Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Амулсар» — биржевой пузырь и экологическая бомба: интервью с экспертом

Закавказский информационный ресурс Dalma News опубликовал интервью со специалистом по экологическому праву, директором ОО «Леса Армении» Назели Варданян относительно проблемы эксплуатации Амулсарского золоторудного месторождения.

«Есть ли уран в Амулсаре на самом деле, и действительно ли именно за ним, а вовсе не за незначительным количеством золота, компания Lydian International в свое время пришла в Армению», — задается издание анонсирующим интервью вопросом.

По словам Назели Варданян, несомненно, уран в Амулсаре есть. «Еще в 1952-м году в Армению была снаряжена экспедиция — первая крупная экспедиция в рамках Плана промышленной разведки полезных природных ресурсов в СССР, известная, как „Громовская экспедиция“. И именно в ее процессе и были разведаны месторождения урана и его запасы. Факт наличия в Амулсаре ураново-ториевых месторождений был зафиксирован в Геофонде Армении. Правда, в советские годы и даже после развала Союза, под грифом „Секретно“. Но сейчас эти данные открыты, и их можно получить в данной структуре без проблем. Лично я располагаю выдержками из научных, докторских работ „Амулсарское месторождение тория и урана“ Э.Л. Саруханяна и А.Е.Кочаряна. Так что свидетельств наличия этого радиоактивного элемента в Армении, в том числе и в Амулсаре, достаточно», — заявила она.

О каких же запасах этого химического элемента идет речь?

— В статье, опубликованной в 2007 году в «Горном журнале» Петросом Алояном — кстати говоря, отцом нынешнего гендиректора Lydian Armenia Айка Алояна, — указывается, что речь идет о наличии в Амулсаре порядка 100 т урановых запасов. Правда, не так давно Айк Алоян это опроверг, заявив, что отец в свое время просто-напросто перепечатал эти сведения из иного источника. Но, даже если это и так, очевидно, что раз сведения откуда-то позаимствованы, значит, есть источники, свидетельствующие об урановых залежах на указанной территории. Так что сомневаться в достоверности сведений не приходится.

Сто тонн урана на тонну руды — много это или мало. Интересен ли такой запас, с точки зрения добытчика полезных ископаемых?

— Скажу так — это, несомненно, больше, нежели золота, имеющегося в амулсарских недрах. (Улыбается). Что еще ни о чем не говорит. В тонне амулсарской золотоносной руды 0.75 гр. золота, а в целом из расчета на все месторождение — порядка 70 тонн драгметалла. Что достаточно мало. Так, в развитых странах рудники, в которых на 1 тонну руды приходится меньше 2 граммов золота, считаются неэффективными, и за их разработку никто не берется. Даже в таких странах, как страны Африки, минимальное содержание золота в тонне руды, при котором добыча драгметалла считается рентабельной, составляет 1 грамм. А у нас содержание желтого металла фактически ниже даже «африканской» планки. Очевидно, что низкая эффективность деятельности в плане добычи золота в Амулсаре практически не оставляет сомнений. Что касается запасов урана, то хотя их и больше, нежели золотых, тем не менее, назвать особо привлекательными можно с большой натяжкой. Когда в начале 50-х годов уран был обнаружен в Армении, одновременно геологи зафиксировали урановые месторождения и в Казахстане. Однако, предпочтение отдали казахским недрам, где радиоактивного металла было значительно больше. При этом наше месторождение законсервировали, и, судя по всему, успешно забыли…

Получается, что слухи по поводу исключительно «уранового» интереса иноземных горнодобывателей лишены оснований. Но ведь нет в Амулсаре и достаточного количества золота. Так в чем же тогда интерес разработчиков данного месторождения?

— По моему твердому убеждению, все завязано на биржевой «игре». Судите сами: изначально иноземный инвестор провозгласил, что им найден самый большой рудник золота. Что на самом деле не соответствует действительности, поскольку известно, что наиболее крупное золоторудное месторождение Армении это Сотк, где в 1 тонне руды содержится примерно 4 грамма золота. Однако Lydian International, взяв на вооружение столь эффектную подачу — мол, «вау, мы нашли самый большой золотоносный рудник в Армении», — принялись продавать под «несметные» золотые запасы Амулсара акции. Речь о бирже акций в Торонто, где тогда — в 2006-м году, когда «Lydian International» еще только вошла на наш рынок, — акции стоили приличных денег. Сейчас, по вполне понятным причинам, они упали до смехотворных 0.095−0.01 доллара, то есть до 10 центов. И очевидно, что если по-быстрому не начать и не закончить стройработы на месторождении, вся эта а-ля «МММ» позорно «лопнет». Вот почему, именно сейчас — спустя много лет, после того, как компания практически ничего не делала на месторождении, — и была проявлена инициатива по старту работ.

Но, если речь идет, прежде всего, о добыче золота, а не радиоактивного урана, то о каких тогда экологических рисках речь? Стоит ли, вообще, говорить о них?

