Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Афганистан: тысяча и одна ночь — все устали от сказок

В Афганистане возобновились переговоры между американцами и талибами, к урегулированию конфликта готовы подключиться китайцы, Кабул разработал новый план окончания гражданской войны. Новостей много, но в целом все остается, как и раньше: американцы с удвоенной энергией бомбят кишлаки и деревни, а талибы продолжают проводить теракты и воевать как с правительственными войсками, так и с американскими интервентами.

Новости из Афганистана: от обмена пленными до президентских выборов

Из последних афганских новостей следует отметить начало обмена пленными. Талибы после трехлетнего плена отпустили 63-летнего американца Кевина Кинга и 50-летнего австралийца Тимоти Уикса, преподавателей Американского университета Афганистана, а афганские власти взамен освободили трех пленных командиров радикальной исламистской организации «Сеть Хаккани», входящей в состав «Талибана» (движение запрещено в РФ).

Несмотря на заявление Кабула о принятии новой дорожной карты урегулирования внутриафганского конфликта ситуация в стране остается крайне напряженной и запутанной. Кроме поведения непосредственных сторон внутриафганского конфликта (правительства в Кабуле и различных радикальных организаций исламистов во главе с талибами), многое, конечно, зависит и от поведения внешних игроков и, в первую очередь, США, численность военного контингента которых в этом году снизилась с 14 до 12 тыс. человек.

Возможно, что-то прояснится во время переговоров президентов США и Афганистана. На прошедшей неделе американский президент Дональд Трамп позвонил афганскому коллеге Ашрафу Гани и пригласил посетить с рабочим визитом Вашингтон. Приглашение было, как пишут журналисты, с благодарностью принято. В ходе разговора главы государств кратко обсудили дорожную карту урегулирования афганского конфликта, разработанную Кабулом в конце октября, и деятельность силовых структур Афганистана.

Напомним, президент Гани был вынужден отменить поездку в США 5 сентября, узнав о том, что Вашингтон договорился о перемирии с талибами за его спиной. Правда, эти переговоры по инициативе Белого дома и лично Трампа было сорваны.

На днях, между тем, Ашраф Гани вошел в список глав государств, публично рапортовавших о разгроме запрещенного в России Исламского государства (ИГ) на территории своей страны.

«Мы покончили с ИГ!» — безапелляционно заявил президент Гани, выступая в восточной провинции Нангархар после проведения там успешной операции правительственной армии против джихадистов. По словам Гани, победа афганцев над ИГ имеет огромную важность не только для Афганистана, но и для всего региона.

По сообщениям афганской прессы, в Нангархаре сдались свыше 800 джихадистов. Правда, большинство сдавшихся — члены их семей. Среди сложивших оружие, к слову, есть и граждане России.

К тому же, большинство специалистов считают, что в Кабуле так же, как в столицах других соседних стран, торопятся с такими громкими заявлениями и пытаются выдать желаемое за действительное. Об этом говорят даже в Вашингтоне. В США, правда, признают, что организация «ИГ-Хорасан» (ISKP), представляющая «Исламское государство» в Афганистане, действительно потерпела в Нангархаре очень серьезное поражение. По имеющейся у ЦРУ и Пентагона информации, уцелевшие боевики отошли в провинцию Кунар и на север страны. По данным американских спецслужб, у ИГ остается в Афганистане еще от 4 до 5 тыс. боевиков, представляющих вполне реальную силу.

Заявление о разгроме ИГ вполне объяснимо с точки зрения внутриафганской политической обстановки. В самом конце сентября в Афганистане прошли президентские выборы, но Избирательная комиссия получила множество жалоб на подтасовку результатов и вопиющие нарушения и до сих пор так и не смогла подвести окончательные результаты. Объявление их уже дважды откладывалось. Очередная дата так и не названа.

Тем не менее, очевидно, что власти ведут дело ко второму туру, дата которого тоже, естественно, не объявлена. Принимая во внимание суровый афганский климат зимой, можно предположить, что выборы состоятся не раньше весны 2020 года, а вероятнее всего, летом следующего года.

Из выборных новостей обращают на себя внимание контакты между главным соперником баллотирующегося действующего президента — Абдуллой Абдуллой и экс-президентом Гульбеддином Хекматьяром, которые, не исключено, могут привести к союзу.

Еще одна афганская новость, носящая международный характер, это прошедшая в Дохе в начале ноября встреча между представителями США во главе со спецпредставителем Госдепа США Залмаем Халилзадом и талибами во главе с муллой Абдулом Гани Барадаром. После девяти раундов переговоров в столице Катара, когда уже было объявлено о достижении соглашения, в начале сентября подписание соглашения и переговоры были отменены по инициативе президента Трампа. Причиной стал очередной кровавый теракт талибов в Кабуле, среди жертв которого оказался и американский военнослужащий.

