мы на этот минимум соглашаемся, не означает, что мы отказываемся от требования максимума», — процитировал он Бен Гуриона. Однако вряд ли кто-то всерьез верит в возвращение темы суверенитета на повестку дня в обозримом будущем.

Успехи на международной арене, которые премьер-министр умело записал исключительно в свой актив, даже крохами не поделившись с министром обороны Бени Ганцем и министром иностранных дел Габи Ашкенази, как будто взяты из реальности, не имеющей ничего общего с той, в которой живет народ Израиля, и которая определяется ежедневными сводками министерства здравоохранения о числе зараженных. Бессмысленно предъявлять претензии правительству и его главе по сути принимаемых решений. Никто не знает, какими были бы результаты, будь решения иными. Но очевидно, что процесс принятия решений находится под сильным и нездоровым влиянием политических и коалиционных интересов.

Фарс, в который превратилась попытка ввести карантин в «красных» городах, отмененная под давлением ультраортодоксальных фракций, заметно сократил путь к строгому карантину. И это лишь один из многочисленных примеров, имевших место более чем за полгода пандемии. Не раз казалось, что правительство балансирует не между интересами экономики и здравоохранения, а между интересами борьбы с коронавирусом и коалиционной стабильностью.

Первые месяцы работы коалиции сопровождались и постоянными кризисами, далекими от борьбы с пандемией. Дискуссия о бюджете была вызвана стремлением Нетанияху сохранить за собой возможность распустить правительство, оставаясь при этом действующим премьер-министром и желанием Ганца не позволить Нетанияху спровоцировать выборы. Согласно коалиционным соглашениям, в случае объявления досрочных выборов на фоне разногласий по бюджету, на время предвыборной кампании и формирования правительства, действующий премьер-министр остается на своем посту. Эта абсолютно политическая дискуссия, развернувшаяся на фоне эпидемии, наряду с разногласиями о порядке назначения высокопоставленных чиновников в юридической системе, превратили работу коалиции в малоконструктивную.

На фоне критики в адрес правительства с одной стороны и прохладного отношения к перспективе смены Нетаньяху на Лапида, Нафтали Беннет продолжает укреплять свои позиции. В настоящий момент перед Беннетом стоят две непростые задачи: как не растерять поддержку, выходящую далеко за рамки национально-религиозного сегмента, и какую позицию занять по отношению к Биньямину Нетаньяху. В последние дни в политической системе говорят о возможности раскола «Ямины», когда Смотрич и ортодоксальный фланг блока будет баллотироваться самостоятельным списком, в то время как Беннет возглавит более умеренный с точки зрения религиозных вопросов список. Такое разделение позволит светским сторонникам Беннета проголосовать за него, но не за Смотрича, а религиозным сторонникам Смотрича проголосовать за него, но не за Беннета. После выборов Беннету предстоит решать вопрос, сохранять ли союз с Нетанияху или искать альтернативы, например, со связкой Лапид-Либерман.

Для главы оппозиции Яира Лапида минувший год был неоднозначным. С одной стороны, он вернул себе лидерство, избавившись от партнерства с Бени Ганцем. Лапид, по его собственным словам, более не намерен уступать лидерство. Проблема лишь в том, что избиратели не рассматривают всерьез его кандидатуру на пост премьер-министра. В опросах его рейтинг в том, что касается соответствия должности премьер-министра примерно равен рейтингу Бени Ганца. Это говорит само за себя.

Мало кто сомневается в том, что внеочередные выборы в Кнессет 24-го созыва пройдут в наступающем 5781 еврейском году. Раздробление политической системы, совершенное премьер-министром, привело к тому, что границы между коалицией и оппозицией стерлись. Потенциальные сторонники Нетанияху и поддерживают его, и критикуют. При сохранении старого деления на правых и левых Нетанияху является, по сути, единственным кандидатом на пост премьер-министра. Неизвестно лишь, как на самом деле эти блоки будут выглядеть. (newsru.co.il)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью главного редактора престижного международного интернет-издания Middle East Forum Гарри С. Гэмбилла, в пререводе Евгении Ккравчик, под заголовком «Арабо-израильский конфликт закончен».

Соглашение о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ внесло лишь сравнительно небольшую поправку в отношения между двумя странами, которые никогда не были в состоянии войны и сближались в течение многих лет, но де-факто оно знаменует конец арабо-израильского конфликта в том виде, в котором он известен всему миру.

Почти за полвека между Израилем и любой из 21 стран, входящей в Лигу арабских государств (за исключением ПА), не было никаких серьезных вооруженных конфликтов. То есть, от арабо-израильского конфликта и так уже почти ничего не осталось. Однако, за исключением Египта и Иордании, которые нормализовали отношения с Израилем много лет назад в обмен на американскую военную помощь и экономические субсидии, арабский мир оставался единым в своем отказе от дипломатического признания Израиля. До тех пор, пока он не уйдет с территорий, освобожденных им в Шестидневную войну 1967 года.

К этому сводится официально санкционированная Лигой арабских государств в 2002 году Саудовская инициатива. Принято считать, что «оккупация» Израилем Западного берега и сектора Газа была для арабов во всем мире таким оскорблением, что за нормализацию отношений с еврейским государством любой арабский режим расплатится слишком дорого.
Соглашение между Израилем и ОАЭ, как и реакция на него в регионе, стали подтверждением того, что судьба палестинцев больше не является главной политической проблемой для большинства арабских режимов.

