Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Анатолий Вассерман: Как готовят преемника Путину

«Русская Планета» и онлайн-викторина «Интуит» организовали уникальное событие: лидеры игры по количеству набранных очков интуиции встретились с легендой интеллектуальных битв и также преданным игроком Анатолием Вассерманом. Плодом прошедшей в стенах московского «Физтехпарка»  скайп-конференции стал, на наш вкус, очень содержательный и интересный разговор умных людей о значимых событиях на мировой и российской политических аренах.

Представим участников:

Виктор Мартынюк – модератор скайп-конференции, и.о. главного редактора интернет-издания «Русская Планета»;

Анатолий Вассерман – абсолютный чемпион интеллектуальных игр, резидент клуба знатоков «Что? Где? Когда?» и «Своя игра», политолог, политконсультант, публицист.  Почётный магистр игры «Интуит»;

Григорий Деневич – русский эмигрант, проживающий в США, программист. Бесспорный чемпион нашей викторины на этапе бета-тестирования;

Елизавета Долгова – участница онлайн-викторины «Интуит» из города Чебоксары. Призёр Первого розыгрыша онлайн-викторины «Интуит».

Виктор Мартынюк: 

Международные спортивные функционеры сделали всё от них зависящее, чтобы испортить нашим болельщикам на Олимпиаде в Пхёнчхане праздник. Как дальше жить или существовать нам в предлагаемых (а вернее сказать, навязанных) чиновниками МОК условиях?

Анатолий Вассерман:

Как сказал когда- то Пьер де Кубертен, «Спорт – это продолжение войны». С тех пор, как он об этом сказал, в мире, к сожалению, ничего не изменилось и «большой спорт», к сожалению, продолжает представлять собой лишь разновидность тех военных действий в информационном пространстве, что предпринимает Запад в отношении России.  

Григорий Деневич:

Олимпийские игры, лично для меня, давно уже потеряли всякий интерес, потому что они в принципе стали слишком политизированными, даже если не брать во внимание нынешнюю историю с российским Олимпийским комитетом. К этому всё шло и теперь можно уверенно сказать, что на сегодняшний день Олимпийские игры полностью поглотились бизнесом и  политикой, спорта же там почти уже не осталось. Потому и «спортивному духу» взяться неоткуда.

Елизавета Долгова:

Соглашусь! Олимпийское движение давно уже изжило себя и сейчас оно уже точно не про спорт – Международный олимпийский комитет решает какие-то политические вопросы. Но мне кажется, что Россия всё же возьмёт на себя смелость и организует своё Олимпийское движение, где наконец-то мы увидим именно спорт. Уверена, что Владимир Путин в этом заинтересован, и мы организуем свои Игры.

Анатолий Вассерман:

Мне сейчас вспомнился хороший мультфильм «Футурама». Если помните, там по сюжету Робот Бендер, когда его не пустили в Луна-парк, обиженно заявил, что откроет собственный Луна-парк «с блэкджеком и шлюхами». Так вот когда этот скандал с допингом только-только начинался, я написал статью, где, помимо прочего, указал, что рано или поздно нам придётся создавать собственное спортивное движение, но без блэкджека и шлюх. И я до сих пор считаю, что какую-то альтернативу международному олимпийскому движению нам придётся создавать.

Но проблема в том, что современный спорт – дело, помимо прочего ещё и весьма затратное. В нём крутятся громадные спонсорские деньги, причём большая их часть идёт из стран, на протяжении многих десятилетий остающихся нашими стратегическими конкурентами. Тут, как говорится, «кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Финансовый фактор диктует международным спортивным организациям необходимость прислушиваться, прежде всего, к мнению спонсоров.

У нас же в России сейчас нет структур, способных распоряжаться сопоставимыми деньгами в пользу спорта, а других способов отбивать затраты на организацию соревнований в нынешнем мировом хозяйстве просто нет. Потому нам придётся придумать новые схемы финансирования спорта.

Виктор Мартынюк:

Но можно же создать движение в рамках СНГ с соответствующим аккумулированием ресурсов?