Обоснованный скептицизм

Напомним, в соглашении, подписание которого сорвалось в начале сентября, было четыре главных пункта: талибы гарантировали, что боевики из-за границы не смогут находиться на территории Афганистана и использовать ее как базу для подготовки нападений; с территории Афганистана выводятся все иностранные войска, включая американский контингент и контингенты стран — членов НАТО; правительство в Кабуле и талибы начинают диалог, и стороны прекращают военные действия, причем, не на временной, а на постоянной основе.

У соглашения, как нетрудно догадаться, нашлось много скептиков. В числе прочих аргументов в пользу своего недоверия они утверждали, например, что талибы не будут соблюдать соглашение, начиная с первого же пункта. Скептики приводят доказательства продолжающегося и сейчас сотрудничества между движением «Талибан» и запрещенной в России «Аль-Каидой» как на оперативном, так и на стратегическом уровнях. Так, в конце сентября афганская армия при поддержке американских военных провела операцию против базы талибов в районе Муса Кала (провинция Гильменд). В результате операции были уничтожены 23 боевика. Шестеро из них, утверждают в Кабуле, иностранцы, члены «Аль-Каиды». Причем, одним из этой шестерки был Азим Омар, главарь «Аль-Каиды на Индийском Субконтиненте» (AQIS).

Пресс-секретарь военного ведомства Афганистана Рохулла Ахмадзай рассказал в интервью американскому изданию VOA, что движения «Талибан» и «Аль-Каида» продолжают поддерживать тесные отношения на разных уровнях.

«Несмотря на их (талибов) заявления и обещания они (талибы) находятся в тесных отношениях с „Аль-Каидой“ в Афганистане, а их руководители живут вместе за пределами нашей страны», — заявил он, имея в виду Пакистан.

Талибы, как и следовало ожидать, сообщения Кабула опровергли и заявили, то все жертвы операции в Гильменде являются мирными жителями.

Не верит в обещания талибов порвать с «Аль-Каидой» и прочими исламистскими радикалами и немало специалистов, включая, например, профессора Института глобального мира, безопасности и справедливости при Королевском университете Белфаста Майкла Семпла. Они не сделали этого за четверть века, объясняет он, и нет никаких оснований думать, что сейчас в этом отношении что-то изменится.

Те же и Китай

В пользу талибов сейчас и внешний фактор. После того, как Дональд Трамп заговорил о скором окончании войны в Афганистане и выводе американских войск, резко активизировали политику в отношении этой страны и другие государства региона и, в первую очередь, Россия с Китаем.

Наверное, неожиданно для себя талибы стали, если можно так выразиться, «востребованными».

25 октября Залмай Халилзад прилетал в Москву для обсуждения с российскими, китайскими и пакистанскими чиновниками возобновления мирного процесса в Афганистане. В ближайшие дни в Пекине должна состояться встреча между талибами и представителями кабульского правительства.

Интерес России и Китая к Афганистану понятен и легко объясним. В первую очередь, и в Москве, и в Пекине опасаются за безопасность своих границ. Несмотря на общую границу с Афганистаном на западе китайцам удавалось в течение почти 20 лет держаться в стороне от бурных событий, происходящих в Афганистане. Этому способствовала не столько ловкость китайских дипломатов, сколько США, которые почти 20 лет воюют против талибов и прочих экстремистов в Афганистане. Однако в случае неожиданного вывода американских войск особенно без соглашения с талибами в стране возникнет вакуум и вполне реальная угроза быстрого распространения террористов на западные районы Поднебесной и на Центральную Азию, а оттуда и на Россию.

Конечно, Пекин не сидел, сложа руки все это время. До 2017 года китайцы участвовали вместе с американскими, афганскими и пакистанскими коллегами в работе Четырехсторонней координационной группы (QCG), созданной для координации действий по восстановлению стабильности в Афганистане.

Можно также вспомнить китайско-таджикские военные учения в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана и похожие антитеррористические учения в минувшем августе.

Имеется информация, правда, неподтвержденная по официальным каналам, о том, что Пекин создал на таджикской территории военный пост для мониторинга границы.

В прошлом году посольство Афганистана в Пекине подтвердило, что КНР помогает афганской армии сформировать и обучить горную бригаду для патрулирования границы, в том числе и Ваханского коридора на границе между Афганистаном и Китаем.

В китайском МИД имеется спецпредставитель по Афганистану. Дэн Сицзюнь встретился в конце сентября в Пекине с делегацией талибов, состоящей из девяти человек.

И вот сейчас Поднебесная готова принять участников внутриафганских переговоров о мирном урегулировании конфликта. Т. е. Пекин так же активно, как США и Россия, включился в процесс урегулирования внутриафганского конфликта.

