Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

23 февраля 2014 – рождение харьковского сопротивления

Воспоминания бурных событий весны 2014 многих не оставляют в покое, эти дни становления харьковского сопротивления и для меня стали знаковыми, во многом определившие мою жизнь в последующие годы. Это было становление именно сопротивления, а не каких-то там "антимайданов и майданов", внедряемых в сознание укронацистами. Мы формировали свои понятия и определения.

Переломное время в жизни любой страны как правило выдвигает из масс на политическую сцену ярких и неординарных личностей, способных зажечь и повести за собой людей. Так и харьковское сопротивление, спонтанно возникшее на площади, положило начало мощному движению, объединившему многих людей с разными убеждениями и взглядами, но единых в одном – неприятии укронацизма и стремлении к единству с Россией.

События тех дней убрали с политической сцены одних и возвысили других, запланированные командой Януковича действия по противостоянию путчистам не сработали, движение сопротивления организовали и возглавили уже совершенно другие люди, выдвинутые и взращенные площадью.

Прологом событий стал переворот в Киеве и съезд депутатов всех уровней Юго-Востока, состоявшийся 22 февраля в харьковском Дворце спорта сразу же после переворота. На этот съезд по всей видимости возлагались большие надежды, представительство было очень серьезное, в Харькове уже находился премьер Азаров со своей командой, должен был появиться на съезде и Янукович. Россия была представлена внушительной делегацией из губернаторов приграничных областей и руководителей комитетов парламента.

Съезд вели харьковские руководители Добкин и Кернес, клан Януковича ориентировался на них уже давно и они должны были организовать сопротивление путчистам. Кернес сделал ставку на лидера "Оплота" Жилина, который до этого был известен как руководитель бойцовского клуба, не имеющий никакого отношения к политике, но засветившийся в протестных акциях в Киеве. Ставка на эту силу не оправдалась, попытка организовать сопротивление провалилась и с этого дня "Оплот", как организованная сила, навсегда исчез из харьковского сопротивления.

Как делегат съезда я был свидетелем последнего акта в попытке команды Януковича удержать власть. При обсуждении принципиальных вопросов противодействия и неподчинения путчистам вдруг было объявлено, что съезд продолжится на улице, все покинули зал и на этом все закончилось. Произошло нечто неожиданное, как потом стало известно, Янукович отказался присутствовать в Харькове, намеченный план рухнул, все делегаты и руководители Харькова покинули город и Украину, а через несколько дней "зеленые человечки" зашли в Крым, и Харьков оказался брошенным.

Киевские путчисты боялись съезда в Харькове. Перед Дворцом спорта стояла окруженная милицией толпа завезенных из Киева их сторонников, примерно около тысячи человек, активных действий они не предпринимали, харьковчан среди них было очень мало. Делегаты съезда разошлись, завезенные радикалы пошли на центральную площадь города и к концу дня начали громить киоски на площади, оскверняли и пытались снести памятник Ленину, несколько местных радикалов и депутатов поддерживающих путчистов зашли в здание обладминистрации и заняли там несколько кабинетов.

Никто им не препятствовал, милиция бездействовала и эти бесчинства продолжались до поздней ночи. Потом завезенную толпу отправили обратно в Киев, на площади у памятника Ленина остались группа местных ультрас, завязалась драка с молодежью, решившей защищать памятник, и ультрас пришлось убраться с площади.

На следующий день как-то было неспокойно на душе, рано утром, еще было темно, поехал на площадь, она была пуста ни одного человека, разбитые киоски и хлам на брусчатке, не покидало ощущение, что город брошен на разграбление. У здания обладминистрации стояла группа милиционеров, офицер подтвердил, что в здании небольшая группа местных депутатов, которая потом в течение недели была доведена до полусотни боевиков, завезенных из других городов. На вопрос, что происходит, офицер как-то отрешенно ответил, что власти никакой нет, они ни во что не вмешиваются, а памятник защищает какая-то группа молодежи.

Проходя через площадь к памятнику, нашел две гильзы от травматов, радикалы, оказывается, приехали и развлекались с оружием. Памятник, окруженный баррикадой из остатков разгромленных киосков, был обезображен и расписан надписями радикалов, внутри стояла группа молодежи, у одного из них рука была обмотана кровавым бинтом.

Вниз спустился парень, совсем еще юноша, на вопрос кто он и кто ими руководит ответил, что они просто молодежь Харькова, решили защищать памятник и отстояли его.

Посмотрев на меня, парень задал совершенно обескураживающий вопрос – "Дядя, а что делать дальше?"