Анатолий Вассерман:

Боюсь, что даже всех ресурсов СНГ не хватит на поддержание регулярного местного олимпийского движения. Просто для понимания: сейчас Российская Федерация организует в год всего около десятка соревнований мирового уровня в разных видах спорта, а общее число таких соревнований в мире ежегодно порядка сотни. То есть пока нам ресурсов не хватит. Понятно, что чем больше экономика, чем она активнее, тем больше и возможностей для финансирования соревнований. Но пока конкретные сроки, когда мы осилим эту идею, назвать трудно.

Елизавета Долгова:

А если дружественные нам Китай и Индия присоединятся?

Анатолий Вассерман:

Сейчас действительно идёт очень активная работа по формированию единого индийско-китайского рынка, причём Российская Федерация в этом процессе играет ключевую роль. В перспективе, когда такой рынок возникнет, он станет настолько самодостаточным, что влияние остального мира на него если и будет, то ничтожным.  Однако пока обо всём этом можно говорить лишь на перспективу, это работа на многие десятилетия вперёд. И уж точно ближайших олимпийских циклов не коснётся…

Григорий Деневич:

На мой взгляд, альтернатива нынешнему господству МОК есть - была бы добрая воля. Каждый вид спорта, как известно, «обслуживается» определённой международной Федерацией. Они все, в достаточной степени, экономически самостоятельны и самодостаточны. Напомню, что в процессе всех этих некрасивых историй с допингом, международные Федерации далеко не всегда соглашались с Международным олимпийским комитетом. Тем более с ВАДА, чёрт бы их побрал. Если бы эти международные Федерации согласовали между собой новые Игры, пусть не Олимпийские, это и стало бы прекрасной альтернативой. Была бы добрая воля, повторюсь.

Анатолий Вассерман:

Опять-таки, хотя эти федерации по большей части и не зависят от МОК и ВАДА, но они зависят от тех же спонсоров. Так что идея хорошая, но вряд ли выполнимая…

Григорий Деневич:

Не согласен! Далеко не все! Всё зависит от того, насколько развит тот или иной вид спорта в той или иной стране. В странах-спонсорах далеко не все зимние виды спорта развиты на хорошем уровне и потому международные федерации ведут по большому счету самостоятельную политику. Мы уже убедились в этом, когда те решения, которые принимал МОК во главе с товарищем Бахом  – практически все – были ими саботированы.

Анатолий Вассерман:

Но вспомните, что было пару лет тому назад на конгрессе ФИФА, когда американцы прямо в Швейцарии просто арестовали нескольких спортивных чиновников. Против них выдвинули обвинения, которые в дальнейшем по большей части не подтвердились и можно сказать, что в целом ФИФА отделалось лёгким испугом, однако это был явный «тонкий намёк на толстые обстоятельства».  Это был совершенно недвусмысленный посыл на то, что американцы, пользуясь возможностью контроля практически всей мировой финансовой системы, могут отловить и засудить любого.

Григорий Деневич:

Посмотрим... Недолго уже осталось ждать Чемпионат мира по футболу.  Видимо давление будет возрастать, в том числе и на ФИФА. Посмотрим, как будет реагировать на это новый президент ФИФА – пока что он ведёт себя адекватно.

Виктор Мартынюк:

Ещё одна из горячих  тем сезона - операция в Сирии, а точнее – её итоги для мира и для России. Не так давно президент США Дональд Трамп назвал антитеррористическую операцию России в Сирии «бездарной» и вообще уже утвердился тренд в зарубежной, да и нашей отечественной  либеральной прессе, что Россия в Сирии только навредила миру. Что думаете?

Григорий Деневич:

Что касается заявлений Дональда Трампа – они уже не раз признавались на разных уровнях весьма и весьма спорными, при том, что сам по себе нынешний глава Белого Дома человек серьёзный и адекватный, в чём я совершенно уверен. Просто разные ситуации требуют делать время от времени подобные громкие заявления и это исключительно вопрос внутренней политики США.