Говоря об отношениях между Афганистаном и Китаем, кроме безопасности, не следует забывать и об экономической стороне. Занимающий очень важное стратегическое положение Афганистан мог бы сыграть значительную роль в китайском мегапроекте «Один пояс, один путь». Не удивительно, что в 2018 году Пекин пригласил Кабул присоединиться к созданию Китайско-Пакистанского экономического коридора.

Китайские инвестиции в Афганистан за несколько последних лет уже превысили полмиллиарда долларов. Конечно же, Пекин привлекают полезные ископаемые и сырье, которыми богат Афганистан. Естественно, китайские экономические интересы в этой неспокойной стране нуждаются в защите.

До резкой активизации Китая в последние месяцы главным конкурентом США в определении будущего Афганистана была Россия, имеющая долгую и бурную историю отношений с Кабулом. Так же и даже больше, чем в Пекине и Вашингтоне, в Москве понимают, что стабильный Афганистан играет ключевую роль в избавлении от серьезнейшей угрозы, создаваемой «Исламским государством» на южных границах России, к сожалению довольно прозрачных. Очень надеются в России, что стабильное и дееспособное правительство в Кабуле остановит бурный поток опиума в Россию.

Резко активизировав еще в 2016 году при помощи Московских конференций усилия по примирению в Афганистане, Москва также резко «потеплела» к Пакистану, без участия которого успокоить Афганистан крайне трудно, если вообще возможно. В 2014 году, например, Россия отменила эмбарго на поставки оружия в Пакистан и сейчас занимает довольно прочные позиции на оружейном рынке этой страны, а также активно сотрудничает с Исламабадом в экономической сфере. Можно также вспомнить, что Россия и Пакистан, бывшие врагами в годы холодной войны, проводят с 2016 года совместные военные учения.

Пора возвращаться к «работе» с Кабулом

Сейчас, наверняка, более отчетливо, чем год назад, когда шли переговоры между Халилзадом и Барадаром, в Белом доме, Государственном департаменте и Пентагоне понимают, что дорога к миру в Афганистане лежит не только и не столько в заключении соглашения с талибами, сколько в работе с Кабулом. Между тем, при президенте Трампе эту работу в Белом доме отправили в загон в угоду прямым контактам с представителями «Талибана». Вашингтон должен прилагать все силы для того, чтобы унять тревогу афганского правительства. Правительство Гани боится остаться после вывода американских войск один на один с талибами, шансы победить которых в военной борьбе у него не так уж и велики.

Достаточно сказать, что за последние пять лет афганская армия и полиция потеряли в боях с талибами и прочими исламистскими радикалами более 45 тыс. человек и до сих пор добрая половина территории Афганистана в той или иной мере находится под контролем талибов.

Работа с правительством подразумевает и уговоры руководства Афганистана активнее сотрудничать в деле мирного урегулирования внутриафганского конфликта с другими региональными игроками: Москвой, Пекином, Исламабадом, Нью-Дели, Тегераном (Иран, кстати, в 2018 году стал главным торговым партнером Афганистана с $ 3 млрд) с целью создания эффективной региональной архитектуры безопасности. У этого пока еще эфемерного проекта уже тем не менее имеется название — Афганский коридор архитектуры безопасности (ACSA).

Эту цель, очевидно, преследовали глава военного ведомства США Марк Эспер и спикер нижней палаты Конгресса Нэнси Пелоси, неожиданно прилетевшие в конце октября в Кабул. Эспер сообщил журналистам, что сокращение почти вдвое (называется цифра 8600 человек) находящегося сейчас в Афганистане контингента американских войск никак не скажется на его боеготовности и способности бороться с ИГ, «Аль-Каидой» и другими экстремистскими организациями. Он также подчеркнул, что предпочтительным по-прежнему остается мирное решение конфликта.

Оптимальной для оказания эффективной помощи афганской армии считает численность американского контингента в 8600 человек и командующий этим контингентом генерал Остин Скотт Миллер. Напомним, что на пике афганской войны в 2010—2011 годах численность американского контингента превышала 100 тыс. человек. Им помогали несколько десятков тысяч военных из стран — членов НАТО.

Насколько справедливы эти рассуждения, судить трудно. К примеру, согласно общепринятым стандартам считается, что для успешной борьбы с восстаниями необходимо поддерживать соотношение между количеством войск и населения на уровне не ниже 20 военных на тысячу мирных жителей. Это значит, что для Афганистана сейчас по этим стандартам необходима армия численностью 242 тыс. военнослужащих США.

Кстати, в Пентагоне на всякий случай разрабатывается план внезапного вывода всех американских войск из Афганистана.