Вот так все начиналось, с простых ребят, которые, наверное, уже и не знали, кто такой Ленин, а мужественно защищали памятник и он неожиданно для всех стал символом харьковского сопротивления. Через три недели этот юноша, Артем Журов, всего 19 лет, погиб в схватке с вооруженными ультрас, будущими боевиками "Азова", и стал первой жертвой противостояния с укронацистами.

В день Защитника Отечества мы уже несколько лет проводили красочное шествие ветеранов вооруженных сил с прохождением боевой техники времен Великой Отечественной войны, со штандартами фронтов и транспарантами в честь Советской армии, так что шествие в этот день переросло в начало противостояния с путчистами.

Пришлось срочно созваниваться с соратниками, организовывать очистку памятника, готовить усилительную аппаратуру, выставлять флаги и транспаранты, устанавливать палатки и оборудовать баррикады. У памятника появились люди мэра, попытались воспрепятствовать установке российских флагов, не получилось. В итоге люди мэра занялись привычным делом – обеспечением городка и формированием дружин охраны, мы взяли на себя работу с микрофоном и организацию митингов.

На площадь начал стихийно стекаться народ, к обеду там было уже несколько тысяч неравнодушных харьковчан, все говорили о перевороте в Киеве и не подчинении путчистам. На пьедестале памятника установили микрофон и любой желающий мог выступить.

Началась самоорганизация палаточного городка, он заполнялся разными группами, общего руководства не было, приходили все, кто был несогласен с переворотом. Люди несли деньги, продукты, одежду, дрова для костра, предприниматели начали интересоваться, что и когда надо завозить. Пластиковые емкости для сбора денег быстро заполнялись, их изымали, составляли акт и приобретали все необходимое. Начали массово закупать георгиевские ленточки. У входа был установлен стол, где производилась запись в ополчение, образовалась очередь и в списки было внесено до двух тысяч человек.

Такого энтузиазма я не видел с 2004 года, переворот в Киеве возбудил весь город, он показал свое истинное лицо и неприятие путчистов, стало ясно, что Харьков – не Киев, и здесь массовой поддержки им не будет, наоборот, их ожидает противодействие.

Во второй половине дня на площади неожиданно появился Кернес, выступил в поддержку харьковчан, его радостно приветствовали. Потом приехал Добкин, его также радушно встретили, на волне эйфории считалось, что они возглавят сопротивление, но это оказалось далеко не так, они преследовали другие цели.

События на площади развивались стремительно, баррикады у памятника стали точкой единения харьковчан, начались массовые митинги, на которых от рева десятков тысяч голосов скандирующих "Россия!!! Россия!!!" звенели окна в стоящем рядом отеле, трудные переговоры с Донбассом, штурмы и захваты обладминистрации и мэрии, схватки с завезенными радикалами, многотысячные шествия по улицам города со стометровой георгиевской ленточкой. Идея сделать ее символом сопротивления путчистам родилась в Харькове, тогда мы еще не знали, что путчисты примут закон, поставивший георгиевскую ленточку "вне закона", и всем, кто ее носит, будет грозить три года тюрьмы.

Все это было потом, становление групп сопротивления в слаженные ячейки и организации происходило не сразу, были разногласия и непонимание между лидерами, временное противостояние организаций и в итоге объединение в "Юго-Восток" с единым штабом сопротивления.

Впереди руководителей и активистов сопротивления ожидали обвинения в сфальсифицированных преступлениях, неправедные суды, долгие годы тюремных застенков и попытки путчистов любым путем изолировать их от общества и выдавить из страны. Они выстояли, и то стремление отстоять свое право достойно жить на своей земле, зародившееся в февральские дни на главной площади Харькова, давала всем силы добиваться победы в затянувшемся противостоянии.

Юрий Апухтин специально для Накануне.RU

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

429

Похожие новости
20 июля 2018, 12:45
19 июля 2018, 16:45
19 июля 2018, 18:00
20 июля 2018, 16:45
20 июля 2018, 12:45
20 июля 2018, 14:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
20 июля 2018, 19:45
17 июля 2018, 16:00
17 июля 2018, 03:45
21 июля 2018, 23:17
21 июля 2018, 23:30
16 июля 2018, 23:15
19 июля 2018, 22:30

Интересное на сайте
06 февраля 2010, 17:37
12 июня 2011, 12:19
03 мая 2011, 12:43
01 марта 2011, 15:10
13 мая 2011, 16:08
22 февраля 2013, 16:53
14 декабря 2010, 14:20