Что же касается ситуации в Сирии, то,  не владея всей полнотой информации, скажу лишь то, что думаю: в Сирии присутствие российской армии было, безусловно, необходимо, но в какой-то момент вдруг «что-то пошло не так». Сейчас ситуацию можно назвать, пожалуй, запутанной и, чтобы в ней разобраться, нужно, во-первых, признать необходимость мощной наземной операции, чего не было, так как хотели «избежать потерь». Но войн без потерь всё равно не бывает.

Кроме того, Владимиру Путину явно поспешно доложили о том, что война с «Исламским государством»* победоносно завершилась. На самом деле, как мы можем видеть сейчас, желаемое тогда выдали за действительное. И налепили новых ошибок.  И выбор теперь невелик: либо очаг за очагом ликвидировать этих мерзавцев, либо… уйти оттуда.

Елизавета Долгова:

Наша страна воевала там против террористов очень успешно, мы очень сильно подорвали позиции террористов, уничтожили верхушку и действительно поверили в победу. И не ожидали, что так же и будет продолжаться. И мне было очень обидно слышать, когда Трамп заявил, что это Америка победила террористов в Сирии – моё изначальное уважение к нему сразу растерялось. Но теперь я понимаю, что там действительно сложилась очень неоднозначная ситуация -  то ли это какая-то новая американская игра, то ли действительно из «недобитых» образовались новые боевые группировки, то ли что-то иное, чего нам пока не дано понять.

Анатолий Вассерман:

Победа Российской Федерации в Сирии одержана в том смысле, что первоначально заявленная цель достигнута, ведь де-факто запрещённое не только в России, но и по всему миру «Исламское государство»* разгромлено. Другое дело, что, как и указывали наши эксперты с самого начала кампании, чёткой грани между террористами ИГИЛ* и другими террористическими группировками в Сирии в принципе нет.

Довольно регулярно американские политики возмущались тем, что российская авиация бомбит якобы умеренные оппозиционные группировки. Каждый раз, в ответ на это заявление, Российская Федерация предлагала Вашингтону указать, кого именно они считают «умеренными», где они находятся. Сказали бы – пальцем бы их не тронули. Но ни разу на эти простые вопросы американцы не ответили.

Сейчас те боевики, что ранее причисляли себя к «Исламскому государству»* переоформились во всё те же преступные группировки, и американцы теперь защищают новых террористов, причем довольно активно. Недавно они атаковали сирийцев, которые бились с одной из таких террористических группировок и во время той атаки, как мы знаем, погибли, в том числе и российские военные.

Что же касается высказываний Трампа, то, как известно,  англосаксонское право является по природе своей прецедентным, в результате чего законодательство США на сегодняшний день наполнено откровенно странными законами, один из которых в вольном переводе гласит: «любое высказывание президента в период предвыборной кампании неподсудно». То есть они заведомо признают, что глава государства имеет право лгать. Между тем, предвыборный цикл в США продолжается практически непрерывно: раз в четыре года там проходят выборы Президента и раз в два года - в Парламент. То есть, президент США имеет право лгать всегда. Потому и удивляться тому, что Трамп врёт, не следует. Всё по закону. Гораздо удивительнее, что в этих обстоятельствах некоторые американские политики хоть изредка, но говорят правду.

Виктор Мартынюк:

18 марта в России состоятся выборы Президента России. Как бы вы описали сложившийся предвыборный ландшафт?

Анатолий Вассерман:

Он напоминает мне о том, что некогда сказали несколько американских журналистов о положении дел в современном женском фигурном катании: есть русские и все остальные. Причем все остальные – где-то далеко позади и служат лишь фоном для выступления русских. Так же и здесь.  Есть действующий президент Владимир Путин, и есть «все остальные». Замечу кстати, что на прошлых выборах тоже была ситуация «Путин и все остальные», хотя на тот момент он был премьер-министром.