Вот, подтверждающий факт. В течение многих лет компания Джеймса Зогби регулярно проводила опросы общественного мнения в ведущих арабских странах. Зогби отмечает: последний опрос, проведенный в сентябре 2019 года, показал, что
«…в отношении к израильско-палестинскому конфликту произошло море перемен» и он, этот конфликт — «в последнем ряду приоритетов в любой из арабских стран».

Это не значит, что арабы не сочувствуют палестинцам и внезапно возлюбили Израиль, просто в перечень желаний простых граждан уже много лет не входит борьба за права своих «братьев» на Западном берегу и в Газе. Не требуют этого арабы от правителей своих стран.

Во время «арабской весны» 2011 года антиизраильские лозунги крайне редко звучали на массовых демонстрациях, в ходе которых были свергнуты президент Египта Хосни Мубарак и президент Туниса. Повстанцы, которые чуть не свергли в Сирии Башара Асада, полностью проигнорировали «палестинскую проблему». То же произошло и в Ливии.

В последние годы даже исламисты проявляют по поводу Израиля меньше энтузиазма, чем можно было бы ожидать. Когда в сентябре 2012 года в своем обращении к Генеральной Ассамблее ООН новый президент Египта Мохаммед Мурси, представитель «Братьев-мусульман», выступил против «трагедии века», говорил он о режиме Асада, который поддерживает Иран, а вовсе не об Израиле.

Из исламистов в борьбе с Израилем сейчас участвуют только те, кто пользуется покровительством Ирана, а Исламская Республика не входит в арабский мир.

ХАМАС и Хизбалла, впрочем, прикрываются «сопротивлением» Израилю ради достижения других целей (например, захвата контроля над правительством Ливана). За исключением иранских прокси, даже самые радикальные и жестокие арабские исламистские группировки — в частности, «Аль-Каида» и «Исламское государство» (ИГИЛ) — в значительной степени игнорируют Израиль.

Для многих арабских государств стратегические выгоды от сотрудничества с Израилем значительно возросли на фоне угроз, исходящих от Ирана и Турции. Тот факт, что администрация Обамы смирилась с ядерными амбициями Ирана и отказалась вести решительные действия против иранской агрессии в Сирии, заставил арабские режимы осознать, что противостоять стремлению Ирана к региональной гегемонии им придется самостоятельно, а не под прикрытием США. США ушли из Сирии, несмотря на все антииранские заявления администрации Трампа, и в прошлом году очень слабо противостояли провокациям Ирана в Персидском заливе. Это дало почувствовать проамерикански настроенным арабским странам, что США бросили их в беде.

В этих условиях растущая военная, экономическая и дипломатическая мощь Израиля, а также его практический опыт борьбы с иранскими марионетками, превратили его в незаменимого союзника в борьбе с региональными амбициями Тегерана.

Широкое и многогранное сотрудничество в области безопасности между арабскими лидерами и Израилем продолжается уже много лет и должно в конечном итоге привести к нормализации дипломатической ситуации. Связи с Израилем, которые до сих пор оставались тайными, станут гораздо более убедительным сдерживающим фактором против Ирана в том случае, если арабские и израильские лидеры начнут встречаться публично.

Теперь, когда ОАЭ нарушили табу на нормализацию отношений с Израилем, другие арабские государства последуют примеру Эмиратов, в соответствии с собственными интересами. При этом некоторые из них, например, те же ОАЭ (которые недавно усилили свои позиции против Турции, отправив на Крит четыре F-16), станут полноформатными союзниками Израиля. Ну, а такие, как Сирия и Йемен, останутся открыто враждебными Израилю. Но они — в меньшинстве.
Сейчас горячо обсуждается, как повлияет крах арабской солидарности на создание палестинского государства. Вполне возможно, что новые отношения Израиля с арабским миром стимулируют готовность палестинских лидеров признать легитимность еврейского государства и отказаться от «права на возвращение».

Однако наиболее вероятный сценарий выглядит иначе: палестинские лидеры продолжат идти по пути отказа при поддержке таких стран, как Иран, Турция и воинственно антисионистская глобальная левая. После того как арабо-израильский конфликт завершится, антисемитизм, стремление ислама к мировому господству и авторитаризм все еще будут оставаться угрозой для единственного в мире еврейского государства, но опасность будет более управляемой.

Автор: Гарри С. Гэмбилл. Источник на англ. — Middle East Forum

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

314

Похожие новости
21 октября 2020, 10:15
21 октября 2020, 18:15
21 октября 2020, 08:15
21 октября 2020, 12:15
21 октября 2020, 21:45
21 октября 2020, 10:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
15 октября 2020, 23:45
17 октября 2020, 22:15
19 октября 2020, 14:15
18 октября 2020, 05:45
15 октября 2020, 18:15
18 октября 2020, 11:45
19 октября 2020, 14:15

Интересное на сайте
14 декабря 2010, 12:21
20 декабря 2010, 13:40
03 мая 2011, 12:43
14 декабря 2010, 14:20
10 августа 2012, 16:11
21 марта 2013, 11:02
23 июля 2013, 11:33