— Конечно! Ведь даже сейчас, когда месторождение бездействует, содержание отдельных веществ в воздухе в окрестностях Амулсара зашкаливает. А еще в 2012-м году, когда «Lydian International» обратилась за очередной экспертизой, и экспертная комиссия по Севану НАН Армении дала отрицательное заключение, в документе было отмечено, что содержание радона в воздухе, равное 400 беккерель на куб. метр, превышает норму в 2 раза!.. По урану ситуация тоже неважная — не так давно ученые и общественники проводили у Амулсара измерения, в ходе которых выяснили, что радиация превышает нормы в 5, а в некоторых местах, даже в 60 раз. И это в то время, когда на месторождении еще не закончены строительные работы. Дело в том, что даже если добыча полезных ископаемых не осуществляется, проникающий в скважины кислород соединяется с серосодержащими сульфидными породами. Образуется серная кислота, в которой растворяются все металлы, в том числе и радиоактивные, которыми являются уран и торий. Разумеется, со всеми вытекающими последствиями. Так что Амулсар трогать нельзя, и точка!

Говорят, что и название — Амулсар, — в переводе означает «бесплодная гора». И что именно с повышенной радиоактивностью местное население связывает отсутствие на отдельных ее участках растительности…

— Да, есть такое мнение. Кстати, если разработка месторождения стартует, то от горы практически ничего не останется. И тогда речь пойдет не только о загрязнении грунтовых вод, и посредством их и легендарной родниковой воды, но и об изменении ландшафта этого уникального курортного местечка. Мы потеряем Джермук не только, как курорт, куда многочисленные туристы приезжают с целью поправлять здоровье полезными свойствами местных минеральных источников, но и как курорт со свойственным ему уникальным климатом. Согласно Розе ветров, чаще дует как раз со стороны горы, и если это естественное препятствие ликвидировать, то на Джермук обрушатся такие вихри, что туристов оттуда как ветром сдует…

Экологи-активисты в основном ратуют за сохранение минеральных источников Джермука. Окажется ли под угрозой также бассейн пресной воды — речь о Севане, который «подпитывает» всех нас питьевой водой?

— Несомненно. В заключении консалтинговой компании ELARD четко написано, что регулировать и гарантировать тот факт, что загрязненная вода не пойдет в окружающий мир, невозможно. О том же ранее заявляли и четыре лучших эксперта мира, которых в 2017-м году по собственной инициативе и на свои средства пригласил в Армению американский химик армянского происхождения Арутюн Бронозян. На научные работы одного из этих экспертов ссылается и ELARD. Так что заключений со знаком «минус» на эту тему масса. Вот только толка от этих «минусов» пока что мало…

Но, если большинство экспертов выступает против старта работ, почему ситуация остается тупиковой так долго?

— Это совершенно непонятно. Отчего-то в правительстве все это время упорно обсуждают: будет ли вред от старта разработки месторождения или не будет. Тогда, как можно пойти более простым и продуктивным путем — законодательным. Для этого достаточно вспомнить, что в республике принят целый ряд законов, в коих есть запреты и их просто следует соблюдать. Скажем, согласно Кодексу о недрах, горнорудная промышленность запрещена там, где водятся занесенные в Красную книгу растения и животные, а Джермук не исключение. Согласно букве иного закона, добыча полезных ископаемых запрещается, в случае наличия в окрестностях разрабатываемой территории минеральных вод, а также, если потенциальные риски касаются водного бассейна озера Севан! Так что совершенно непонятно почему мы ходим вокруг да около, когда можно апеллировать существующим законодательством?

Вот, когда мы едем по автотрассе, при виде дорожного знака «кирпич» непременно останавливаемся. Причем, даже если улица совершенно свободна, и риск от нашего проезда на запретный знак абсолютно регулируем. Так почему же сейчас, рассматривая ситуацию с Амулсаром, мы все же раздумываем — остановиться на «кирпич» или проехать"?.. Одно лишь ясно в создавшейся ситуации: местное население будет стоять до конца. Потому что лишь оно осознает всю степень опасности, которая нависла над их краем. И сохранить его статус — статус всем известного бальнеологического курорта, — стало делом всей их жизни.

Беседовала Ирина Григорян

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

457

Похожие новости
20 ноября 2019, 21:30
20 ноября 2019, 21:30
20 ноября 2019, 13:30
20 ноября 2019, 15:30
20 ноября 2019, 23:30
20 ноября 2019, 17:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
17 ноября 2019, 13:30
16 ноября 2019, 21:15
16 ноября 2019, 15:30
17 ноября 2019, 01:30
16 ноября 2019, 03:30
17 ноября 2019, 13:30
16 ноября 2019, 11:15

Интересное на сайте
27 мая 2013, 12:16
10 августа 2012, 16:11
21 сентября 2012, 10:07
14 ноября 2012, 15:10
14 декабря 2010, 14:20
08 февраля 2010, 12:06
14 ноября 2012, 15:27