Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

20 лет спустя: "пенсионный дефолт"

"Девальвации не будет! Это я заявляю четко и твердо! Это все просчитано!" – сказал президент Борис Ельцин 14 августа 1998 г., через три дня "черный четверг" обрушил экономику России. 20 лет назад произошел технический дефолт, открылась неспособность страны платить по внешним и внутренним долгам, началась девальвация, рубль обвалился в полтора раза по отношению к доллару, банки отказали вкладчикам в выдаче накоплений. 23 августа председатель правительства Сергей Кириенко ушел со своего поста.

Сегодня Кириенко занимает должность первого заместителя Администрации президента и носит почетное звание Героя Российской Федерации. Конечно, не Кириенко за три месяца на своем посту главы правительства довел страну до мощнейшего кризиса, но все же показательно, что те же лица занимают ведущие должности в стране, сегодня, спустя 20 лет, доведенной до "пенсионного" дефолта. Хотя, в общем-то, в этом нет ничего удивительного?

Доктор исторических наук, экс-депутат Госдумы Вячеслав Тетекин считает, что экономическая политика правительства осталась, по сути, неизменна. И тогдашний дефолт и нынешний "пенсионный дефолт" – вещи, по сути, взаимосвязанные.

"Кириенко был в этот момент премьер-министром, и после этого Совет Федерации принял решение, запрещающее ему вообще занимать властные должности, что потом было нарушено. Но не Кириенко был крайним, его фактически сделали козлом отпущения, просматривается здесь тень господина Чубайса, тех же самых персонажей, которые сейчас в той или иной форме руководят нашей экономической политикой. Господин Кудрин, господин Шувалов где-то поблизости, очевидно, что все эти люди сейчас проводят эту же экономическую политику", – говорит Вячеслав Тетекин.

Эксперт считает, что то, что произошло 20 лет назад, может повториться уже скоро. Если взять показатели промышленного производства и другие экономические индексы, то картина подтверждает самые жуткие опасения.

И так ли был страшен ужасный 1998 г. по сравнению с нашими стабильными двухтысячными, например, с 2008 годом или кризисом 2014 г.? 20 лет назад ВВП упал на 5,3%, в то время как через десять лет это падение составило 7,8%. К 2000 г. ВВП, после того, как экономику от краха было призвано спасать правительство Примакова-Маслюкова, стал рекордно высоким, плюс 10%, но с тех пор он неуклонно падает. В 2015 году – 2,8%, в 2016 – 0,2%, и только сейчас показывает небольшой рост, за первый квартал 2018 г. 1,3%, но методы учета у многих экспертов с недавних пор вызывают сомнения.

По темпам роста, несмотря на то, что мы самая богатая нефтью страна в СНГ, мы остальные бывшие республики СССР не обгоняем. А по уровню зарплат в этом году нас обошла Белоруссия. После дефолта 1998 года и назначения Примакова к наступлению нового века у нас в бюджете был профицит, а через десять лет после дефолта дефицит составил 5,9% ВВП. Судить о показателях промышленности сегодня очень сложно, опять же из-за постоянно меняющихся методов подсчета статистики.

Но если бы все было действительно так радужно, то зачем понадобилось бы повышать НДС и пенсионный возраст? Все это предвещает неизбежное углубление экономического кризиса, считает Вячеслав Тетекин, он согласен, что манипуляции сейчас идут на уровне фиксирования показателей:

"За счет подчинения Росстата Минэкономразвитию, то есть за счет лишения Росстата статуса независимого государственного органа, власть сама себя обманывает и пытается обмануть общественность, будто все в порядке. Но это ложь – все падает, и показатели идут вниз. На самом деле политическая власть и стабильность держатся на том, что за последнюю пару лет подросли цены на нефть, когда было 40 долларов за баррель, они находились в состоянии паники. Сейчас стоимость где-то в районе 75 долларов, и это явно мало, это гораздо меньше, чем 120, с которых начиналось падение, но, по крайней мере, это позволяет держать голову на плаву, нос над поверхностью воды. Но то, что такая экономическая политика неизбежно в самое ближайшее время закончится дефолтом, это абсолютно очевидно".

Доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин Катасонов считает, что дефолт – это не то, что реальность ближайшего будущего, а это то, что происходит уже сейчас – мы не так уж и далеко ушли от России образца 1998 года, когда экономика провалилась под лед.

"Никуда мы не уходили от 1998 года, Россия пребывает в состоянии перманентного экономического кризиса, но тот кризис 1998 года был не обычным кризисом, это был рукотворный кризис, который был создан в результате того, что аферисты из институтов денежной власти, из Минфина и Центрального банка, просто-напросто зарабатывали деньги себе и иностранным партнерам путем эмиссии долговых инструментов и выкачиваем денег на обслуживание долгов из государственной казны. Все предельно просто", – объясняет Валентин Катасонов причины, приведшие к кризису 20 лет назад.

Инфляция тогда разрушила многие предприятия и привела к банкротству средний и малый бизнес практически повсеместно, но главный удар дефолта пришелся на социальную систему, наиболее незащищенные слои населения – пенсионеры, безработные, инвалиды и матери, получающие пособия на детей – оказались в катастрофическом положении. Несмотря на то, что и до дефолта задержки зарплат и невыплаченные пенсии были кровоточащей темой ельцинизма (только в 1997 году задолженность по пенсиям дошла до 17 трлн неденоминированных рублей, долг за пособия на детей – около 10 трлн руб., пособия по безработице — около 2 трлн руб.), даже сейчас реальный размер пенсий пока не достиг уровня августа 1998 г. И даже такой пенсии мы лишаемся в текущем времени.