Почему это так? В основном потому, что он за время пребывания во главе и Правительства и государства, он успел многократно доказать, что большая часть принимаемых им решений правильная. В первоначальный период его деятельности я лично очень часто его критиковал в прессе, но постепенно убедился в том, что все те решения Владимира Путина, которые изначально казались мне сомнительными, в долгосрочной перспективе давали результат гораздо лучший, чем я мог предположить.  

Григорий Деневич:

В США, где я живу, ничего особенного про грядущие выборы российского президента не говорят. К России здесь относятся по-разному, но чаще всего по-доброму и с юмором. Из того круга, с которым я общаюсь, никто не считает Россию врагом. Мне же вопрос о выборах и их результатах совсем не интересен. Потому что ответ слишком очевиден. Мне интереснее другое: есть ли в громадной многонациональной стране хоть один претендент на то, чтобы стать достойным (подчеркну) преемником Владимира Путина?

Елизавета Долгова:

Не так давно завершился общероссийский конкурс «Лидеры России» и, как мне кажется, его победители должны будут составить костяк той новой элиты, которая разовьётся и окрепнет и даст нам  нового Президента.

Григорий Деневич:

Очень сомнительно…

Анатолий Вассерман:

Думаю, что потенциальные преемники есть, и, более того, уже сейчас подготовлены несколько таких преемников, но их пока держат вне поля массового зрения. Я помню, что было в 2007-м году, когда на финальный этап «кастинга» на роль преемника президента прошли Сергей Борисович Иванов и Дмитрий Анатольевич Медведев. Журналисты немедленно вспомнили, что  сын Иванова когда-то сбил на перекрестке старушку. Причём отчётливо намекали на то, что его отец в тот момент занимал пост министра обороны и потому молодой человек не понёс наказания.

На фоне раздутого скандала судьба Сергея Борисовича была предрешена, и преемником Владимира Путина стал Дмитрий Медведев. Уже потом, после выборов, выяснилось, что Иванов-младший действительно сбил пенсионерку и избежал наказания, но в строгом соответствии с законом.  ДТП произошло на неосвещённом участке дороге в сотне метров от освещенного пешеходного перехода, в условиях, когда наезда избежать было просто невозможно.

Полагаю, что выводы были сделаны соответствующие и правильные и теперь вероятных претендентов в «преемники» держат вне публичного поля, чтобы они не попали под прицельный огонь «гряземётов».

Григорий Деневич:

Кто готовит?

Анатолий Вассерман:

Президентская же команда. Исходя из собственного опыта политического консультанта и из множества своих наблюдений, могу рассказать, как примерно это происходит.  Кандидаты в преемники получают полный  доступ к практически всей информации, что проходит через президента - под соответствующие подписки о неразглашении,  разумеется. Эта информация даёт им возможность принимать собственные решения. 

Далее всё просто: их решения сравнивают с теми, что принял Президент, оценивают фактические последствия решений действующего главы государства и предполагаемые – от решений, принятых кандидатами. Это на самом деле достаточно распространенная технология воспитания руководящих кадров, и я не вижу причин, по которым действующий российский Президент, у которого, к слову, короткая скамейка запасных, должен от этого отказываться.

*Запрещена на территории РФ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1723

Похожие новости
09 сентября 2018, 10:45
06 сентября 2018, 16:45
10 сентября 2018, 20:45
19 сентября 2018, 12:45
14 сентября 2018, 12:45
13 сентября 2018, 16:45

Выбор дня
21 сентября 2018, 02:30
21 сентября 2018, 08:30
21 сентября 2018, 04:30
21 сентября 2018, 08:01
21 сентября 2018, 04:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
18 сентября 2018, 04:01
15 сентября 2018, 14:00
17 сентября 2018, 06:01
17 сентября 2018, 18:01
17 сентября 2018, 02:01
16 сентября 2018, 00:01
20 сентября 2018, 11:15

Интересное на сайте
14 декабря 2010, 14:20
08 февраля 2010, 12:06
27 мая 2013, 12:16
10 августа 2012, 16:11
14 ноября 2012, 15:27
21 марта 2013, 11:02
22 августа 2012, 10:54