Несмотря на понимание необходимости решения афганского конфликта мирным путем в Вашингтоне не собираются отказываться и от кнута. С одной стороны, Пентагон тайно вывел из Афганистана порядка 2 тыс. военнослужащих, но с другой этой осенью вновь нарастил мощь ракетно-бомбовых ударов по талибам и другим экстремистам, жертвами которых так же часто как и раньше становятся мирные жители.

Американская авиация, по данным Центрального командования ВВС США, сбросила на афганские кишлаки в сентябре этого года 948 единиц боеприпасов. Это максимум с октября 2010 года, когда их было сброшено 1043. Для сравнения: в августе было сброшено 783 бомбы. Кстати, активизацию военной составляющей подтвердил в интервью 5 октября и министр обороны США Марк Эспер, сославшийся на указание президента Трампа.

Госсекретарь Майк Помпео заявил, в сентябре за 10 дней боев талибы потеряли почти 1 тыс. бойцов. В Кабуле считают, что эти данные вдвое занижены.

Психологические нюансы

Президент Трамп хочет вывести американские войска из Афганистана. Вывести американских солдат и офицеров из этой азиатской страны хотят также демократы и американский народ. Наконец, этого же хотят и сами американские войска, но никто, к сожалению, похоже, не знает, как это сделать.

Один способ сделать это так, чтобы не наломать дров, все же имеется. Как это ни странно может звучать, но для успешного окончания войны в Афганистане, самой долгой в истории США, возможно, достаточно определиться с точной датой вывода войск. Правда, в отличие от большинства остальных обещаний Дональда Трампа, в этом случае все должно быть очень серьезно.

На главный вопрос последних лет: кто главный актор в Афганистане, сейчас все чаще можно услышать ответ, что это не талибы, а правительство Гани. Сейчас очевидно, что главная цель Вашингтона заключается не в разгроме талибов, что, судя по всему, невозможно, а в создании стабильного и сильного правительства, способного эффективно действовать и защищать себя.

Существует не лишенная оснований теория, что главным препятствием на пути успеха в мирном процессе являются не враги Америки, а ее союзники. Это значит, что пора возвращать акцент на Кабул, а не на талибов, как это делалось последние годы.

Отсутствие точной даты вывода американских войск лишает участников процесса в силу психологических особенностей концентрации сил и настроя на энергичную работу.

Правительство Гани находится под защитой американских войск и не имеет особых стимулов повышать эффективность своей деятельности особенно в военной сфере. И только лишение поддержки Вашингтона заставит Ашрафа Гани и его сторонников, что называется, «крутиться» и договариваться с противниками.

Объективно власти, конечно, не слабее противников. Силы безопасности Афганистана в десять раз превосходят по численности силы сопротивления. Опросы регулярно показывают, что афганцы, даже очень критично относясь к властям, не испытывают особой любви к талибам и, помня пятилетний период их правления (1996−2001), не хотят возврата «Талибана» к власти.

Талибы, в свою очередь, могут продолжать убивать афганцев и делать жизнь в стране невыносимой, но свалить более-менее крепкое правительство им не по силам.

Говоря о более активном привлечении кабульского правительства к процессу, можно вспомнить «советский» период в истории Афганистана в конце прошлого столетия. Как только Михаил Горбачев в апреле 1988 года объявил о выводе советских войск из Афганистана, Наджибулла моментально вышел из летаргического сна и начал срочно готовиться к новой жизни без поддержки иностранных военных.

Встряска тридцатилетней давности сработала несмотря на то, что правительство Наджибуллы было куда менее популярным, чем нынешнее, и что противостояли ему куда более грозные силы, чем сейчас. Тем не менее, Наджибулла продержался у власти после вывода советских войск дольше, чем прогнозировало ЦРУ.

Вашингтон без малого два десятилетия отправлял Кабулу неверные сигналы. Один за другим американские президенты уверяли афганцев, что американские войска останутся в Афганистане до тех пор, пока в стране не восстановится мир и стабильность. Однако такая ситуация не вынуждала правящие элиты прилагать серьезные усилия в борьбе за мир и стабильность. Если в Вашингтоне хотят, чтобы афганские союзники сами занимались своими делами, то они должны убеждать и заставлять их делать это.

Сергей Мануков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

399

Похожие новости
05 декабря 2019, 19:30
06 декабря 2019, 11:30
05 декабря 2019, 23:30
06 декабря 2019, 03:30
06 декабря 2019, 13:30
06 декабря 2019, 09:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
02 декабря 2019, 19:15
02 декабря 2019, 15:30
29 ноября 2019, 15:30
30 ноября 2019, 19:30
30 ноября 2019, 09:30
01 декабря 2019, 17:30
30 ноября 2019, 15:30

Интересное на сайте
10 августа 2012, 16:11
12 сентября 2011, 12:05
12 июня 2011, 12:19
27 июля 2012, 16:20
21 сентября 2012, 10:07
14 ноября 2012, 15:27
14 декабря 2013, 14:21