"Сейчас у нас дефолт не только пенсионный, я думаю, что дефолт и по многим другим позициям: здравоохранение у нас разве бесплатное? В медицине дефолт, в образовании – дефолт, у нас что, образование бесплатное? Да нет, оно фактически на 100% платное, заработная плата тоже с перебоями, с угрозами применения Уголовного кодекса некоторым достается. Так что скрытый дефолт есть", – комментирует Валентин Катасонов.

Странно считать, что должны были бы произойти какие-то изменения, если нынешний экономический блок кабмина руководствуется той же старой экономической теорией, считает политический консультант Анатолий Вассерман. Он видит много причин для дефолта в 1998 г., но главной проблемой называет переориентацию экономики на экспорт в 80-х гг., которая произошла в рамках концепции борьбы с социализмом и была на "ура" принята перестроечным режимом.

"Кроме этого еще и обыгрывалась модная тогда идея глобального разделения труда, идея того, что каждая страна должна самостоятельно делать лишь то, что у нее получается наилучшим образом, а все остальное закупать у других. Сейчас эта идея уже дошла до предела своих возможностей, по сути, зашла в тупик. И скажем, Трампа избрали президентом именно за его предложение отказаться от такой системы и восстановить в Соединенных Государствах Америки все рабочие места, ранее выведенные оттуда в регионы с дешевой рабочей силой в рамках этой концепции", – говорит Вассерман.

Ошибка глобалистов в том, что они не учитывали колебания спроса, нестабильность рынка, и их не остановило и то, что, примыкая к глобальной системе, не у дел они оставляют миллионы людей внутри страны, останавливают цепочки производства, и экономика становится уязвима к любым колебаниям цен.

"Первое из этих потрясений обернулось развалом страны в 1991 г., а следующее тоже было серьезным, но, по счастью, не имело таких последствий для того куска страны, который называется Российская Федерация. То есть тут дело не только во внутренней финансовой политике 90-х гг., а в стратегически неверном курсе, выбранном еще в 1980-е гг.", – говорит Анатолий Вассерман в беседе с Накануне.RU.

Эксперт уверен, что сейчас, когда мы постепенно восстанавливаем внутренние связи на постсоветском пространстве и гарантируем себе стабильность, фильтруя партнеров и делая ставку на такие содружества как Евразийский экономический союз, БРИКс и ШОС – шансы на повторное крупное потрясение, равное тому, что было 20 лет назад, сокращаются. Как пример – наложение друг на друга очередного удешевления нефти и жестких западных санкций вызвало куда меньшее падение курса рубля, чем в 1998 г., то есть кризис 2014 г. прошел заметно легче, чем его предшественник.

"Но тогда падение валюты сработало примерно так же, как сейчас в сочетании с системой контрсанкций, то есть подстегнуло внутреннее производство", – считает Анатолий Вассерман.

Есть ряд экспертов, которые считают, что дефолт оказался хорошим стимулом для собственной промышленности, так как внутренние товары стали гораздо более доступными, чем импортные, конкуренты для отечественного производителя испарились, и огромное количество производительных мощностей, до той поры бездействовавших, вновь заработало, люди встали у станков и начали работать, радуясь, что теперь им "не мешает" правительство.

С наличием позитивных моментов, которые видят некоторые эксперты в кризисе 1998 г., в корне не согласен экономист Валентин Катасонов – то, что дефолт дал толчок развитию промышленности внутри страны, ему кажется очень сомнительным фактом.

"Это обман. Понижение валютного курса стимулирует только ту отрасль, которая занимается экспортом, остальные отрасли от этого только несут потери. Собственно, что такое поддержка экспорта с помощью заниженного валютного курса? Это значит, что кто-то экспортную отрасль субсидирует. Если не уходить в детали, то субсидирует вся остальная экономика и население, но население понятно как субсидирует – покупательная способность рубля падает, поэтому реальные доходы граждан падают. И все это делается для того, чтобы поддерживать экспорт углеводородов, который бы сопровождался при этом возвратом валютной выручки. Это был бы еще не самый худший вариант, но дело в том, что сегодня приняты некоторые решения, которые даже освобождают экспортеров нефти, сырья от штрафов за недекларирование своих валютных доходов. В переводе на русский язык это означает, что фактически, ребята, вы можете не беспокоиться и выводить валютную выручку в любые оффшоры", – комментирует он в беседе с Накануне.RU.

Все помнят, что страну из кризиса 1998 г. вывел Евгений Примаков, который сменил политический курс и средства из кредита МВФ были пущены на поддержку производства, когда как до этого тратились на поддержку рубля. После кризиса 2008 г. укреплять и поддерживать власти пустились не реальный сектор, а банки. Сегодня опрокидывание экономики, несмотря на обвал рубля на фоне санкций, проходит в Slow-Mo – никто не кричит "доллары, золото" и не продает сумки под кожу, – сегодня власть лишает целое поколение заработанных пенсий и повышает налоги, подтверждая преемственность курса – ельцинизма, пусть не "шокового", но растянутого во времени, вопреки примеру управления, приведшему к росту экономики – правительства Примакова-Маслюкова.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

469

Похожие новости
20 ноября 2018, 12:00
21 ноября 2018, 16:00
16 ноября 2018, 14:00
14 ноября 2018, 12:00
13 ноября 2018, 12:00
20 ноября 2018, 12:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
16 ноября 2018, 19:15
17 ноября 2018, 15:15
14 ноября 2018, 21:15
16 ноября 2018, 21:15
18 ноября 2018, 07:15
18 ноября 2018, 15:45
16 ноября 2018, 19:45

Интересное на сайте
14 ноября 2012, 15:10
23 июля 2013, 12:40
03 мая 2011, 12:43
28 апреля 2011, 16:31
14 декабря 2010, 14:20
14 ноября 2012, 15:27
21 марта 2013, 11:02